Глава 2. Механизм


...

II. Эфирный


Не только через один упомянутый нами мозг, однако, впечатления могут быть получены человеком. Почти точно соответствует своей видимой форме и проникает её эфирный двойник (ранее называвшийся в теософической литературе линга-шарирой), и он тоже имеет мозг, который в действительности является не менее физическим, хотя и состоит из материи, находящейся в состоянии, более тонком, чем газообразное.

Если используя психические способности мы рассмотрим тело новорождённого ребёнка, мы найдём его проникнутым не только астральной материей всякой степени плотности, но также и различными состояниями эфирной материи; и если мы возьмём на себя труд проследить эти внутренние тела назад, к своему источнику, мы найдём, что причиной последней является эфирный двойник – шаблон, по которому выстроено физическое тело – сформированный агентами владык кармы; в то время как астральная материя собрана воплощающимся Я – не сознательно конечно – но автоматически, во время его прохождения через астральный план, и является, в действительности, просто развитием на этом плане склонностей, семена которых спали в нём во время его опыта в небесном мире, поскольку на том уровне было невозможным то, что они могли бы развить при наличии степени материи, необходимой для их выражения.

Теперь этот эфирный двойник часто называют проводником человеческого жизненного эфира или жизненной силы (называемой на санскрите праной), и всякий развивший психические способности может в точности видеть, что это так. Он увидит солнечный жизненный принцип почти бесцветным, однако ярко сияющим и активным; он постоянно изливается солнцем в земную атмосферу; он увидит, как эфирная часть его селезёнки, задействуя свою удивительную функцию, поглощает ту вселенскую жизнь и превращает её в прану, чтобы она с большей лёгкостью могла быть ассимилирована телом; и тогда она протекает по всему телу, пробегая вдоль каждого нервного волокна крохотными шариками красивого розового цвета, вызывая сияние жизни, здоровья и активности, проникающей в каждый атом эфирного двойника, и когда розовые частички поглощаются, излишний жизненный эфир излучается из тела во всех направлениях, как голубовато-белый свет.

Если он вникнет дальше в действие этого жизненного эфира, он скоро увидит причину, по которой следует склониться к мнению, что передача впечатлений к мозгу зависит скорей от регулярного потока по эфирной части нервных волокон, чем от обычной вибрации частиц их более плотной и видимой части, как это обычно предполагается. Детальное описание экспериментов, в результате которых была установлена эта теория, заняло бы у нас слишком много места, но достаточно будет отметить один или два простейших из них, чтобы показать основные их идеи.

Когда палец становится полностью оцепеневшим от холода, он неспособен чувствовать; и тот же феномен нечувствительности по своей воле может произвести месмеризатор, который несколькими пассами над рукой подопытного приведёт её в состояние, в котором она может быть уколота иголкой или обожжена пламенем свечи без малейшего переживания болевого ощущения. Посмотрим теперь, почему наш подопытный не чувствует ничего в обоих этих случаях? Нервные волокна всё ещё здесь, и хотя в первом случае может быть высказано мнение, что их действие было парализовано холодом и отсутствием крови в сосудах, это конечно не может служить объяснением во втором случае, где рука остаётся при нормальной температуре и кровь циркулирует, как обычно.

Если мы призовём на помощь ясновидящего, мы сможем получить нечто более близкое к истинному объяснению, поскольку он скажет нам, что отмороженный палец кажется мёртвым и кровь не может циркулировать по сосудам по той причине, что розовый жизненный эфир более не течёт вдоль нервных волокон; а мы должны помнить, что хотя материя в эфирном состоянии и невидима обычному взгляду, она тем не менее – вполне физическая и поэтому может быть подвержена действию холода и тепла.

Во втором случае он скажет нам, что когда месмеризатор производит пассы, которыми делает руку подопытного нечувствительной, на самом деле он изливает свой собственный жизненный эфир (или магнетизм, как это часто называют), при этом на время вытесняя из неё эфир подопытного.

Рука всё ещё тёплая и живая, потому что жизненный эфир всё ещё проходит через неё, но поскольку это более не специализированный жизненный эфир подопытного, он не находится в состоянии раппорта с мозгом, он не передаёт никакой информации в этот мозг, и следовательно, ничего не ощущается в руке. Из этого представляется очевидным, что не только сам жизненный эфир выполняет работу по передаче впечатлений извне к человеческому мозгу; совершенно необходимо его присутствие в состоянии, в котором он выделен самим человеком для передачи вдоль нервных волокон.

Как всякое изменение в циркуляции крови влияет на восприимчивость плотной материи мозга и изменяет таким образом надёжность восприятия доставляемых ему впечатлений, так и состояние эфирной части мозга подвержено влиянию всякого изменения объёма или скорости этих жизненных потоков.

Например, когда количество нервного эфира, выделенного для этой цели селезёнкой, падает по любой причине и становится ниже среднего, тут же чувствуется физическая слабость и утомление, и если при этих условиях также случится, что скорость его циркуляции увеличится, человек становится сверхчувствительным, сильно раздражительным, нервным и возможно даже истеричным, причём в таком состоянии он часто более чувствителен к физическим впечатлениям, чем обычно; и часто случается так, что личность, страдающая от слабого здоровья, видит явления или видения, совершенно не воспринимаемые её более крепким соседом.

Если же, напротив, и объём, и скорость жизненного эфира уменьшатся одновременно, человек ощущает значительную слабость, становится менее чувствительным к внешним влияниям и вообще чувствует себя слишком слабым, чтобы обращать внимание на то, что с ним происходит.

Следует помнить также, что та эфирная материя, о которой мы говорили и более плотная материя, которую обычно признают принадлежащей физическому мозгу, в действительности являются частями одного и того же физического механизма, и поэтому никакая из этих частей не может быть подвергнута влиянию без незамедлительного создания некоторой реакции в другой. Следовательно, не может быть уверенности в том, что впечатления будут правильно переданы через этот механизм без нормального функционирования обеих его частей; каждое отклонение в любой части может очень легко заглушить или нарушить его восприимчивость, производя расплывчатые или искажённые образы всего, что ему представлено. Более того, как сейчас будет объяснено, он бесконечно более подвержен таким ошибкам восприятия во время сна, нежели в бодрствующем состоянии.