2. Мир за оградой


...

Русалочка и дельфин

Одна из участниц семинара, Александра, говорит о том, что она, как и все, хочет, чтобы ее озарило, и поэтому просит ввести ее в транс.


Терапевт: Зачем вам озарение? Чем вы хотите озариться?

Александра: Смыслом жизни. (Смеется.)

Терапевт: Чем, чем? Смыслом жизни? У вас чувствительная кожа?

Александра: Очень.

Терапевт: Вы легко сгораете?

Александра: Нет, у меня смуглая кожа.

Терапевт: У вас бывает когда-нибудь аллергия?

Александра: Да.

Терапевт: А на что? На жизнь?

Александра: Нет. (смеется.) На какие-то продукты, наверное, только я не знаю, на какие.

Терапевт: Вы легко реагируете кожей?

Александра: Да.

Терапевт: А вы сны свои помните?

Александра: Да, некоторые.

Терапевт: А зачем вам нужно ощущение выхода из своего тела? Мне кажется, что вы как раз легко могли бы выйти из своего тела, но зачем это?

Александра: Потому что это интересно. Потому что я этого никогда не пробовала, а люди об этом говорят. (Смеется.)

Терапевт: Мало ли о чем люди говорят. Может быть, они обманывают.

Александра: Если обманывают, значит обманывают. Я хочу знать, что они обманывают.

Терапевт: Скажите, у вас есть любимая сказка?

Александра: Есть, есть. (Говорит мрачно.) Две.

Терапевт: Какие?

Александра: «Маленький Принц» и диснеевская «Русалочка» со счастливым концом. (Мрачно улыбается.)

Терапевт: А кем вы были бы в диснеевской «Русалочке»?

Александра (грустно): Русалочкой.

Терапевт: Вы любите иногда плакать?

Александра: Нет, я люблю, когда все счастливо кончается. (Улыбается.)

Терапевт: Но чтобы вначале все было очень опасно.

Александра: Нет, у меня так получается, но я этого не люблю. Наоборот, я всеми силами избегала каких-то опасностей, плаксивых ситуаций. Но так просто иногда получается, и для меня это болезненно, наверное.

Терапевт: Хорошо. Давайте тогда попробуем провести такой маленький сеанс, переместиться в сказку. Давайте попробуем сесть удобно, спать при этом необязательно, но попробуем глаза закрыть. Скажите, в диснеевской «Русалочке» была музыка?

Александра: Да, очень красивая.

Терапевт: Представьте себе, что вы закрываете глаза и на какое-то время оказываетесь в совсем другой среде… вы плаваете в море… вам очень нравится его странный цвет – зеленый, синий, бутылочный… и всякие водоросли… рыбы…


По моему допущению, у нее должны были быть яркие визуальные образы… И я даю такие цветовые образы: бутылочный, синий, голубой. Для нее это – введение в трансовое состояние. Другое мое предположение состояло о том, что у нее, с одной стороны, чувствительная кожа, а с другой стороны, иногда она, наоборот, как будто теряет свое тело.


И вам нравится, что там прохладно… внутри тепло… хотя, вроде бы, должно быть холодно… и вам очень весело от этого холода… от которого вам тепло… У вас ощущение, что вы ото всех удрали… и вам действительно хорошо в этой воде… и вы глубоко плаваете и дышите там… и вы ничему не удивляетесь… потому что одновременно удивляетесь всему… и вам очень нравится играть… и чувствовать свое тело, которое вдруг приобрело гибкость…

Ключевая формула: «Вы удивляетесь ничему и всему». Для человека, который может быть таким нервным и беспокойным, как эта клиентка, подходит данная метафора: она удивляется всему – чему хочет, тому и удивляется. Такова ее капризность: она может ничему не удивляться, в то время, как все удивляются всему. И, с другой стороны, вдруг может удивляться чему угодно, когда у нее есть такое настроение. Это специальная форма, которая позволяет ей быть самой по себе, быть на волнах своих собственных чувств. Для нее важен символ плавания в чувствах – когда чувств много, и они ее болтают. Ничему и всему – это два разных полюса, а посредине находится то, что бывает у обычных людей – правила, нормы и т. д.


А ваши ноги так легко двигаются, как будто у вас действительно вырос хвост… и вы чувствуете, как ваше тело трепещет… и дышит в этой воде… и кажется, что поднимаются пузырьки… выходят прямо из тела… и вам хочется кувыркаться… Удивительная легкость, как будто вы от кого-то убежали… вас отпустила грусть и печаль… вам легко и спокойно… И чем больше вы плывете под водой… тем больше чувствуете… как чистая волна воды… проходит… по вашему телу… и очищает вас все больше и больше… И вам легко и спокойно… И где-то далеко-далеко… у каких-то берегов, может быть, звучит музыка… вы иногда ее слышите… и опять уплываете куда-то… в море… где у вас есть свои знакомые рыбки… и именно в этом море, далеко-далеко… вам хочется встретить… живое существо… и говорящее… может быть, дельфина… И подружиться с ним… и играть с ним… И вы чувствуете, как трепещут ваши веки… и как легко вам двигаться и плыть…

Мотив трепета и легких движений связан с тем, что клиентка такая капризная, у нее дрожат то губы, то веки, она шевелится, это подтверждает ее исконную склонность и как бы утончает ее. Также важен мотив встречи с кем-то… с существом. Для нее встреча с человеком, если это определенно человек, была как бы чересчур, она как бы хочет то оттолкнуть его от себя, то приблизить. У нее не отработана дистанция с другим человеком. Она, с одной стороны, легко общается, с другой стороны – легко напрягается. И встретить иное существо – для нее самое подходящее.

И чем больше вы плывете в воде… тем больше чувствуете легкость во всем теле. И именно благодаря тому, что вы сейчас скрыты целой толщей воды и вам хорошо… вы понимаете, что вы легко можете… представить… как смотрите на все сверху… как будто бы растворяетесь в небе… и вокруг вас огромное голубое пространство… И если бы вы могли раскинуть крылья… вы могли бы парить… и чувствовать поток воздуха… И это ощущение совсем другое, чем в морской толще… Оно тоже для вас очень важно, потому что вы можете затеряться и раствориться в небе… почувствовать легкость и покой… И если вы уходите опять в толщу воды… хорошо видите вокруг… вам нравится смотреть на тот свет, который отражается в воде… на разные его блики – синие, зеленые, оранжевые… И может быть, у вас есть особая пещера, куда вы можете заплыть… и где почему-то есть яркий свет, который испускают разные морские животные… И у вас там есть… волшебные камушки, в которые вы можете играть… которые переливаются… И вам очень нравится ваша гибкая чистая кожа… И в эту пещерку иногда приплывает ваш друг дельфин… и вам хочется долго-долго быть под водой… чтобы забыть про землю… забыть про грусть… и вам очень легко дышится… очень легко… И дышит вся ваша кожа… все тело… и когда вы захотите… вы можете, чтобы поиграть… как морская царевна… выйти на берег ненадолго… и почувствовать прибрежный песок… и как с ваших ног сбегают капельки воды… и солнце отражается в капельках… и вы чувствуете, как в вас смешивается морская стихия…

и солнце… и кожа дышит… испаряется…

и кажется, что вы только что родились из морской пены… и кажется, что на коже много слоев… и каждый слой разворачивается… навстречу солнцу и воздуху… как лепестки в цветке… они лежат рядом, не мешая друг другу… и разные слои кожи разворачиваются… и вы чувствуете дыхание всем телом…

Одна из задач этого транса, скрытая (потому-то здесь так много телесных образов) – концентрация на приятных чувственных впечатлениях, получение удовольствия от тела. Я думаю, что это типичный случай, когда клиентка, вроде бы красивая девушка, к своему телу относится с нелюбовью…

Именно из-за этих лепестков… из-за того, что так хорошо раскрываются… и морская вода испаряется… вы можете захотеть полетать… полетать… посмотреть на все сверху… увидеть свое тело… увидеть свое лицо… слегка дрожащие веки… и вы можете немножко полетать… почувствовать упругий воздух… раствориться в небе… И эти разные ощущения… плавание в глубине моря… полет… и свежесть выхода из волн… когда вы только что вышли и можете войти обратно… Это совершенно новые для вас ощущения… совершенно другие, чем просто хождение по земле… И когда вы ходите по земле… вы чувствуете тяжесть… вас куда-то тянет… и хочется этих простых и ясных ощущений… полета… легкости… поддержки… раскрытых крыльев… или, наоборот, хочется плыть в глубине… чувствовать, как вас защищает большая толща… и как тяжело переливаются разные цвета… и чувствовать, как тело легко и подвижно в воде и как вы можете кувыркаться… двигаться… или иногда, играя, выходить на поверхность и чувствовать, как тело испаряется… и чувствовать легкость только что родившейся морской царевны…

Здесь очень важен момент перехода из одной среды в другую. Клиентка относится к той категории людей, которым не важно, что за лекарство. Получается очень сильный эффект от новизны лекарства. Моменты перехода важны. Все болезни пациентки можно лечить контрастными душами.

И совершенно неважно… как вы ощущаете свои ноги, или хвост, или крылья… Ощущение легкости в теле… его волшебности… и того, как оно хорошо отдыхает… И вы двигаетесь… двигаетесь… И вы слышите разные песенки… иногда напеваете их сами… и они звенят разными голосами… И одни голоса… одни звуки могут быть в воде… тяжелые… бархатные звуки… глубокие… И эта музыка играет только для вас… Или тихие колокольчики… тонкие… нежные звуки… как звенит луг летом, когда вы в воздухе… когда вы в тишине… когда светит яркое солнце… когда вы летаете… И так легко перемещаться из одной среды в другую… и чувствовать поддержку воздуха… как особой стихии… поддержку воды… поддержку той стихии, в которой вода… смешивается с воздухом… И вы как бы легко переходите через эти оболочки… и вы чувствуете, как вокруг вашего тела… вокруг вашего тела, которое живет на земле… образуются свои оболочки… свои оболочки… и вы чувствуете себя в приятном… очень бережном коконе… который почти не виден, который прозрачен… как будто бы это завеса из испарившихся морских капелек оберегает вас… нежная… как будто бы особая ваша оболочка, когда вы плывете под водой… она остается невидимой с вами, когда вы находитесь в воздухе… И этот воздух, который разгоняет ваши крылья, когда вы летаете… и когда вы просто находитесь на земле… двигаетесь… и что-то делаете… вы знаете, что существует ситуация, при которой вы можете закрыть глаза и уплыть под воду… или немного полетать… или почувствовать себя на берегу… почувствовать свежесть морского воздуха… и ловкость… прозрачность… одновременную прохладу и тепло тела… как будто бы потоки прохлады и тепла смешиваются друг с другом… смешиваются… Почувствовать, как вас несет поток воды, когда вы в ней плывете… вспомнить про пещеру… где хранится ваш клад… драгоценные камушки, в которые вы можете играть… которые переливаются для вас… играют…

Вопрос о кладе – сложный. Одно из воплощений пациентки – ведьма. И для ведьмы характерны состояния меланхолии, черноты, депрессии, дупла. Подобная ипостась в другом фольклоре – это красавица клеймом, лилией на плече. Девушка-призрак, которая может легко принимать различный облик, обладающая большой энергией, девушка которой необходимы тайные и открытые перевоплощения, часть из которых является воплощениями ее дурного настроения, которое она вынуждена скрывать. И эта где-то затаенная чернота, где-то находящееся дупло, имеет противоположный образ – клад. Тайный клад – аналог мечты, аналог того, о чем нельзя рассказывать. Если об этом говорить – оно не сбудется. Контрастность – некий маятник – проявляется еще и в том, что, когда все плохо, существует и тайный луч надежды, тайное письмо. А когда все хорошо – все равно есть печать на плече, которая говорит о том, что «я не такая».

Одна из целей наведения заключается в том, чтобы дать клиентке возможность самой легко перемещаться из состояния в состояние. И помнить в одном состоянии, что существуют другие состояния, не идентифицироваться с ними слишком плотно, сохранять память о других движениях.

И если вы немножко прижмете к себе свои веки… вы почувствуете такую же игру… разных искорок… они будут блестеть и сверкать…

И дыхание ровное и спокойное… и хочется задремать… задремать… покой и тепло… Расслабление… и вы чувствуете легко-легко… и спокойно… свою спину… живот… дыхание… и свою нежную кожу… и губы, которые очень бережно касаются друг друга… И иногда, когда вам грустно… вы можете немножко поплакать… и ваша слезинка… напомнит вам морскую воду… и то, как испаряется вода… когда вы выходите из моря, и светит солнце, вы можете почувствовать… как легко можете полетать… действительно почувствовать полет… увидеть себя со стороны… сверху… улыбнуться себе… как будто вы становитесь доброй феей…

Фея является аналогом дельфина. Очень важный момент: кто-то любит клиентку и принимает такой, какая она есть, потому что при таком психологическом типе ее воспитание явно включало в себя то приближение к себе и оказывание большого внимания, то, наоборот, холод и отталкивание. Это не более чем допущение. Я думаю, что у такого человека, скорее всего, холодная мать, которая формально делала все для ребенка, но была от него отчуждена. Ребенок никогда не уверен в том, на какие чувства со стороны матери он может рассчитывать. И у пациентки родилось ощущение неравномерных чувств в отношении ее самой. И часто человек подобного типа, с одной стороны, очень игрив и притягивает к себе внимание, а с другой стороны – иногда ему требуется небольшая доза одиночества, и его раздражает любое присутствие кого бы то ни было рядом. И это также очень резкий переход от одной требуемой дистанции к другой требуемой дистанции. И фея, которая постоянно любит тебя, несмотря на постоянно имеющуюся печать на плече, очень важна.

И вам очень нравится все, что вы делаете… и хочется это как-то поддержать… погладить… и вы вспоминаете про своего друга дельфина, который думает о вас… Спокойно и легко… И где-то далеко опять может начать звучать музыка… Спокойно и легко… Когда вы захотите… очень не спеша… очень не спеша… откроете глаза и улыбнетесь… (Клиентка открывает глаза.)

Терапевт: Можете рассказать о каких-то своих впечатлениях?

Александра: Сначала я не могла представить, что все это происходит со мной. Я видела образ Русалочки, она плавала, а я как бы со стороны на все это смотрела. А потом, перед тем, как надо было выходить из воды, я вдруг начала почему-то чувствовать, что это со мной действительно происходит – кожей, вообще всем телом я чувствовала это. Лучше всего я ощущала это в воздухе. Я чувствовала воздух, чувствовала упругость крыльев. Но в воде я опять просто видела это, но как бы не со мной, на мультик похоже. И на суше я видела, что выходит какая-то девушка, вообще не похожая на меня. У нее действительно замечательная кожа, она вся действительно как бы стремится к солнцу. Замечательно, но это была не я.

Терапевт: Мне кажется, у вас тоже кожа замечательная.

Александра: Спасибо. (Улыбается.) В пещере – да, все это было со мной. Очень осязаем был дельфин – такой мокрый и сильный, упругий, большой, именно такой, какими и бывают дельфины. Я, правда, их никогда не трогала руками. В пещере было так – как будто это я, как будто я это все могу руками потрогать. А как выйду из пещеры, опять начинается какой-то мультик, там русалочка плавала. И себя я не видела ни разу со стороны, только иногда ощущала, что со мной что-то происходит.

Терапевт: В целом это интересный для вас опыт?

Александра: Да, он, конечно, интересный. Интересный, потому что мои ощущения как-то систематизировались и, вообще, произошли в один отрезок времени. Но не думаю, что эти ощущения как-то новы для меня.

Терапевт: Они новы.

Александра: Не знаю, не думаю.

Терапевт: Но вы же хотели полетать?

Александра: Да. (смеется.)

Терапевт: Вы полетали?

Александра: Да. (улыбается.) Спасибо.


Терапевт: Здесь возникает возможность большего путешествия именно в тех состояниях, к которым человек склонен. Состояния, через которые клиентка прошла, не с потолка были взяты. Это ее собственные состояния, которые были просто продолжены и как-то развиты. Но это было сделано по ее меркам.

Александра: Понятно. Я вас не поняла, когда вы начали говорить, что это было сделано по каким-то меркам: а откуда вы знаете эти мерки?

Терапевт: Догадываюсь.

Александра: А каким образом? Это что, универсальные какие-то мерки или же это интуиция?

Терапевт: Конечно, интуиция. Но при этом еще есть какие-то ощущения, полученные от вас. Так всегда бывает, когда пытаешься влезть в чужую шкуру. Мне было очень приятно немножко пожить в вашем мире.


Вопрос участника группы: Клиентка не обозначает запроса, тем не менее, транс начинается очень быстро, без выраженного предварительного расспрашивания. Как вы понимаете ее запрос?

Терапевт: Александра не обозначает запрос. Видно было, что она склонна к состояниям печали, иногда подавленности, но не хотела формулировать проблему. Это же касается и ее жизни. Она замужем за молодым человеком, который вполне преуспевает в бизнесе, сама работает в какой-то бизнес-структуре, у нее есть ребенок. Но все это для нее как бы между прочим. Александра плавает во всем этом, как в море – без определенного направления. У нее нет честолюбивых или просто четких зарубок, отметин относительно того, кто она и чего бы хотела достичь. Она воспринимает окружающую среду как некоторый фон, время от времени в нем растворяется, время от времени в нем проявляется. При этом какой-то сложившейся в ней самой системы предпочтений не чувствуется. И я делаю некоторые предположения о ней: у нее чувствительная кожа, она склонна к ярким визуальным образам. Для нее, мне кажется, довольно важно, что кто-то ее видит, слышит и чувствует, и она, тем самым, существует в мире. Это не пригвождает ее к каким-то четким ролям, но показывает: определенность ей тоже присуща.


Вопрос участника группы: Как соотносятся с запросом символы транса?

Терапевт: Одно из важных переживаний этой клиентки – то, что она настолько одинока в жизни, что не может вообще ни с кем соединиться. Это отчуждение от ребенка, от мужа, от друзей, от близких. Она формально с ними, но отчуждена. Я думаю, что сам факт такого сильного понимания, проникающего в ее закрытость, важен, потому что показывает: кто-то с ней есть. На это направлены мои предположения.

Психология bookap

Символом такого одиночества является панцирь. Почему я и думаю, что у такого человека часто возникают экземы, псориазы и прочее. Это эквиваленты стигмата панциря, стигмата отчуждения от мира. Так же, как и депрессии, мрачность. Поэтому предлагается транс-включение как некоторое сообщение: даже когда ты демонстрируешь отсутствие, то другие тебя видят, и они с тобой, твои оболочки растворимы, чувство отчуждения не является зафиксированным, его можно одевать или снимать. Это как бы тренинг включенности, соприсутствия, дающий возможность или видеть себя со стороны, или быть той Золушкой, которая то поглощена балом, то стремглав убегает, выбрасывая дружбу, любовь, связи, туфельки и прочее. Если из возникшей ситуации легко выходить, к ней можно вернуться мягче. Поэтому же так важно обозначение среды – полет, плавание. Это тоже размыкание панциря, привязанности к ситуации.

Центральной линией транса для меня стала проблема границ. И вода, которая на коже, которая испаряется, и граница между водой и воздухом… Клиентка живет, главным образом, кожей и реагирует на окружающее кожей, напрягается и расслабляется в основном кожей, у нее на коже очень много активных точек. Образ поверхности, осколков, бликов, испарения, пены, струй – это обыгрывание границы, границы своего тела. В наведении есть мотив, который подчеркивает нечеткость границ ее возраста. Она может быть то очень маленькой девочкой, которая капризничает, то мудрой древней старухой, которой все надоело – она устала и все понимает. Клиентка очень легко меняет формы, у нее нет единой формы. И здесь важна постепенность перемены форм, пошаговость, чтобы эти перемены не были резкими… Если ее проблему усилить, то у нее образовался бы маятник между маниакальным состоянием и депрессивным. Другой маятник – от ребенка, которому все интересно и который во все включен – к пожилой женщине, которая устала и уже ничем не интересуется. Третий образ маятника – клиентка ко всему очень чувствительна, буквально каждой клеточкой все впитывает, одним взглядом охватывает большой объем информации – при раскачивании маятника в одну сторону, и, напротив, происходит полное неучастие и полное вытеснение всего происходящего при раскачивании маятника в другую сторону. И все это – резкими перепадами. Фактически, для нее требуется обживание некоей середины.