ПравообладателямЭтюды по истории поведения: обезьяна, примитив, ребенок, Выготский Лев
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Выготский Лев Семенович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Книга классиков современной психологии Л. С. Выготского и А.Р. Лурия раскрывает основные положения теории культурно-исторического развития психики, С привлечением широкого материала из областей сравнительной психологии, этнопсихологии и генетической психологии авторы в яркой форме обсуждают три различных пути развития, из которых складывается история поведения человека.

PDF. Этюды по истории поведения: обезьяна, примитив, ребенок. Выготский Л. С.
Страница 12. Читать онлайн

с культурно-исторической психологией? Какова ее социальная биография'?

Для понимания социальной биографии культурно-исторической психологии необходимо прежде всего напомнить, что мозаику кулътур в ходе человеческой истории можно расположить как бы у двух полюсов — полюса полезности и полюса достоинства . В культуре полезности господствует представление о том, будто мир — большие часы, которые заводит мудрый часовщик, Все размерено, предсказуемо и подчинено раз и навсегда заданному распорядку социалъных действий. В литературе подобный социальный рациональный мир точными мазками передан в романе-утопии E. Замлтима «Мы» и в романе-утопии Дж. Оруэлла «1984». Но, как пелось в песне, «мы рождены, чтоб сказку сделать былью», Сказки-утопии Е. Замятина и Дж. Оруэлла сделались былью, они стали безличной культурой полезности, в которой любая психология конкретного человека и, конечно же, гуманистическая культурно-историческая психология были противны самой сути культуры полезности, уже фактом своего существования посягали на устои этой культуры, а тем самым были для нее опасны и избыточны.

Кулътура полезности оснащена своего рода идеологическими фильтрами, которые чутко определяют, какой «образ человека» имеет право поселиться в мышлении и обществе, стать предметом исследования в науке. Если огрублять описание «образов человека», так или иначе бытовавших в конце 20-х гг. в науках о человеке, в том числе и в психологии, то можно выделить как бы три спорящих друг с другом образа — образ «ощущающего человека» (его поздняя проекция в когнитивиой психологии укрепилась в виде компьютерной метафоры «челавек как устройство по переработке информации»); образ «человека запрограммированного» — марионетки (B поведенческих науках — «человек как система реакций», а в социальных науках — «человек как система социальных ролей»); образ «человека-потребителя» («нуждающийся человек», «человек как система потребностей»), Образ «человека-марионетки», «паведенческаго робота», даже если этого не осознавали исследователи, наиболее оправдывался работами в области изучения условных рефлексов, рефлексологии и реактологии, Надо ли говорить, что именно этот образ «рефлексологического робота» был в конечном счете востребован командно-административной системой тоталитарного социализма.

Смл А с м о л о в А. Г. Нелройденный путь: от культуры полезности — к кульгуре

достоинства // Вопросы психологии. 1990. N1 5.

13

Обложка.
PDF. Этюды по истории поведения: обезьяна, примитив, ребенок. Выготский Л. С. Страница 12. Читать онлайн