2. Мир за оградой


...

Жемчужина высокой башни

На клиентский стул садится девушка, ее зовут Анна, она лишена каких бы то ни было знаков провинциальной жизни и выглядит очень ухоженно, по-европейски.


Анна: Город, где я живу, небольшой и какой-то серый.

Терапевт: На ладошке помещается?

Анна: Да, наверное, даже меньше.

Терапевт: Его можно закрыть ладошкой? Он серый и весь спрятался? А откроешь ладошку – опять видно?

Анна: Дело в том, что тогда он грязный след на ладошке оставляет, его просто не хочется брать. Просто мне неприятно в нем находиться. Чувствуешь себя какой-то несобранной, неуютной и чужой. Но там приятное – мой дом. Он мне очень нравится. И когда там одновременно и мой дом, и мой город, это и грустно, и приятно.

Терапевт: Опишите его подробно.

Анна: Моя квартира мне очень нравится. В данный момент она такая, как я и хотела. Мне в ней уютно, комфортно.

Терапевт: Опишите место, в котором вы лежите или сидите. Что вокруг вас, к чему можно руку протянуть, куда можно посмотреть, какие звуки можно услышать. Создайте объемный гобелен.

Я думаю, что ей было бы очень полезно делать какую-нибудь ручную работу, например, ткать гобелен. Когда женщина создает своими руками ковер или гобелен, у нее возникает особое эмоциональное состояние. Она всматривается, выбирает краски, и это ее очень организует. Во фразе «создайте объемный гобелен» содержится скрытое сообщение о задействовании непосредственного сенсорного восприятия: глаз и рук одновременно…

Анна: У меня есть свой рабочий стол, там такой особый стул, на котором очень удобно сидеть. Когда я на нем сижу, мне кажется, что за моим столом лучше работать. Я иногда своим детям разрешаю посидеть. У меня окошко, правда, с правой стороны. Но мне это нравится. За окошком ко мне деревья заглядывают. И когда весна, листочки распускаются и как-то свежо в комнате. Я еще люблю свои ящички в столе. И я люблю сложить туда те книги, с которыми в данный момент работаю. Другие я как-то стараюсь на полках держать – те, что в данную секунду не нужны. Мне нравится, как у меня стоят кассеты, что это все можно взять в любой момент. И я очень прошу, чтобы тот, кто берет мои вещи, клал их именно так, как положила их я. И мне неприятно, когда нарушается этот порядок. У меня есть своя особая ручка, и когда я сажусь, у меня особое настроение и мне приятно пользоваться тем, что рядом со мной. Второй стол стоит в спальне. У меня только трехкомнатная квартира, к сожалению, поэтому стол у меня в спальне. Передо мной стоит шифоньер. Мне это тоже нравится, я всегда с удовольствием смотрю на него, он такой красивый. Зеркало в нем мне очень нравится. Я его иногда сдвигаю, чтобы можно было комнату по-другому видеть. Правда, я еще до конца комнату не оформила. Но я уже представляю, что там будет. Когда я остаюсь одна, то всегда закрываю двери, мне это нравится. Они красивые. И когда я остаюсь одна, мне никто не мешает, и я с таким удовольствием что-то читаю, отбираю, просто для себя – то, что я сейчас хочу. Иногда не все понятно, иногда злишься на это… Но потом – как-то всплывет, вспомнится… А иногда я просто откладываю, беру что-то другое. Мне в последнее время нравится чередовать совершенно разное. Еще я люблю себе устраивать перерывы, когда иду на кухню готовить. Я люблю готовить. Когда поработаешь, так приятно пойти на кухню… Но я хотела бы, чтобы в тот момент там никого не было, потому что я еще думаю о том, что я прочитала или выписала. Иногда я беру с собой на кухню магнитофон и слушаю кассеты. Часто слушаю ваши кассеты. Иногда чего-то не понимаю, пока слушаю в комнате, а в кухне оно как-то приходит в соответствие, обыгрывается… И получаю удовольствие от того, что что-то приготовила и что-то поняла, от того, что раньше казалось трудным и непонятным.

Терапевт: А какую вы хотели бы решить проблему?

Анна: Какую проблему я хотела бы решить? Просто больше доверять себе, проще верить в то, что я что-то могу. Пока все.

Терапевт: Никаких медицинских проблем не хотите решать?

(Анна молчит.)

Терапевт: «Хочу, но не здесь», – сказала она.

Анна: Угу.

Терапевт: Но может быть, вы хотя бы намекнете, какой-нибудь образ создадите того, что вы хотели бы решить.

Анна: У меня бронхит бывает, и он просто мучает, неприятно. И вообще, когда я волнуюсь, у меня затруднения с дыханием, и я не пойму, в связи с чем это. Не хватает воздуха.

Терапевт: С каким животным вы стали бы дружить, если бы выбирали из разных диких животных?

Анна (иронично): Из разных диких животных? Со львом.

Терапевт: Со львом?

Анна: Угу.

Терапевт: А еще с кем?

Анна (очень серьёзно): Еще с кем? Наверное, с медведем.

Терапевт: Лев и медведь.

Анна: Угу.

Терапевт: А медведь каким бы у вас был, с какими свойствами?

Анна: Медведь был бы такой большой, коричневый. У него должна быть чистая шерсть, мягкая такая. Вообще очень мудрый, сильный, уверенный, объемный.


Сейчас мне хотелось задать ей несколько неожиданных вопросов, чтобы получить больше информации – и не столько о содержании, сколько о способах ее реагирования. И она называет животных в мужском роде – лев и медведь, большие, сильные животные – аналог защитников. Можно из этого заключить, что, скорее всего, в семье она больше тянет упряжку, чем выступает украшением светского льва. Затем все эти звери, которые рычат. Я думаю, к ее бронхиту это имеет такое отношение: когда ей не хватает воздуха, хочется рычать, рычать подавленными чувствами. Ей вообще хочется разогнуться, почувствовать себя более вальяжно, снять с себя ношу, потому что трудно себе представить, что на льве или медведе кто-то носит ношу.


Терапевт: Хорошо. Давайте закроем глаза, попробуем сесть поудобнее. Сейчас будем сочинять вам сказку. Попробуем представить себе, что если будем сидеть удобно, совсем удобно, то сможем вспомнить или вообразить себе, как начинается сказка про Алису в Стране Чудес. Она начинается с того, что девочка Алиса читает книжку с картинками, ей очень уютно, она засыпает.


Я думаю, что для нее очень важно состояние грезы. Когда не столь важно, что она читает, а важно само сноподобное состояние, проникновение, возвращение способности мечтать. Ей нравится само это положение, когда я говорю, «читать книжки с картинками» и «Алиса» (пример книжки и для взрослых, и для детей). Она может ее читать сейчас, увлеченно, взрослой, она может читать ее для своего сына, которого любит… И эта книжка о странностях, и особенно актуально, что в этой книжке Алиса то растет, то уменьшается… Алиса выбрана еще и потому, что это наверняка история, которую никто не помнит и она тоже не помнит целиком этой книжки, история не такая уж простая… Здесь ключевые слова – «книжка с картинками» и «Алиса в Стране Чудес». Страна Чудес, возможности, открытости. Ее угнетает, хотя она об этом и не говорит, ее слишком определенная жизнь. Ей хотелось бы попутешествовать. Причем попутешествовать не в каком-то определенном физическом пространстве, а в грезе. Поэтому сама реальная внутренность «Алисы в Стране Чудес» здесь не важна.


Она засыпает… и совершает волшебное путешествие… в страну, где так многое свершается… Давайте представим себе, что вы рассказываете кому-то сказку… и вам немножко тревожно от того, что вы не знаете, что в этой сказке происходит дальше. И вам очень приятно, что каждый раз само собой придумывается каждое следующее звено этой сказки… Как будто вы перелистываете какие-то страницы… или слушаете чей-то тонкий голосок… И стоит вам только улыбнуться… потереть свои запястья… нежно потрогать свои руки… как сами собой в вашей голове рождаются образы… И если вам начинает казаться… что вы не знаете, что произойдет дальше… это значит, что вам хочется принять другую удобную позу… немножко подвигать ногами… сесть поудобнее…

Одна из главных пар полярностей этого транса – это «тревожность-покой». «Вы не знаете, что будет дальше, и вас это тревожит, но вам спокойно» – это дает возможность расслабиться… Потому что один из элементов ее состояния – частая тревога по пустякам…


И как в детской постельке… или во взрослом сне… стоит лечь поудобнее, как сон опять начнет струиться… и сам себя разматывать… как клубочек с шерстью… Вы можете представить себе… кошку… которая играет с клубочком… его разматывает… Так же постепенно… шаг за шагом… может разматываться эта история… Иногда вы забываете… то ли вы слышите ее… то ли вы ее рассказываете… то ли, как с Алисой в Стране Чудес… это с вами случается… Вы идете по дорожке… дорожка ведет вас куда-то… как будто это дорожка через очень чистый лес… забытый лес… песчаная тропинка… И хотя эта дорожка находится очень близко от какого-то города… вы не знаете, где это… Вам очень нравится… что это чистая дорожка между лесом и парком… совершенно безопасна… И вы начинаете думать, что, скорее, вам это снится…

Дорожка между лесом и парком – очень интересный многоуровневый образ. Лес – это что-то более дикое, менее предсказуемое, тревожное, а парк – то, что возделано, имеет ясную структуру, приручено. Если для нее в данный момент важны мотивы тревоги и покоя, и некоей балансировки между ними, то она идет по дорожке, и у нее с одной стороны – лес, а с другой стороны – парк, значит, есть предмет для возможных беспокойств, для возможной непредсказуемости, а, с другой стороны, наоборот, безопасно, ухожено, понятно. И вот она идет между ними, и, если хочет, может зайти немножко в лес, потом выйти и зайти немножко в парк, и это ее свобода двигаться, углубляться в любую из сторон. Образ таков: она вольна варьировать степень непредсказуемости, тревоги и покоя. И оттого, что она активно выбирает, ей безопаснее: это не с ней происходит, а она сама выбирает, насколько глубоко заходить в покой или в новизну.

Сейчас я расскажу вам историю… Вы можете представить… как в сказке… что однажды жила девочка… которую поместили в башню… высокую, высокую башню… без окон, без дверей… И она жила в этой башне… очень высоко… туда не могли проникать другие люди и ее видеть…

Она себя часто чувствует заточенной, лишенной достаточных выборов, то есть, ей не хватает смелости принимать собственные решения. Ее раздражает, что она находится в ситуации, когда за нее многое определено.

И вы можете почувствовать себя в этой башне… где очень уютно и тепло… Она находится высоко-высоко… где очень чистый воздух… и так приятно дышать… И вы можете дышать этим воздухом… наслаждаться каждым его глотком… И этот воздух сам собой открывает ваши легкие… и входит в них… И очищает их… И вы знаете, что вас поместили в эту башню… почему-то поместили в эту башню… Вы уже не думаете, почему… просто живете в ней… И это особая, волшебная башня… И в этой башне… вы живете… вы смотрите вдаль с нее… Вдаль… вдаль… И ходите по комнате… и у вас есть много волшебных предметов… Иногда вы смотритесь в зеркало… совсем недолго… в волшебное зеркало… И когда вы долго сидите… и чувствуете себя очень хорошо… и о чем-то мечтаете… и у вас появляется способность… в этом зеркале видеть… разные картинки… что и где происходит… И именно потому, что вы живете в высокой башне… и никуда не выходите… вы можете очень ясно увидеть… очень хорошо понять… что происходит далеко от вас… Стоит только это вообразить… И иногда, когда вы видите что-то… что вас заставляет грустить и плакать, и печалиться… вы идете к своему столу… открываете свой потайной ящичек… а в ящичке находится шкатулочка… а в шкатулочке – маленький мешочек… из очень красивой кожи… И вы открываете этот мешочек… достаете волшебную резиночку… и эта волшебная резиночка… стоит только потереть ею… одну дощечку на своем столе… стирает все неприятные воспоминания… И тогда воспоминания остаются… но все неприятное… все то, что вас беспокоит… какие-то иголочки… стираются… И вы смотрите любые картинки из своего прошлого… смотрите на самые разные отношения, которые были у вас когда-то, давным-давно… И этой резиночкой трете… эту дощечку… И как переводная картинка… вам очень нравится, что все, что было… становится еще ярче… еще виднее… Но при этом все неприятное – то, что тревожило вас… куда-то стирается… И стоит вам потереть эту дощечку… как одна и та же картинка меняется… Как будто вы видите ситуацию с разных сторон…


Клиентка на некоторое время застывает в воспоминаниях и муссирует неприятные воспоминания, и мне хочется дать ей метафору возможности стирания неприятных воспоминаний.


И пока вы ее рассматриваете с разных сторон… вы очень глубоко дышите… И вам приятно, что ваше дыхание такое полное… такое вкусное… такое чистое… и такое неторопливое… И иногда вы смотрите в зеркало… и видите то, что происходит далеко-далеко… И опять прячете свою резиночку… в мешочек… в шкатулочку… в ящичек… в стол… И отходите и ходите по комнате… И когда вы мечтаете… иногда вы зажигаете свой камин… и греетесь его теплом… Вам очень хочется бросать в этот камин… пахучие вещества… Вы чувствуете, как от камина отходит облако тепла… жар окутывает вас… Вы покачиваетесь… вам теплее около камина… И чувствуете, как теплыми становятся… ваши руки… ноги… это тепло оберегает вас и покачивает… И в вас вливаются силы… и бодрость… И вы видите сны… думаете думы… И ходите по комнате…

Для нее такого рода нерезкие ощущения важнее, чем более резкие… Для нее значителен тонкий, едва различимый запах, общее ощущение ауры тепла…


И когда вы хотите… когда вы хотите… вы чувствуете себя удобно… и хорошо… И у вас есть друзья… волшебные животные… которые иногда приходят с вами пообщаться… Вы можете представить себе, что у вас есть лягушка… волшебная лягушка… которая иногда приходит и смотрит на вас большими глазами… Иногда она прыгает прямо вам на грудь… и ровно, ровно дышит… Вы чувствуете ее прохладу, ее покой… И вам еще ровнее и спокойнее дышится… И эта волшебная лягушка… одна из немногих, кто может проникать в вашу башню… Она может выходить на волю… и выполнять разные поручения… И время от времени… вы можете для развлечения… послать стрелу из волшебного лука, который у вас есть… куда-то… и лягушка может пойти вслед за этой стрелой…


Образ лягушки выполняет очень важную функцию. Ассоциация с этим образом – это болото в груди. Лягушка – существо, которое ассоциируется с влагой, с болотом, с бульканьем… И лягушка, которая прыгает на грудь – это как бы бронхит. И когда на вас прыгает такая лягушка, а вы спокойно продолжаете дышать, улыбаетесь, и эта напасть вас не беспокоит – это очень важная реакция… Лягушка – существо, которое во что-то превращается. Заколдованное… Животное безобразное, но потенциально оно может превратиться во что-то прекрасное.


И вы можете смотреть в свое волшебное зеркало… и видеть все, что находится на пути… Все, что происходит… И вы знаете, что эта лягушка может во что-то превращаться… и почему-то вы уверены… что если захотите… вы тоже, когда будет нужно… как эта лягушка… сможете превратиться в то, во что захотите… А еще иногда к вам прилетает волшебный голубь… вам нравится его гладить… и петь ему песенки… и слушать, что он вам говорит… И вместе с ним вы смотрите наверх… и видите звезды… И когда вы смотрите в ваше зеркало… и видите небо… как будто бы это зеркало открывается, как окно, во все стороны… во все стороны…

А иногда к вам приходят ваши лев и медведь… они ревнуют вас друг к другу… И каждого из них… вы можете потрогать… И вы знаете, что если вам будет нужно, они всегда окажут вам любую помощь…


Клиентка склонна к колебаниям. Ей трудно принять решение. В данном случае она любит и того, и другого – и это хорошо. И того можно потрогать, и этого. Идея выбора из болезненной проблемы превращается, наоборот, в игру, в удовольствие: и так хорошо, и эдак хорошо. Вместо того, чтобы – и так плохо, и сяк плохо.


И иногда вам хочется попутешествовать в самые дальние края… Вы смотрите в свое зеркало… И оно показывает вам какой-то город… который вы хорошо знаете… Он уютный… Вы радуетесь тому, что живете в высокой башне… Иногда грустите, и вам хочется спуститься вниз… И тогда вы спрашиваете свое зеркало… о чем-то… и оно опять вам что-то показывает…


Образ высокой башни – образ донашивания, созерцания, неспешности, доверия к себе, привыкания к чему-то важному… Проблема нерешительности, неуверенности в себе на одном уровне – нечеткая схема тела, неловкость. А на другом уровне – это проблема принятия решений, колебания, неуверенности. Вместо этого предлагается два четких полярных состояния: с одной стороны – рассматривание, созерцание, дозревание, удовольствие от процесса, который не приносит результата, а с другой стороны – простое действие, отчетливое желание, осознанность.


И вы можете представить себе… как на морском дне… глубоко под водой… в песке… лежит раковинка… а в раковинке находится жемчужина… И эта жемчужина блестит… и никто этого не видит… Раковина обрастает илом… зарывается в песке… И ваше волшебное зеркало… показывает вам, где это находится… И вы решаете, во что бы то ни стало… достать себе эту раковину… И вот вы бросаете в свой камин разные вещества…

Раковина – это одна из оболочек, одна из защит. Можно уединиться в башне, лечь на дно или закрыться в раковину, и представить себя защищенной. Бросание в камин каких-то веществ ассоциируется с тонким ароматом, аурой, чувствительностью, доверием к тонкой части себя.


и начинаете пристально-пристально, как будто прицеливаетесь… с помощью волшебной стрелы… вглядываться в это изображение… чтобы очень четко представить… где же именно находится эта раковина… И потом, сквозь это зеркало… вы прицеливаетесь… вы стараетесь прицелиться… и пустить стрелу… и попросить свою лягушку, чтобы она достала для вас эту раковину… или привела вас к ней… И у вас появляется уверенность… что стоит только вам достать эту жемчужину из своей раковины… из-под ила, из-под этого серого дна… и вынести на берег… и пронести через этот город… стоит вам только обрести эту жемчужину… и начать ею любоваться… и смотреть на ее ровные бока… небывало большую жемчужину… как сквозь эту жемчужину… и сквозь еще одно маленькое окно… вы сумеете выбраться на волю… как сквозь волшебный туннель… пройти… и унести ее с собой… Как будто эта волшебная жемчужина… может стать невидимыми и очень тонкими доспехами… которые вы можете на себя надеть… как мантию, в которой вы можете двигаться среди города…


Клиентке обязательно нужно найти в самой себе некую жемчужину – то, что ей нравится, например, возможность иногда рассматривать свои красивые глаза или трогать свою кожу…Она устает, утомляется, ее многое коробит, но если она научится символическим образом создавать защиту вокруг себя, оболочки, мантии, ей будет легче. Она могла бы представить себе, что ее одежда – это оболочка, которая защищает ее тело… Или найти особый способ смотреть в сторону и делать жест рукой, отодвигая того человека, который ей неприятен. Такие символические действия помогут ей создать свой мир, которым она сможет управлять. При помощи этого символического отодвигания, никому не видимого танца, изящных передвижений своего собственного тела, она, находясь в ситуации общения с другими людьми, в ситуации, которая ее коробит и стилистически не нравится, создает для себя состояние, которое, казалось бы, возможно для нее только во время полного отдыха – в башне, в теплой ванне, в тех состояниях, оболочка выстраивается легче, как в лепестках роз, в клубах тепла.


Двигаться… Никто не увидит этой мантии… В ней вы будете чувствовать себя защищенной… и чувствовать себя так же спокойно, как в башне… высоко-высоко… в чистом воздухе… И вы посылаете лягушку… целуете ее… и просите ее достать вам эту жемчужину… И долго, долго прицеливаетесь… и смотрите в свое волшебное зеркало… И вы понимаете, что вам нужно очень хорошо успокоиться… ни о чем не думать… никуда не стремиться… замереть, чтобы вода над этой жемчужиной… над этой раковиной… совсем очистилась… Чтобы лягушка нашла в ней дорогу… чтобы вы помогли своими чувствами лягушке… сосредоточиться… двигаться прямо к цели…


Здесь, среди прочих, имеется следующее значение: клиентке иногда хочется уйти в раковину, и она не должна этого стесняться и силой себя оттуда вытаскивать… Если ей нужен покой, то нужно уйти в терем, залезть в башню, окутаться десятью одеялами, согреться, заснуть… Быть в раковине – ее право. Иногда можно не торопиться, спокойно ждать момента, когда она сама выйдет из раковины… Она почувствует, что пора, и тогда очень быстро сможет принять решение, открыть глаза, прицелиться, пустить стрелу. Коробящая ее, нелепая, неизящная, некрасивая лягушка – тоже очень важное ее состояние, и очень важно приручить это состояние, найти с ним контакт, не торопить себя в этом состоянии, любить себя в этом состоянии… Именно в нем, она может найти правильное решение, ответ, импульс, который в дальнейшем приведет ее к какому-то важному открытию.


И идет время… много проходит времени… И вы по-прежнему хорошо чувствуете себя в этой башне… Но мысленно вы уже видите… как выходите из нее… И эта жемчужина… как волшебный тоннель… как мантия… ведет вас за собой…

Клиентка все лучше и лучше запоминает это особое состояние созерцания, одиночества, покоя, условно называемое «состояние в башне». Она лучше фиксирует состояния, когда рассматривает что-то красивое – ее увеличительное стекло, ее волшебное окно в какое-то другое пространство переходит в тоннель. Сделав еще несколько сосредоточенных движений, пребывая в состоянии созерцания этой жемчужины, она попадет в тоннель. Ее способность защищать себя, чувствовать себя в оболочках, которые ее отодвигают и оберегают в общем мире, увеличивается.


И вот проходит какое-то время… и к башне собираются волшебные животные… И лев забирается на медведя… и подсаживает лягушку… и лягушка протягивает жемчужину… но не может достать…


Это напоминание о сильных животных, на которых она может опереться. То, что они сильные, подчеркивается еще и тем, что одно животное забирается на другое, и они поднимают лягушку (для нее – состояние лягушки), которую она не любит. Состояние превращенности, заколдованности. Оно получает мощную опору в виде понимающих ее положительных друзей, а лягушка, собственно, и протягивает ей жемчужину. Иными словами, связь между наиболее тонким и нежелательным состоянием тем самым упрощается, и переход между ними становится возможен. В таком символическом пространстве, в геометрии сна, лев как бы вложен в медведя, лягушка вложена во льва, а жемчужина – в лягушку. Все это некие оболочки, которые существуют для нее.


Тогда голубь берет жемчужину в свой клюв… и проникает к вам… И вы смотрите на жемчужину… внимательно-внимательно… пристально-пристально… У вас в глазах появляются слезы… вы чувствуете, что в глазах появляются слезы…


Слезы – аналог жемчужины, способность очищать себя. Слезы – иная форма выражения. Она важна как оппозиция бронхиту: когда влага в легких застаивается, заболачивается, похоже, что некие чувства клиентки недостаточно отреагированы, зажаты. И зажатость часто ощущается как тяжесть в груди. Плакать и при этом то грустить, то радоваться – значит освобождаться от зажатости, от обручей, стягивающих грудь.


Вам очень легко и свободно дышится… Вы чувствуете, что вся влага… которая у вас только есть, выходит через ваши глаза… Потому что им очень трудно смотреть на эту яркую жемчужину… Она начинает расти, расти… И вы входите в нее… входите в нее… И понимаете, что в этой волшебной жемчужине… всегда с ней вместе вы можете выйти из этой волшебной башни… И вы заворачиваете эту жемчужину… кладете ее в свой волшебный, маленький кожаный мешочек… где лежит ваша резиночка для того, чтобы стирать все неприятное…


У нее есть свой мешочек – кожаный, уютный. В этом мешочке есть своя резиночка, в этом мешочке есть жемчужина – волшебные предметы, талисманы. Эти образы выражают ее способность, как в сказке, обретать связь с деталями. За счет того, что она наблюдает детали, говорит деталями, трогает их, она в какой-то момент может от них получить поддержку, потому что они аккумулируют в себе энергию волшебства, другого мира.


И вы выходите с ней вместе в город… и идете по улице… И эта волшебная жемчужина становится вашей мантией… которая вас оберегает от всего… это ваше волшебное средство… ваша волшебная палочка… И куда-то ведет… Вы можете у нее попросить совета… или, потеряв ее… вернуться обратно в башню…


Образ башни. Возможность на пути делать остановки, спокойно дышать, расслабляться, созерцать нечто красивое, формировать внутренний мир, внутренние образы и сбрасывать лишнее напряжение, сбрасывать чужую форму.


И с вами всегда находится ваша резиночка… которая может привести вас назад… И которой вы можете стереть все, что захотите… И ваша жемчужина… которая ведет вас вперед… и с которой вы ничего не боитесь… И куда-то двигаетесь…

«Ведет вас вперед, и вы ничего не боитесь, вы двигаетесь» – очень важный мотив, повторяющийся много раз. Вы двигаетесь, вы не стоите на месте, вы не заболачиваетесь, вы перемещаетесь, вы принимаете решение, вы приглядываетесь – это импульсы, это шаги, это ощущение легкости, движения, танца. Это удовольствие от созерцания, от стояния на месте, от сосредоточения, удовольствие от начала движения.


И вам кажется, что вы начинаете расти, расти… И из маленькой девочки вырастаете… во взрослую… большую и сильную женщину…

Возвращение к сказке «Алиса в Стране Чудес». Это мотив относительности возраста, мотив снятия комплекса «рано или поздно», «молодая я или старая», мотив емкости перемещения.

которая то становится львом… то медведем… а то превращается в голубка… а иногда… чтобы отдохнуть… и чтобы оттолкнуть от себя все лишние глаза… чтобы опять остаться в башне… превращаетесь в лягушку… И это очень удобно… сохраняя свою жемчужину… двигаясь по городу… превращаться в разных животных… и чувствовать себя совершенно по-разному…

Превращаться в разных животных – это способ играть разные внутренние роли, во внешней, социальной роли оставаться одной и той же, но чувствовать себя по-разному. Это способность меняться – менять одежду, менять состояния. Чем больше игры, чем больше внутреннего танца и переидентификации с внутренними персонажами, тем больше внутренняя живость.

А когда устаешь… в любой момент… можно потереть свою жемчужину… и опять построить свою башню… и почувствовать ее чистый воздух и покой… и тепло своего камина… заглянуть в свое зеркало… поговорить со своими друзьями… и остаться в полном одиночестве… И сесть за свой стол… и, если нужно, выдвинуть ящик…


Перечисляются знаки, входы в ее ресурсное состояние. Для нее все это – значимые вещи, от которых она насыщается энергией. Теплая комната, тепло камина, полуосвещение, беседа с друзьями, возможность сесть за свой стол, сосредоточиться – вот ее отдельные ресурсные состояния, которые ее насыщают покоем. Это напоминание – как бы перебиранием четок – о различных состояниях.


достать шкатулочку… достать мешочек… посмотреть свою резиночку… Посмотреть на то, как резиночка уживается с жемчужиной… И порадоваться тому… что резиночка находится так близко… а жемчужина, которая была так далеко… пришла к вам…


Заглядывание внутрь чего-то. Изнутри ящика вышла шкатулочка. Это эффект увеличительного стекла, выхода на другие детали и, опять же, защитных оболочек. Чего-то, что находится глубже, клад, тонкий звук. Аналог удобных внутренних поз, внутри обычных поз нахождение глазом красивого среди общего, настроение, которое является избранным, ресурсным, на котором можно сосредоточиться среди многих других текущих настроений. И жемчужина – это награда, что находится после того, как сделать за эти шаги вовнутрь чего-то. Тропинка вовнутрь – знакомый стол, знакомая поза, ящик и шкатулка, из шкатулки – футлярчик, из футлярчика – жемчужина.


И вы можете опять вспомнить… старую сказку про Алису в Стране Чудес… и порадоваться тому, что у вас есть своя сказка… в которой вы можете путешествовать… которая может вести вас куда-то… и стоит вам захотеть… глядя в свое зеркало… вы можете совершить самые разные путешествия… куда вы захотите… и как захотите… И вам очень нравится дышать чистым воздухом… в высокой башне… дышать чистым воздухом…


Идея чистого воздуха возвращает нас к началу беседы, к началу транса, когда речь шла о частых бронхитах, и «чистый сухой воздух», повторяющийся в странных, пожалуй, ассоциациях с медведем и львом напоминает о емком, вкусном дыхании, о дыхании без проблем. Об отсутствии болота в груди. Возможна такая аналогия: хорошее настроение – хорошее дыхание. Плохое настроение, апатия, желание затвориться от окружающего мира вызывает у клиентки в качестве одной из форм преград затруднение дыхания, бронхит и прочее.


которым может дышать лишь лягушка, живущая в болоте… Дышать чистым воздухом… которым может дышать голубь, который высоко летает… и очень чистым и сухим воздухом… которым дышит лев… в своих жарких странах… чистым воздухом, которым дышит медведь у себя, в дремучем лесу… Вам очень нравится думать об этих путешествиях… и иногда совершать их… попадать к своим друзьям… и чувствовать… что в вас тоже живут эти части… Вы чувствуете себя легко и спокойно… И как только вы захотите успокоиться и разнервничаетесь… вы садитесь в удобную позу… и очень легко и спокойно перетекаете… из этой позы… во все более и более удобные позы… И вы всегда можете, если захотите… посидеть в этой удобной позе… расслабиться… подремать… и почувствовать себя легко и спокойно… спокойно и легко… И когда вы захотите… когда вы захотите… вы откроете глаза и улыбнетесь…


Вопрос участника семинара: Как можно истолковать образ башни?

Терапевт: Высокая башня – это, с одной стороны, заточение. Это очень надежная граница и гарантия того, что никто чужой не проникнет. С другой стороны, высокая башня – это возможность расширения горизонтов, возможность заглянуть за горизонт сегодняшней реальности. Горизонт в разные стороны – вовне и вовнутрь, в реальные жизненные обстоятельства и в мечты – шанс жить, думать и чувствовать шире, чем она себе разрешала всегда. Расширяться, сохраняя оболочку вокруг себя. И внутри этого уютного уединения есть свое волшебное зеркальце, через которое можно увидеть все, что захочешь, существуют животные, с которыми можно общаться, и очень уютное место возле камина. В грязном городе вырастает высокая башня, в которой легко дышится…