Глава 1. Введение

Многие предметы, в соприкосновение с которыми нас приводят наши теософические исследования, настолько далеки от опыта и интересов повседневной жизни, что чувствуя к ним влечение, растущее в геометрической прогрессии по мере того, как узнаём и понимаем их лучше, мы всё ещё испытываем, где-то в глубине нашего ума, лёгкое чувство нереальности или, по меньшей мере, непрактичности, имея дело с ними. Когда мы читаем о формировании солнечной системы, или даже о кругах и циклах нашей планетной цепи, мы не можем ничего переживать; однако это интересно как абстрактное исследование, полезное само по себе, показывающее, каким образом человек стал таким, каковым мы его находим, тем не менее это ассоциируется лишь косвенно с той жизнью, которой мы живём здесь и сейчас.

Однако относительно нашего настоящего предмета подобного возражения выдвинуть нельзя – все читатели этих строк видели сны – возможно многие из них имеют обыкновение видеть их регулярно; и поэтому они могут быть заинтересованы в предоставлении отчёта о феномене сновидения в свете, бросаемом на него исследованием, проведённым согласно теософическому направлению.

Психология bookap

Наиболее удобным методом, при помощи которого мы сможем привести в порядок большинство аспектов нашего предмета, возможно, будет следующий: сначала весьма тщательно рассмотреть механизм – физический, эфирный и астральный – посредством которого впечатления доставляются нашему сознанию; во-вторых, посмотреть, как сознание в свою очередь воздействует на этот механизм и использует его; в-третьих, отметить условия, в которых и сознание, и его механизм находятся во время сна; и в-четвёртых, расследовать, каким образом при этом создаются различные виды снов, переживаемые людьми.

Поскольку я пишу в основном для изучающих теософию, я буду чувствовать себя свободным в использовании, без подробных объяснений, обычных теософических терминов, с которыми, как я вполне могу предположить, они знакомы, поскольку в противном случае моя маленькая книжка могла бы превысить назначенные ей пределы. Если же она однако попадёт в руки тех, для кого использование подобных терминов составляет трудность, я могу лишь извиниться перед ними, отослав их за этими предварительными разъяснениями к любой вводной книге по теософии, такой как «Древняя мудрость» или «Человек и его тела» Анни Безант.