ПРИРОДА И ХАРАКТЕР ПОСТГИПНОТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ. (Написана совместно с Элизабет М. Эриксон)


...

Особые типы спонтанного поведения в непроизвольном постгипнотическом трансе

Если в нужный момент вмешательства не произойдет, продолжается спонтанный транс. Субъект может непроизвольно истолковать паузу в своей задаче как ничего не значащее совпадение, которое следует проигнорировать, или повести себя так, как будто здесь никого и не было.

Этот последний тип поведения появляется не только в ситуации с несвоевременным вмешательством и может служить для совершенно различных целей. Он может возникать, когда вмешательство ограничивается демонстрацией состояния транса, не влияя на действительное выполнение постгипнотического акта: субъект просто игнорирует экспериментатора, завершает свою постгипнотическую задачу и непроизвольно пробуждается с полной амнезией относительно всех событий. Часто этот тип поведения вырабатывается тогда, когда постгипнотическое внушение становится для субъекта неприемлемым и нежелательным или слишком трудным. Интересно, что он почти неизбежно возникает тогда, когда в самом начале постгипнотического поведения какое-то лицо, не находящееся в раппорте с субъектом, включается в ситуацию и совершает действия, направленные прежде всего на постгипнотический акт. Хотя эти ситуации во многом отличаются друг от друга, манера поведения субъекта почти одинакова для всех них, и ярким примером этому служат следующие сведения.

При получении постгипнотического «ключа» субъект взглянул через всю комнату на книгу, лежащую на столе, и начал подниматься с кресла, чтобы взять ее книгу и положить в книжный шкаф, в соответствии с постгипнотическими командами. Когда он начал шевелиться в кресле, собираясь встать, ассистент, не находящийся в раппорте с субъектом, быстро взял книгу и спрятал ее, пока взгляд субъекта был направлен на другой предмет. Несмотря на это вмешательство в постгипнотический акт, субъект, не колеблясь, выполнил задачу, очевидно, галлюцинируя книгу и явно не понимая, что случилось что-то необычное. Та же самая процедура, повторенная с другими субъектами, привела к возникновению еще более галлюцинаторной и иллюзорной реакции: субъекты замечали, что книга исчезла, в замешательстве глядели на книжный шкаф, а потом, очевидно, в своих галлюцинациях видели книгу на том месте, которое было указано им во внушении.

Один из субъектов дал такое объяснение: «Это удивительно, каким рассеянным вы можете иногда быть. Минуту назад я намеревался положить ту книгу в шкаф, хотя только что сделал это. Меня очень раздражало, что она там так небрежно лежала, вероятно, поэтому я убрал ее прежде, чем начал думать об этом, и даже не заметил, как преодолел все препятствия и сделал это».

Усаживаясь в кресло, испытуемый непроизвольно проснулся и у него развилась полная амнезия всех событий, включая даже свои пояснения.

Психология bookap

Если книгу убирали в тот момент, когда на нее был направлен взгляд субъекта, это приводило к таким же результатам. Субъект не замечал удаления книги, что говорит о нарушении его контакта с внешней обстановкой и о тенденции к замене образами памяти реальных объектов – поведении, весьма характерном для гипнотического состояния. В других примерах новое местонахождение обнаруживалось, а первоначальная позиция рассматривалась как иллюзия. В некоторых случаях строились правдоподобные неверные построения относительно новой позиции или замеченного движения. Например: «Почему и кто оставил эту книгу лежать на этом кресле? Я четко помню, что она была на столе», или «Я весь вечер думал, что книга соскользнет со стопки на столе, и наконец это случилось. Вы не возражаете, если я положу ее в книжный шкаф?». В зависимости от экспериментальной ситуации, реальная или иллюзорная книга обнаруживалась, и постгипнотический акт выполнялся с привычной последовательностью событий.

После этого типа постгипнотического поведения возникает либо полная амнезия относительно постгипнотического акта и сопутствующих обстоятельств, либо (что бывает редко) особое сочетание амнезии и частичных воспоминаний. Это воспоминания могут быть исключительно четкими, живыми и путаными; они могут быть связанными с различными фактами или с иллюзорными предметами периода постгипнотического акта. Например, субъект, о котором упоминалось выше, вспомнил лишь о том, что экспериментатор имеет привычку складывать книги, газеты, бумаги, папки в неаккуратные стопки, но не смог дать отдельный пример таких его действий. Другой субъект очень четко вспомнил мельчайшие и не имеющие отношения к делу подробности о золотой рыбке в аквариуме, которая включилась в постгипнотический акт как часть окружающей обстановки, и настаивал на том, что эти воспоминания представляют собой полный отчет обо всем случившемся. Через несколько недель субъект отрицал все, что ранее рассказал об этих событиях.