2. Мир за оградой

Однажды выглянув из окна, замечаешь, что там – другой мир и, возможно, другая стихия. Удивительные вещи случаются на границе стихий: морская волна, соприкасаясь с воздухом и морским ветром, порождает пену, из которой, как говорят, восстала когда-то богиня. Граница – это еще и оболочка, одежда, укутавшись в которую, мы можем позволить себе выйти за порог. Дома, конечно, отыщется огромное разнообразие оболочек, зонтов, накидок, карнавальных одежд и даже лягушачья шкурка, с которой можно попасть в сказку, спрятавшись, как земноводное, между водой и сушей. А транс – это место, где можно чувствовать себя защищенным даже в очень легких, почти невесомых одеждах.

Лягушачья кожа

На клиентский стул садится Михаил. Он жалуется на бронхит и ринит.


Михаил: Когда я просыпаюсь, по утрам у меня бывает нечто типа сухости в носу, щекотания, чихания. Особенно испытываю дискомфорт, когда сплю на пуховых или перьевых подушках. Предпочитаю вместо подушки что-нибудь потверже, например, свернутое одеяло.

Терапевт: Такое впечатление, что вы пересказываете сказку «Принцесса на горошине». «На таких подушках сплю… Пушинка в нос попадает…» Чем это вам мешает?

Михаил: Чем мешает?

Терапевт: Подумаешь, щекотно в носу! Вон другим приходится ковырять в носу, а тут само собой получается.

Михаил: У меня ощущение, что это ненормальное состояние, что оно относится к болезни.

Терапевт: Чем же оно ненормальное?

Михаил: Именно этим ежедневным ритуалом. Тем, что не могу спать спокойно на пуховых подушках. Я пытаюсь, но все равно не помогает.

Терапевт: Хорошо, а если не на пуховых подушках, тогда можете спать?

Михаил: Тревога меньше становится, но симптомы эти все равно не исчезают.

Терапевт: И что, каждое утро просыпаетесь от того, что в носу щиплет?

Михаил: Нет, когда просыпаюсь, не щиплет. Но когда полностью прихожу в себя, осознаю, что происходит, тогда и проявляются эти ощущения.

Терапевт: Каждое утро?

(Миша утвердительно кивает.)

Терапевт: А когда это началось, что это за явление?

Михаил (вздыхает): Давно. Еще в школе.

Терапевт: Это вам сильно мешает?

Михаил: Ну да, в принципе.

Терапевт: А чем мешает?

Михаил: Этими симптомами. Чиханием. Если я увижу, что пыльная комната, начинаю чихать еще или при каких-нибудь других обстоятельствах, в автобусах, даже когда вроде и насморка нет.

Терапевт: Хорошо. Как вас в детстве называли?

Михаил: Мишка.

Терапевт: Назовите, пожалуйста, еще какие-нибудь имена. Какие-нибудь ласковые имена.

Михаил: Мишутка.

Терапевт: А как вам нравилось, чтобы вас в детстве называли?

Михаил: Мишка – нравилось.

Терапевт: Вы можете на минутку закрыть глаза и вспомнить, как к вам близкие обращались, какими интонациями, каким голосом, с какой громкостью?

Михаил (закрыв глаза): Угу, могу вспомнить.

Терапевт: Вы в детстве любили купаться?

Михаил: Очень.

Терапевт: Помните ощущения от воды?

Михаил: Да.

Терапевт: Что это было: река или озеро?

Михаил: Море. Черное.

Терапевт: Вы часто бывали около моря?

Михаил: Несколько раз.

Терапевт: И сколько примерно дней в году вы купались?

Михаил: Это летом было. Несколько лет подряд. Где-то неделю или полторы.

Терапевт: А вы ездили на море отдыхать или от чего-то лечиться?

Михаил: Сначала отдыхать, потом в санаторий, именно с аллергическим профилем. По бронхо-легочным заболеваниям.

Терапевт: Вам нравится дышать вкусным воздухом?

Михаил: Да.

Терапевт: Хорошо. Скажите, а на что бы вы согласились поменять это состояние? Пришел бы волшебник и сказал, что откроет свою коробку, соберет все ваши неприятности и даст вместо нее другую неприятность. На что бы вы согласились поменять ее? Хотите грыжу?

Михаил (открывает глаза, которые были у него закрыты с тех пор, как терапевт попросил его представить себе, каким голосом его звали в детстве): Не-ет. (Улыбается.)

Терапевт: А язву?

Михаил: Язву тоже нет.

Терапевт: А язву на коже?

Михаил: Нет.

Терапевт: Ну что, перелом ноги?

Михаил (смеется): Нет, пожалуй.

Терапевт: Хорошо, а что бы вы все-таки согласились взять в обмен на это состояние?

Михаил: Просто его отсутствие и вкусный воздух.

Терапевт: А скучно не будет без этого? Так вам даже будильник не нужен. Вы проснулись утром, и вам даже не нужно себе напоминать: симптом говорит вам: «я здесь, я живой». Чихнул и завелся.

Михаил: Да уж, «я – в сознании».

Терапевт: Да. Чихнул и как будто перекувырнулся через голову. Вам даже зарядку делать не надо. Видите, у вас как будто вмонтирован механизм, который вас встряхивает. Раз чихнул, два чихнул, три чихнул, встряхнулся – и побежал. Все-таки, что же может быть вместо этого?

Михаил: У меня вдобавок к этому иногда появляются затруднения с дыханием, с присвистыванием, такой спазм дыхания.

Терапевт: Это вы тренируетесь быть старичком: храпеть во сне и свистеть… А вы когда-нибудь пробовали, например, купаясь на море, прополоскать соленой водой нос или горло?

Михаил: Я регулярно этим занимался.

Терапевт: И как?

Михаил: Я знал, что это полезно, но перемен каких-то не замечал.

Терапевт: Есть какие-нибудь влияния сезонные – весной чуть хуже или осенью?

Михаил: При простудах хуже.

Терапевт: У вас что, обязательно бывают простуды весной или осенью? Или они бывают часто?

Михаил: Часто.

Терапевт: А скажите, еще какие-нибудь другие проявления аллергии у вас бывают?

Михаил: Однажды была какая-то непонятная пищевая аллергия, на помидоры, наверное, заграничного производства. Наверное, откуда-то из Азии. Реакция в виде крапивницы. Но очень сильная. Себя я не узнавал.

Терапевт: Стал сеньором Помидором? Волдыри, что ли, вздулись? Опух?

Михаил (смеется): Да.

Терапевт: Так, ну хорошо. (Обращаясь к аудитории.) Давайте поговорим о нашем клиенте. Это симпатичный человек, у которого очень тонкая кожа. У него, как и вообще часто у людей белесо-рыжих, очень чувствительная кожа. Он легко краснеет, легко бледнеет. Легко обижается, легко смущается, легко и тонко реагирует на разные ситуации. Кожа – это тот барьер, та мембрана, та оболочка, та стенка, которая нас отделяет от окружающего. Иногда называют человека толстокожим или тонкокожим. Михаил, скорее, тонкокожий человек. В сказке про лягушку – про Царевну-лягушку или про принца, который прячется в лягушке – у героя есть полярные состояния. Одно из них – это лягушка, которая ассоциируется с безобразной склизкой кожей, покрытой волдырями, с каким-то чужим образом, с заколдованным обликом, через который не увидеть настоящего лица. И полярное этому состояние – принц или принцесса, рожденные из морской пены, с очень красивым обликом, с нежной кожей, с кожей, которая легко дышит, которой все любуются. В этой сказке рекомендуется, превращаясь в принцессу или принца, ни в коем случае не сжигать свою лягушачью шкурку, потому что это состояние скукоживания, спрятывания, ухода от обычной жизни должно иметь свой талисман. В случае утомления, напряжения, в случае необходимости куда-то уйти можно опять спрятаться в свою лягушачью шкурку. И, если фантазировать, то можно считать: когда человек сильно чихает, он как бы от себя этим чихом отталкивает окружающее. Вместо того, чтобы самому куда-то спрятаться, он чихает на этот мир, плюет на него, отталкивает. Просыпаться, входить в реальную жизнь с ее напряжениями, с ее ранящими тонкую кожу, тонкую душу переживаниями каждый раз очень трудно, представляет собой испытание. Это как муки нового рождения, сложность вылезания из лягушачьей шкуры, из природной стихии, из воды. Мы можем предположить, что у Михаила довольно хорошее обоняние, он интуитивно различает ситуацию как бы по запаху. Как бы принюхивается к ней, и потом соответственно относится к людям. У него, вероятно, хороший слух. И его раздражают громкие звуки, он, вероятно, любит хорошую музыку, довольно музыкален, и для него чисто музыкальная гармония, такой камертон к ситуации, довольно важен. И, наоборот, аллергеном, раздражающим фактором, вызывающим у него внутреннее раздражение, желание эту ситуацию убрать, являются громкие, бестактные, лишние звуки. И в этом отношении такая чувствительность и реактивность на происходящее может прослеживаться в психофизической, телесной сфере, в области запаха, аллергии… Наверняка, он очень быстро сгорает на солнце, и солнечные лучи вызывают у него тоже очень легкое и быстрое покраснение. Образ лягушачьей кожи, покрытой бородавками, и его противоположность – нежная чувствительная кожа открывают перед нами проблему средних состояний. Состояний, в которых не нужно было бы за слишком безобразную кожу прятаться, отталкивать от себя окружающую действительность, и одновременно с этим реализовать тонкую чувствительность, особенность чувствовать кожей ситуацию, принюхиваться к ситуации, иметь тонкий слух в ситуации и т. д.

Следующим ходом, вероятно, должна стать некая работа с его кожей в целом. Можно предположить, что если он получит заранее какие-то адекватные воздействия на свое тело, это снимет напряжение, фиксацию, особую чувствительность с его дыхательной сферы. При этом, если вы послушаете его внимательно, он говорит о том, что у него возникает ринит, а иногда и спазмы, которые идут чуть ниже, и иногда еще бывал и бронхит. Мы видим, что его кожа выполняет особую функцию – своеобразных легких… Он как будто бы дышит кожей. Несколько обобщая психосоматику этого образа, всегда, когда вы работаете с любыми проблемами, связанными с дыханием, желательно обращать внимание на кожу. И когда вы работаете с проблемами, связанными с кожей, вы, соответствующим образом, обращаете внимание на то, как человек дышит, а также на изменение его дыхания.

Я думаю, что, говоря о его состоянии, следует обратить внимание на подвижность его суставов. Потому что, когда клиент хорошо себя чувствует, он чувствует себя очень гибким. У него плавные, переливающиеся движения разных суставов, и психологически это тоже ситуация гибкости, легкой переключаемости, когда он может над кем-то иронизировать, шутить, кого-то поддевать. (Клиент улыбается.) В таком состоянии он испытывает ощущение легкости, своеобразного балета в обращении с другими людьми. И Михаил чувствует себя в каком-то смысле неуязвимым: легко иронизируя над другими людьми, куда-то отстраняясь, он смотрит на ситуацию со стороны, и она его никак не касается. И его психическая гибкость, телесная гибкость связана с ощущением движения суставов. Когда клиент чувствует себя скованно, это вызывает у него ощущение того, что он становится менее гибким. И у него создается впечатление, что он кого-то раздражает (клиент утвердительно кивает головой), что в нем нет ощущения подвижности, легкости, балета внутри ситуации. Поэтому в качестве одной из точек приложения может стать наше внимание к коже, к дышащей поверхности; вторая точка приложения – обращение внимания на суставы, на гибкость. Существует вероятность, что если мы дадим ему в руки возможность работать с подвижностью, с суставной гибкостью и с определенным способом воздействия на свою кожу, с дыханием кожи, мы, скорее всего, разгрузим область аллергии как проблемную зону… Могут быть разные виды аллергии: аллергия на звук, кожная аллергия, «аллергия усталости» – число движений в суставах уменьшается, гибкость становится меньше, и в качестве аллергической реакции образуется общее негибкое физиологическое поведение. Мы тем самым выводим зону запаховой, дыхательной аллергии из области сверхценностей. Раз у человека имеется так много различных видов аллергии и мы эту аллергию справедливо называем не столько проблемой, не столько патологией, сколько тонкостью реагирования (клиент утвердительно кивает головой), то нет смысла фиксироваться на этой зоне реакции. Мы отчасти убираем из этого типа реакции, из этого типа аллергии образ значимости, образ, который на себя обращает внимание. Если нам необходимо решить одну проблему, нужно поставить перед человеком целый ряд маленьких проблем, разделить одну проблему на несколько и уже двигаться, каким-то образом их решая. Как вам нравится вот такой план действий?

Михаил: Все правильно. (Смех.)

Терапевт: Тогда закрываем глаза, будем лечиться. Садитесь в удобную позу. Давайте ненадолго закроем глаза, и попробуем немножко подвигать губами так, как будто бы мы пытаемся губами представить себе движение лепестка, движение цветка, движение розы, которая распускается, губами слегка, очень плавно и медленно подталкиваем… Как будто бы мы от себя отталкиваем и выдуваем какую-то только вам видимую или ощущаемую маленькую точку… какую-то нежелательную молекулу, которую мы обязательно должны от себя очень медленно… очень бережно… очень трепетно отодвинуть или отстранить… Вот вы губами слегка капризничаете, и ни для кого не заметно, а для себя… делаете плавные движения… ища то единственное положение губ, которое будет для вас особенным… очень приятным… Двигаете губами, иногда их трогаете языком, слегка смачиваете… чтобы нащупать вот тот, самый главный для себя способ, при котором вам будет действительно приятно… Мы можем вспомнить еще раз, как вас называли в детстве по имени… представить себе, как это имя произносится… Имя каждого из нас для нас очень важно… в нем заложено так много ласки… так много внимания… И вы можете представить себя без очков… обратить внимание на то, как вы сейчас чувствуете очки на переносице… за своими ушами… и даже когда вы к ним привыкли… все равно, вы можете представить себе… сейчас… вспомнить то время, когда вы их не носили… когда были совсем другие маленькие проблемы и радости… и может быть, вы почувствуете свои детские руки… и свою детскую позу… как вы засыпаете… на секундочку вспомните… как растягиваются губы в улыбке… представите себя со стороны маленьким… и так же как сейчас… сами собой… удобно устраиваются губы… то вы можете вспомнить… как тело перед сном слегка двигается… капризничает… Представьте себе, что вы в детстве или сейчас… оказываетесь на пляже… вам очень хочется ощутить… как будто впитать в себя… впитать и запомнить… теплое солнце… его ласку… удивительные ощущения… что каждая клеточка тела согревается… и ощущение… морской воды… и мерный и сильный ритм волн… шум… волн… ощущение не очень сильного моря… не сильного ветра… а просто ветерка… набегающей волны… шума гальки…


Это образ границы между средами, морской воды, солнца, полета в воздухе, перехода в этих средах. Аллергия – это тоже о пересечении границы, о том, что нечто извне, входя внутрь, пересекая тонкую границу слизистой, вызывает сильную реакцию. Поэтому один из мотивов транса – гибкость границы, когда сама граница, переход границы – скорее удовольствие, плавный переход, а не конфликт. Погружение в воду, в море, выход из моря, ощущение испарения воды с тела, парения в воздухе, опять погружение в воду, легкость движения в воде – это пересечение границ. И дыхание: выдыхание из себя, вдыхание в себя – тоже имеет отношение к границе. Иными словами, когда человек, пребывая в таком бронхиальном состоянии, не выдыхает, он как бы не общается с окружающей средой. Также очень важно, что кожа реагирует по-разному: был затронут мотив лягушачьей шкуры – безобразной и не реагирующей, грубой защиты – и мотив очень тонкой кожи, которая на все слишком сильно реагирует; вместо этих двух мотивов выстраивается третий: живая кожа, которая может получить удовольствие и от солнца, и от воды, и по-разному реагирует на разные среды.


Кажется, что можно прислушиваться к этому ритму бесконечно… и кажется, что море… трет камешки друг о друга… и очищает их… и даже пена, которая набегает на берег… и уходит в песок… кажется очень чистой… и разными точками своей ступни… вы прикасаетесь к песку… и вам очень нравится то идти и ощущать своими ступнями… мелкую гальку… то камушки… то песок… кажется очень приятным ощущать своей ступней эту бывшую часть морского дна… камушков… гальки… песка…


Это мотив о, казалось бы, малочувствительной части тела, ступне – и уж «если ты чувствуешь это ступнями, и тебе это ощущение приятно, то тем более ты будешь чувствовать приятное более нежными участками кожи».


И ступни набирают какую-то особую морскую энергию… И ваше тело чувствует на коже… капельки морской воды… и удивительно, что совершенно по-разному… вы чувствуете морской ветер… и солнце… совершенно по-разному вы чувствуете… свежее дыхание… моря… своим лбом… грудью… и шеей… И может быть, вдалеке вы слышите… крики чаек… и вам нравится наблюдать, как где-то вдалеке летят птицы… и может быть, вокруг… совсем никого нет… И вы чувствуете покой… и кажется, что когда с вашего тела… стекают капельки воды… испаряются… как будто бы кружева пены куда-то спадают… вы чувствуете себя голым и очень согретым… и ощущение вкусного воздуха…внутри вас… свежего-свежего дыхания… и свежего ветра… который набегает на ваше тело… кажется, что в каждом вашем движении вы чувствуете особую пружинистость… особый покой… и легкость… как будто вы можете полететь… как эти далеко парящие птицы… и особое ощущение того, что вы… можете опять вернуться в море… и очень спокойно и долго плыть… ощущая… как ваше тело… само живет в воде… и почти без усилий… вы чувствуете… как легко вы двигаетесь… и иногда вы можете просто лежать… в воде… Когда вы выходите из воды… и так же легко двигаетесь… и, кажется, что воздух сам по себе несет вас… и вам очень нравится равномерно вдыхать и выдыхать… и кажется, что когда море набегает на берег… его приливы и отливы… переходят в ваше дыхание… и вы чувствуете приливы и отливы… морское дыхание… и запоминаете ветер… вы запоминаете это ощущение… И когда вы попадаете… в своей зимней жизни… в любую другую ситуацию… вам очень легко вспомнить морской воздух… морской запах… запах водорослей… может быть, запах соленой воды… И это так важно… ощущать чистое дыхание… приятные запахи… ощущать свою кожу… вкусно-вкусно дышать… И сколько бы вы на себя ни надели одежды… сколько бы вы на себя ни надели разных оболочек… это приятное ощущение… что вы всегда можете легко отстраниться… от всего происходящего… и также легко снять с себя все лишнее… и оказавшись голым… как будто на берегу моря… почувствовать вкусное дыхание… и чистую кожу… и услышать чистый и спокойный ритм… легко и спокойно… И стоит вам, как только вы захотите, закрыть глаза… обратиться к своему телу… расслабиться… сосредоточиться… и вспомнить… море… солнце… далекие крики птиц… вкусные запахи… за очень короткое время… пока задремал… войдя в какое-то особое пространство своего воображения… вы можете очень хорошо расслабиться… и выйти из этого состояния опять в окружающую вашу жизнь… легко и спокойно… замечательно отдохнув… чувствуя себя бодрым и веселым… И так приятно чувствовать себя… летящим и прыгающим… как будто зарядившимся новой энергией… чувствовать свои суставы подвижными… как будто бы вы опять идете по камушкам… по гальке… по песку… и эти частички все меньше и меньше… и вы ощущаете… что в вашем теле… множество мелких точек… которые тоже дышат… и помнят морскую воду… солнечные лучи… как будто бы невидимые солнечные иголки… слегка покалывают по всему вашему телу… и морские капельки… испаряясь в каждой точке вашего тела… оставляют свои следы… и приятные запахи… как будто бы этими запахами дорожит все ваше тело… и особенно приятно вспомнить все это… почувствовать вокруг свежий вкусный воздух… глубоко вдохнуть и выдохнуть… получить удовольствие от равномерности… своего дыхания… легко и спокойно…


Одна из моих целей – предоставить клиенту возможность по-новому исследовать область выражения своих чувств через разное дыхание. Аллергия ассоциируется с неполным использованием разных ритмов и способов своего дыхания. Наоборот, интерес и спокойное отношение к этому ассоциируется с тем, что человек начинает не столько беречь свое дыхание, сколько экспериментировать и выражать свои чувства через него. И выражение своих чувств через дыхание – это нечто противоположное сжиманию, опасению.


Иногда, когда вам становится грустно… вы погружаетесь в эту грусть… как будто входите опять в море… и живете немножко в этой грусти, как будто плывете по морю… чувствуете себя легко и свободно… И выходите… и опять чувствуете, как ваше тело испаряет все лишнее… как солнце согревает вас… вы чувствуете легкость… и покой… И это покачивание то вверх то вниз… как будто засыпаете… просыпаетесь… И когда вы захотите… вы не спеша… не спеша… откроете глаза. (Михаил открывает глаза.)