Глава 5. Сны


...

IV. Живой и связанный сон


Это иногда воспоминание, более или менее точное, реального астрального опыта, который пережило Я, путешествуя вдали от своего спящего физического тела; более часто, возможно, это драматизация, которую развило Я из некого пустякового физического звука или прикосновения, или случайной идеи, которой случилось поразить его.

Примеры последнего вида уже приводились, и можно также найти примеры первого. Мы можем взять в качестве этого приведённый мистером Эндрью Лэнгом в «Снах и призраках»[5] рассказ известного французского врача Бриера де Буамона, который описывает свой личный опыт.

«Мисс С., леди прекрасного ума, жила до своей свадьбы в доме своего дяди Д., знаменитого врача и члена Института. Её мать жила тогда в сельской местности и была серьёзно больна. Однажды ночью девушке приснилась мать, бледная и умирающая; она особенно сожалела об отсутствии двух её детей, одного – кюре в Испании и другого (её) – в Париже.

Затем она услышала, как произнесли её собственное имя, полученное при крещении – „Шарлотта!“ и в своём сне она увидела людей вокруг своей матери, которые принесли её маленькую племянницу и крестницу Шарлотту из соседней комнаты. Она показала знаком, что хотела не эту Шарлотту, а свою дочь из Парижа. Она изобразила глубочайшее сожаление; выражение её лица изменилось, она откинулась назад и умерла.

На следующий день грустное настроение мисс С. привлекло внимание её дяди. Она рассказала ему свой сон и предположила, что её мать умерла.

Через несколько месяцев, когда её дядя отсутствовал, она приводила в порядок его бумаги, которые он не хотел, чтобы кто-либо трогал. Среди них было письмо, содержащее историю смерти её матери со всеми деталями её собственного сна, которое Д. скрывал, чтобы оно не потрясло её слишком сильно.»

Иногда ясновидческий сон касается вопросов меньшей важности, нежели смерть, как в следующем случае, который приведён доктором Ф. Дж. Ли в «Проблесках в потёмках»[6]. Матери приснилось, что она видит своего сына в странно выглядевшей лодке, стоящего на ступеньке внизу лестницы, ведущей на верхнюю палубу. Он выглядел очень бледным и уставшим и говорил ей серьёзно: «Мама, мне негде спать». Через некоторое время от сына приходит письмо, в котором он прилагает набросок этого любопытного судна, демонстрирующий лестницу, ведущую на верхнюю палубу; он также объяснил, что в определённый день (когда его мать видела сон) шторм чуть не потопил их лодку и безнадёжно намочил его кровать, и этот отчёт кончался словами «мне было негде спать».

Совершенно ясно, что в обоих этих случаях спящие, движимые мыслями любви и тревоги, действительно путешествовали в астральном теле во время сна к тем, чья судьба их так остро интересовала и просто были свидетелями различных событий, имевших место.