ГРУЗ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ЭФФЕКТИВНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

«American Journal of clinical hypnosis», 1964, No 6, pp 269-271


Данный материал приводится потому, что в нем можно четко проследить за действиями врача при гипнотерапии пациентов такого типа, у которых ранее проводимое длительное, комплексное, традиционно ориентированное лечение не дало положительных результатов. Три пациента, о которых здесь будет рассказано, являются типичными представителями тех десятков больных, с которыми встречался автор в течение многих лет, и результаты их лечения были отличными, хотя автор занимался с каждым из них только один раз в течение одного-двух часов.

В каждом из этих случаев был использован гипноз специально для переноса тяжести ответственности за результаты терапии на самого пациента после того, как он сам пришел к заключению, что лечение ему не помогает, и что последним средством является «чудо» гипноза. Автор глубоко убежден что пациент, который верит в «гипнотическое чудо», принимает на себя ответственность за свое активное поведение во время всего периода лечения. Пациент волен использовать ту «маску», которую он сам себе выбирает, но ни автор, ни читатель не берут на себя ответственность утверждать, что успех лечения объясняется «гипнотическим чудом». Гипноз использовался единственно как способ, с помощью которого можно закрепить сотрудничество между врачом и пациентом, так как пациенты получают то лечение, которое они хотят. Другими словами, с помощью гипноза они могут приобретать навыки, которые позволяют им брать на себя ответственность за успех терапии и свою дальнейшую жизнь.

Случаи No 1 и 2

Автору позвонил по телефону мужчина, который заявил, что хочет с ним встретиться. Он отказался объяснить причины, сказав только, что это – «настоящий медицинский случай», и он предпочитает объяснить все лично.

Во время беседы он заявил, что у него болезнь Бергера (приступообразная парестезия нижних конечностей, возникающая при ходьбе – прим. ред.), диабет, стенокардия и гипертония. «Всего этого слишком много для такого многосемейного человека, как я, а мне всего лишь 50 лет». Он продолжал:

«Это еще не все. Я прохожу курс лечения у психоаналитика уже в течение 8 месяцев по 5 часов в неделю. За это время пришлось увеличить дозу инсулина. Я прибавил в весе почти 8 кг, еще больше увеличилось артериальное давление, а с 1,5 пачек сигарет в день я перешел к 4,5. Я все еще пациент психоаналитика. У меня с ним еще одна встреча в понедельник, но я оплатил его сеансы только до сегодняшнего дня. Он говорит, что постепенно вскрывает психодинамику моего саморазрушающего поведения. Я тоже думаю, что сам копаю себе могилу».

Потом он мрачно сказал: «Не будет ли это неэтичным для вас, зная, что я – пациент другого врача, провести мне сеанс гипнотерапии сегодня вечером? Мой психоаналитик не одобряет гипноз, но сам он мне ничем еще не помог».

Автор ему ответил очень просто, что с его точки зрения вопрос о профессиональной этике не имеет к данной ситуации никакого отношения вообще, что любой пациент (а это относится и к моим пациентам) имеет право обратиться за помощью к любому квалифицированному специалисту, что медицинская этика должна базироваться на благополучии пациента, а не на желании врача удержать, сохранить его для себя.

Потом ему приказали закрыть глаза и повторить свой рассказ с начала до конца, но рассказывать медленно, тщательно избегая этических вопросов, а вместо этого четко, определенно указать, чего же он хочет от автора. Все это он должен проделать медленно, вдумчиво, тщательно подбирая слова. И пока он будет это делать, одно лишь звучание его голоса введет его в состояние транса, в котором он сможет разговаривать с автором, слушать автора, отвечать на его вопросы, делать все, что его попросит автор, и что он сам, под сильным воздействием своих эмоций, найдет нужным сделать.

Пациент был ошеломлен такими инструкциями, но откинулся назад на спинку кресла, закрыл глаза и медленно начал вновь свой рассказ, но с нужными добавлениями. Вскоре его голос начал замедляться, затихать, что означало возникновение у него состояния транса, и автору пришлось сказать несколько раз, чтобы он говорил громче и отчетливее.

Он уже не упоминал ни разу о вопросе этики, но более подробно остановился на том, какое лечение, по его мнению, нужно ему пройти. Его попросили повторить это несколько раз, и каждый раз он делал это более позитивно, более выразительно и более подробно.

После четырех таких повторов автор указал, что он, как врач, не предложил никаких советов, не производил никаких терапевтических внушений, что каждый пункт в этом отношении исходит от самого пациента, и что он обнаружит, что под сильным воздействием того, что будет зарождаться в нем самом, он будет делать все, что сам для себя наметил. К этому он добавил, что пациент может запомнить любые выбранные им эпизоды из состояния транса, но независимо от того, что он запомнил и чего не запомнил, он окажется под сильным воздействием делать все, что сам составил для себя.

Его разбудили, был начат ничего не значащий разговор, и затем он ушел.

Спустя год, находясь в отличной физической форме, он привел с собой старого друга детства и очень быстро, коротко заявил: «Я правильно питаюсь, хорошо сплю, у меня нормальный вес, избавился от дурных привычек, мой диабет мало беспокоит меня, болезнь Бергера не прогрессирует, артериальное давление нормальное, я больше не посещал своего психоаналитика, мои дела обстоят гораздо лучше, я как заново родился, и вся моя семья благодарит вас. Ну, а этот человек – мой друг детства, он заработал себе эмфизему, у него очень плохое сердце; поглядите только на его распухшие лодыжки, а он „дымит как паровоз“. Он уже много лет находится под наблюдением врача». (Этот пациент, не успев докурить одну сигарету, начинал прикуривать вторую).

«Вылечите его так же, как вылечили меня. Я рассказывал ему, что вы говорили со мной так, что это полностью овладело мной».

Психология bookap

Он ушел из кабинета, а новый пациент остался. В основном была проведена такая же процедура и почти точно такими же словами. После сеанса он ушел, оставив после себя сигареты.

Шесть месяцев спустя автору позвонил из другого города первый пациент: «Ну, у меня плохие новости, но вам не нужно беспокоиться. Джо умер ночью во сне от сердечного приступа. После того, как он ушел от вас, он больше не выкурил ни одной сигареты, его эмфизема стала намного лучше, он наслаждался жизнью вместо того, чтобы все время бегать за сигаретами, которые ухудшали его состояние».