Правосознание

– совокупность правовых взглядов людей, выражающих оценку действующего права, существующего общественного и государственного строя, правомерность или неправомерность поведения граждан.

Давайте сами, без специалистов, которые, безусловно, знают все и обо всем, разберемся, что же означает ненаучное, житейское толкование слова «правосознание»?

Обратимся к школьному учебнику истории.

Рабовладелец знал, что люди, работающие на него, принадлежат ему, как вещи. То есть, переводя на наш, современный язык, человек был собственностью другого человека, как портфель, ручка или куртка, в которой вы ходите в школу. Значит, этот странный, по нашим понятиям, человек – рабовладелец – чувствовал, что другой человек принадлежит ему по праву. И поэтому рабовладелец обладал правосознанием рабовладельца, и его личное правосознание было подтверждено социальной структурой общества, в котором были рабовладельцы и рабы, охранялось законами этого общества.

Точно так же, продолжая дальше путешествие по страницам школьного учебника истории, мы выясним, что правосознание крепостного крестьянина отличалось от правосознания помещика: один не имел никаких социальных прав, другой имел право заставить работать крепостного на себя, требовать от него выполнения этой работы и даже продать его.

Точно так же отличалось правосознание рабочего от правосознания работодателя.

И так далее, и так далее...

Выходит, что слово «правосознание» редко употребляется нами в жизни, а понятие это нам хорошо знакомо. Каким образом формируется правосознание в нашем обществе, где, как известно, нет классовых противоречий, где законы страны и Основной Закон – Конституция – равны для всех? И от чего зависит, каким будет правосознание человека?

Давайте заглянем теперь в специальный, юридический, словарь.

«Правосознание», – сказано там, – совокупность взглядов, выражающих отношение людей к праву».

«Совокупность...», «взгляды...», «отношения...». Не слишком ли все мудрено? Вы даже можете недоуменно пожать плечами: «Что же это такое? Что-то не припомнится, чтобы я когда-нибудь «выражал свое отношение к праву»! История историей. Там все объяснено. Ну а у нас, сегодня?»

Человек не задумывается о том, что дышит. Просто дышит – и все. Точно так же мы каждый день, каждый час, можно сказать, каждую минуту выражаем собственное отношение к праву, не задумываясь об этом. То есть обладаем тем или иным правосознанием.

Давайте вспомним свой самый первый школьный день. Что было в то первое сентября? Цветы в руках, новенькие учебники в портфеле, школьный класс, в который входишь, как в новую, неизведанную страну. Что произошло с вами в тот самый первый школьный день? «Начали учиться?» – правильно. «Впервые вышли к доске?» – правильно. «Открыли новенький учебник и тетрадь с пустыми еще страницами?» – правильно. Все правильно. Но в этот же самый день вы впервые осуществили право на образование, гарантированное Основным Законом нашей страны – Конституцией СССР. Ну а допустим, вы бы отказались осуществить свое право на образование? Вас бы заставили это сделать, потому что вы не только пользуетесь правом учиться – в то же самое время вы осуществляете свою гражданскую обязанность. Пожалуй, только у нас в стране образование – и право и обязанность человека.

Вы стоите на тротуаре. Зажигается зеленый свет, и вместе со всеми вы переходите на другую сторону. Тем самым вы выполняете предписания правил уличного движения. А бывает и так: чтобы сэкономить пару минут, вы мчитесь на красный свет, заставляя волноваться водителей и работников ГАИ. Значит, вы действенно проявляете неуважение к этим правилам.

Вы покупаете в магазине тетрадь, ластик и карандаш. Но вам и в голову не придет, что в данный момент вы совершаете сделку «купли-продажи», то есть вступаете в правовые отношения с торгующей организацией.

Примеров таких множество. Вы можете сами расписать хотя бы один свой день и увидите, как постоянно вы выражаете свое отношение к праву. Потому что вся жизнь человека в обществе построена на правовых отношениях.

«Но неужели все так просто? – удивитесь вы. – Да и зачем нам знать, что, например, покупая в магазине тетрадь, мы вступаем в «правовые отношения с торгующей организацией»?»

Однажды герой Мольера, господин Журден, сделал открытие, что он живет на свете сорок лет и не знает, что говорит прозой.

Но в наше время жить «до сорока лет» и не знать, что ты живешь в атмосфере правоотношений – непозволительная роскошь. Поэтому лучше будет, если осознать это в юности. Почему? Да потому, что в жизни постоянно встречаются такие ситуации, когда твое личное правосознание станет показателем и твоей гражданской позиции, и твоей нравственной зрелости.

Вот разберем такой пример.

Восьмиклассники Сергей С. и Александр П. вечером пошли гулять по улице, и около магазина их остановили двое парней, чуть постарше их: Игорь Д. и Андрей Т.

– Дайте двадцать копеек! – потребовали уже выпившие до этого Игорь Д. и Андрей Т. от восьмиклассников. – На бутылку не хватает.

Сергей сказал, что денег нет. Тогда Игорь Д. начал бесцеремонно шарить по карманам Сергея, а Андрей повел Александра П. за угол магазина и сказал, чтобы тот снимал часы, если у него нет двадцати копеек. Александр П. отдал рубль.

По улице шли прохожие, видели эту сцену, спросили у ребят, что происходит, и тогда Сергей обнял за плечи Игоря, сказал, что ничего не происходит, просто встретились с приятелями и мирно разговаривают.

Когда потом, на суде, его спросили, почему же он не позвал на помощь прохожих, почему не обратился в милицию, которая, кстати, находилась через дом от магазина, он ответил, что «ничего такого не происходило», что обыскать человека на улице, потребовать «двадцать копеек» – это не преступление, как он думал, а просто «шалость».

Но это потом, на суде... А в тот вечер, отобрав у приятеля Сергея – Александра П. – рубль, Игорь Д. и Андрей Т. купили еще одну бутылку вина и через час совершили тяжкое преступление.

Правосознание подразумевает прежде всего знание законов. Но пусть даже Сергей не знал, что действия, предпринятые Игорем Д. и Андреем Т., Уголовным кодексом РСФСР квалифицируются по статье 145: «Открытое похищение имущества граждан наказывается лишением свободы на срок до трех лет...» Он не мог не чувствовать, что встреченные ими у магазина ребята совершают проступок, не укладывающийся в рамки нравственных взаимоотношений в обществе, он мог и обязан был пресечь преступление Игоря и Андрея, тем более что происходило это в людном месте, на глазах у прохожих.

Но правосознание ребят оказалось не на высоте, и только это позволило Игорю Д. и Андрею Т. не только игнорировать нравственные установки общества, но и грубо нарушить закон.

Очень часто мы считаем, что нарушение законов происходит оттого, что люди, особенно те, кто не достиг возраста совершеннолетия, не знают законов.

Но и юрист-ученый, и опытный судья не могут знать все законы, и поэтому они считают не зазорным для себя заглянуть в кодекс. Тем более что кодекс – он не только уголовный (как, наверное, некоторые считают), есть и кодекс гражданский, и трудовой, и брачно-семейный, и многие-многие другие. И мы больше чем уверены, что именно к этим кодексам, а не к уголовному, вам придется больше всего обращаться в своей жизни. Тем более будет вам известно, что и в судах уголовные дела занимают незначительную часть всех рассматриваемых дел.

Знать все статьи всех кодексов невозможно. Да и не нужно. Ведь парень, столкнувшийся со скамьей подсудимых, знает лучше, чем его ровесник, никогда не совершавший преступления, уголовный кодекс, по крайней мере ту статью, по которой ему пришлось держать ответ. Но означает ли это, что его правосознание выше? Ответ напрашивается сам собой.

Значит, правосознание означает не только знание законов, но и их уважение, сознательное следование их предписаниям. Вряд ли Андрей Т. и Игорь Д. шли на преступление, думая, что это «шутка», «безобидная шалость».

Вы обратили внимание, когда появляются в подъездах настенные надписи, в том числе и неприличные? Как правило, тогда, когда никто не видит. Почему? Да потому что те, кто их пишет, прекрасно знают, что делать этого нельзя. Конечно, о правосознании таких вот «художников» говорить не приходится.

Конечно, в жизни бывают ситуации, когда не всегда, легко избрать тот или иной метод поведения, а специальной юридической литературы под рукой не окажется, да и – главное – времени листать ее не будет.

Допустим, вы видите, что поздно вечером группа хулиганов пытается ограбить незнакомую девушку. Что делать? Их много – вы один. Идти звать милицию? Но пока будешь ее искать, преступление может уже совершиться. Или вступать в поединок, несмотря на то что ты оказываешься в элементарном численном меньшинстве? А насколько сильным может быть твое вмешательство: не причинишь ли ты тем самым физический ущерб нападающим?

Что же делать? Надо поступать так, как подсказывает тебе твоя совесть и здравый смысл, – закон будет на твоей стороне, ведь ты идешь на помощь другому человеку.

В Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик есть особая статья – 14. Она формулируется так: «Крайняя необходимость» и звучит: «Не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей интересам Советского государства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред».

Этот пример мы привели потому, что он показывает, что в нашем законе заложены моральные требования общества, то есть нормы морали и права не находятся в противоречии, а взаимосвязаны. Что законно, то нравственно. Недаром Уголовным кодексом РСФСР и других союзных республик предусмотрено наказание за вроде бы просто безнравственные проступки, например, неоказание помощи при стихийных бедствиях, врачом – больному и т. д.

Вот почему правосознание подразумевает активную нравственную позицию, и наши знакомые, восьмиклассники Сергей С. и Александр П., хотя и предстали на суде в качестве потерпевших, являются нравственно несостоятельными.

Психология bookap

Правосознание советского человека само по себе требует проявления высшей нравственности, и человек безнравственный не может иметь высокое правосознание.

Когда нацисты в Германии решили начать открытые выступления против рабочего класса, они сфабриковали судебное дело о поджоге рейхстага. Одним из обвиняемых был болгарский коммунист Георгий Димитров. Димитров отказался от адвоката, зная, что и тот будет заодно с нацистами. Димитров продемонстрировал блестящий образец самозащиты на суде. Болгарский коммунист не только защищал себя, он обвинял нацистское правосудие, его продажную сущность.