ИДЕНТИФИКАЦИЯ БЕЗОПАСНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

J. "FamilyProcess", 1962,NoI,pp. 294-303.


Реальность, надежность и определение границ и ограничений представляют собой важные принципы в росте сознания и понимания в детстве. Для ребенка 8 лет вопрос о том, что представляет собой власть и силу, реальность и безопасность является очень важным. Когда маленький, слабый, но разумный человек живет в неопределенном мире интеллектуальных и эмоциональных колебаний и отклонений, он невольно хочет узнать, что же на самом деле является сильным, надежным и безопасным.

Мать, молодая женщина 27 лет, столкнулась с серьезными затруднениями в отношении своего восьмилетнего сына, который все больше и больше становился непослушным и каждый день находил все новые способы не подчиняться ей. Мать разошлась со своим мужем два года назад по существенным, серьезным причинам, с чем соглашались все окружающие. Кроме сына у нее были две дочери в возрасте девяти и шести лет. В течение нескольких месяцев она встречалась с мужчинами в надежде на новый брак, но затем обнаружила, что ее сын воинственно настроен против нее и стал для нее неожиданной проблемой. Старшая дочь вскоре присоединилась к сыну в его восстании против матери. Мать смогла уладить отношения с дочерью с помощью обычных дисциплинарных мер: гневом, криком, руганью, угрозами и даже шлепками, за которым последовал долгий, разумный, серьезный, объективный разговор с девочкой. В прошлом это всегда воздействовало на детей. Однако ее сын Джо отказался подчиниться в ответ на ее обычные меры даже тогда, когда она увеличила число наказании, лишений, своих слез. Джо попросту заявил веселым и счастливым голосом, что он собирается делать все, что ему заблагорассудится, и ничто его не остановит.

Такое поведение мальчик распространил на школу и на соседей, и буквально ничто не было в безопасности от его разрушительных действий. Он ломал школьное имущество, не подчинялся своим учителям, обижал одноклассников, разбивал окна в домах у соседей, уничтожал цветочные клумбы. Учителям и соседям удалось запугать ребенка, но и только. В конце концов мальчик начал ломать ценные вещи в доме, особенно ночью, когда мать спала, а по утрам он приводил ее в ярость, нагло отрицая свою вину.

Все это вынудило женщину привести ребенка к автору для лечения. Пока мать рассказывала всю историю, Джо слушал с широкой торжествующей улыбкой на лице. Когда она кончила свой рассказ, он хвастливо заявил автору, что тот ничего с ним не сделает, и что он собирается делать все, что ему нравится. Автор серьезно уверил его, что у него нет никакой необходимости делать что-то с ним, чтобы изменить поведение мальчика, поскольку Джо – хороший, большой, сильный мальчик, очень симпатичный и умный, и ему самому нужно изменить свое поведение. Мальчика убедили, что его мать сделает все, что в ее силах, чтобы дать ему такой шанс. Джо принял это заявление недоверчиво и насмешливо. Потом его вывели из кабинета, сказав, что автору нужно рассказать его матери о некоторых простых вещах, чтобы она смогла помочь ему самому изменить свое поведение. Мальчику самым дружеским, добрым образом предложили попытаться это сделать и догадаться о том, что это за такие простые вещи. Это привело к тому, что он спокойно, в раздумье ждал, пока из кабинета выйдет его мать.

Наедине с матерью мальчика автор обсудил необходимость окружения для ребенка, в котором он должен чувствовать, что есть кто-то сильнее, чем он сам. До сегодняшнего дня ее сын показывал всем со все возрастающим отчаянием, что мир настолько ненадежен, что единственной сильной личностью в нем был только он – маленький восьмилетний мальчик. Потом матери были даны предельно четкие инструкции, как вести себя следующие два дня.

Когда она уходила, мальчик вызывающе спросил, рекомендовал ли автор его матери бить его. Его уверили, что к нему не будет принято никаких мер, за исключением тех, которые бы дали ему полную возможность изменить собственное поведение; никто другой его не изменит. Этот ответ привел его в замешательство, а по пути домой его мать задала ему хорошую трепку, что позволило ей безопасно довести автомобиль до дому. Это поведение было предусмотрено автором; матери советовали действовать так, не вступая ни в какие споры. Вечер был проведен как обычно, т. е. мальчик смотрел телевизор, как он этого и хотел.

На следующее утро приехали ее родители и взяли к себе обеих девочек. Джо, который собирался идти купаться, потребовал завтрак. Он был удивлен, когда увидел, что его мать принесла в гостиную несколько бутербродов, один термос с фруктовым соком и второй термос с кофе, а также несколько полотенец. Все это она положила на тяжелую полку, где стоял телефон и лежало несколько книг. Джо потребовал, чтобы она немедленно приготовила ему завтрак, угрожая сломать первое, что ему попадется под руку, если она не поторопится. Его мать в ответ лишь улыбнулась, подхватила его на руки, быстро положила на пол животом вниз и всем своим весом уселась ему на спину. Когда он закричал на нее, чтобы она слезла с него, она мягко, Спокойно ответила, что она уже позавтракала, и ей нечего делать, лишь только думать о том, как изменить его поведение. Однако она сказала, что уверена, что ей не удастся ничего придумать; следовательно, все это останется на нем.

Мальчик яростно борется с тяжестью материнского веса, ее силой и внимательной ловкостью. Он вопит, визжит, выкрикивает ругательствами оскорбления, рыдает и, наконец, обещает быть всегда хорошим мальчиком. Мать ему отвечает, что обещание ничего не значит, потому что она еще не знает, как изменить его поведение. Это вызвало у него новый приступ ярости, который в конце конов прекратился, а затем последовала мольба разрешить ему пойти в ванную комнату. Его мать спокойно объяснила, что она еще не кончила думать; и предложила ему полотенце, чтобы он вытер пот. Это опять вызывает дикую вспышку борьбы, которая вскоре утомляет его. Его мать воспользовалась тишиной, чтобы позвонить своей матери, а его бабушке. Пока Джо слушает, она небрежно объясняет матери, что не пришла еще ни к какому заключению, и что думает, что любое изменение в поведении должно исходить от самого Джо. Ее сын встретил это замечание новым криком. Мать прокомментировала это по телефону, сказав, что Джо слишком занят своим криком, чтобы думать об изменении своего поведения, и она приложило телефонную трубку к губам Джо, чтобы он смог покричать и в нее.

Джо погрузился в мрачное молчание, прерываемое неожиданными всплесками отчаянной борьбы, криками, просьбами, рыданиями, мольбами. На все это мать давала один и тот же мягкий, ласковый ответ. Пока проходило время, мать наливала себе кофе, фруктовый сок, ела бутерброды и читала книгу. Незадолго до полудня мальчик вежливо сказал ей, что ему действительно необходимо пойти в ванную комнату. Она призналась в том, что ей это тоже нужно. Она объяснила, что это будет возможным, если он согласится вернуться, принять то же положение на полу и позволить ей снова сесть ему на спину. Поплакав немного, он согласился. Он выполнил свое обещание, но тут же начал яростно бороться с ней, чтобы освободиться. Все это утомило его, и он немного успокоился. Пока он отдыхал, она ела фрукты и пила кофе, звонила по телефону и читала книгу.

После пяти часов такой борьбы Джо сдался и заявил просто и задумчиво, что он сделает все, что она захочет. Его мать ответила на это также серьезно и просто, что все ее размышления были напрасными, и она не знает, что ему делать. Услышав это, он расплакался, но сквозь слезы сказал ей, что он знает, что нужно делать. Она мягко сказала, что очень рада этому, но считает, что у него было лишком мало времени, чтобы все хорошенько продумать. Вероятно, еще один час раздумий сможет помочь ему.

Джо молча ждал, когда пройдет еще один час, в то время, как мать спокойно читала книгу. Когда прошло около часа, она выразила свое желание закончить главу. Джо судорожно вздохнул и плакал, но очень тихо, молча глотая слезы, все то время, пока мать заканчивала чтение.

Когда глава, наконец, кончилась, мать встала и помогла встать Джо. Он робко попросил поесть. Мать объяснила очень подробно, что уже слишком поздно для ленча, что завтрак всегда едят перед ленчем, и что слишком поздно подавать завтрак. Вместо этого она предложила ему выпить стакан воды со льдом и спокойно отдохнуть в постели остаток дня.

Джо быстро уснул, но проснулся от запаха вкусной пищи. Его сестры уже вернулись домой и он попытался сесть вместе с ними за стол, чтобы поужинать. Но его мать серьезно и просто объяснила ему, что обычно сначала едят завтрак, потом ленч, а потом обед. К сожалению, он пропустил завтрак, следовательно, ему пришлось пропустить и ленч. Теперь ему придется пропустить и обед, и ужин, но, к счастью, он сможет начать новый день на следующее утро. Джо вернулся в свою комнату и плакал до тех пор, пока не уснул. Мать почти не спала всю эту ночь, по Джо не встал с постели до тех пор, пока она не начала готовить завтрак.

Джо пришел на кухню вместе с сестрами к завтраку и, счастливый, сидел за столом, пока мать подавала его сестрам блинчики и сосиски. Джо была подана огромная суповая чашка. Его мать объяснила, что приготовила ему дополнительный специальный завтрак, овсяную кашу, которую он терпеть не мог. К его глазам подступили слезы, но он поблагодарил ее, как было принято у них в доме, и начал с отвращением есть. Его мать объяснила, что сварила большое количество каши и поэтому может дать ему добавку. Она весело выразила надежду, что каша останется ему и на ленч. Джо мужественно ел кашу, чтобы предотвратить такую возможность, но каши было приготовлено слишком много.

После завтрака Джо взялся за уборку своей комнаты без всяких приказаний. Сделав это, он спросил у матери разрешения сходить к соседям. Хотя она не имела представления, чем это кончится, она позволила. Из-за занавески она наблюдала за ним, когда он подходил к соседнему дому и позвонил у двери. Когда дверь открылась, он что-то коротко сказал соседу, а потом пошел на улицу. Как она узнала позже, так же систематически, как он терроризировал соседей, он ходил по соседям, чтобы извиниться и поведать, что он вернулся, чтобы отремонтировать то, что он испортил. Он сказал соседям, что это займет у него много времени, прежде чем он сможет исправить нанесенный им ущерб.

Джо вернулся ко второму завтраку, мужественно съел холодную густую овсяную кашу, сдобренную маслом, сам вызвался вытереть посуду и провел остаток дня и весь вечер за своими школьными учебниками, пока его сестры смотрели телевизор.

Психология bookap

На следующий день Джо пошел в школу, где он извинился перед всеми, кому «насолил» и обещал хорошо себя вести.

Его слова были приняты с большой осторожностью. В этот вечер он затеял обычную детскую ссору со своей старшей сестрой, которая позвала на помощь свою мать. Когда мать вошла в комнату, Джо задрожал. Обоим детям было приказано сесть, а сестру заставили первой изложить суть дела, когда пришла очередь Джо, он сказал, что он согласен со своей сестрой. Его мать потом объяснила Джо, что она хочет, чтобы он был нормальным восьмилетним мальчиком, и чтобы с ним случались обычные вещи, как со всеми детьми его возраста. Потом она сказала им обоим, что в их ссоре отсутствует всякий смысл, и ее нужно забыть. Обоих детей простили.