Внутренняя/внешняя референция.

Некоторые люди часто попадают в трудное положение из-за того, что полагают, что другие правы, и основывают свои решения на их мнениях. Социолога описали таких людей как "ориентированных на других" или "конформистов". НЛП описывает таких людей, как использующих внешнюю референцию. внешняя референция означает, что некто другой или нечто другое решает за меня, что хорошо, плохо, правильно, неправильно, весело, скучно и тому подобное. Человек, имеющий внешнюю референцию, может вновь и вновь спрашивать других, что ему делать или говорить: "Подождите, я взгляну в свой гороскоп, чтобы узнать, что мне делать". Терапевты часто являются внешними референтами для клиентов: "Д-р X говорит, что у меня эдипов комплекс - так оно, должно быть, и есть", или "Если бы он только сказал мне, как жить дальше, я смог бы быть счастлив". На одной из наших любимых карикатур изображен психиатр, говорящий пациенту, лежащему на кушетке: "У меня для вас хорошие новости, мистер Джоунс: моя мать считает, что вам становится намного лучше". Если человеку с внешней референцией дают указания несколько разных людей, обычно он затрудняется в выборе между ними. Люди, следующие религиозным культам, обычно имеют единственную внешнюю референцию - лидера культа или некие священные книги, которые используются как исключительное основание для принятия решений.

Напротив, внутренняя референция означает, что Я решаю, что правильно, неправильно и так далее. Я могу принимать массу информации от других людей или от окружения, но я единственный, кто решает, что с ней делать.

Женщина: Так означает ли внутренняя референция, что вы уделяете внимание вашему внутреннему опыту, а внешняя - что вы уделяете внимание тому, что вовне?

Нет. Я рад, что вы подняли этот вопрос, потому что здесь другое различие. Вы говорите о разнице между внешним и внутренним осознанием. Референция не обязательно имеет отношение к тому, где находится ваше внимание; она должна иметь отношение к тому, кто принимает решение. Я могу иметь внутреннюю референцию, и всё равно выслушивать мнения окружающих меня людей или собирать много информации на стороне. Но если у меня внутренняя референция, я использую свои собственные суждения, чтобы принять решение относительно всех этих мнений и данных.

Многие люди используют внутреннюю/внешнюю референцию как диагностическую категорию: являетесь ли вы человеком с внутренней или с внешней референцией? Мы продолжаем исследовать субмодальные различия между внутренней и внешней референцией, так что вы можете изменить то, что делаете, если захотите этого.

Групповое упражнение.

Мы хотим, чтобы вы все поэкспериментировали вместе с нами, чтобы выяснить, что происходит в вашем мозгу, когда вы переходите от внутренней к внешней референции или наоборот. Мы хотим, чтобы вы все притворились, что имеете внутреннюю референцию, а потом - что внешнюю, и обнаружили, как сдвигаются ваши субмодальности для этих двух переживаний. Возможно, все вы можете подумать о случаях, когда вы были более внутренними или более внешними в своей референции. Сейчас мы хотим, чтобы вы постарались довести каждый вариант до максимума. Если среди вас есть такие, кому трудно дойти до максимума внутренней или внешней референции, то это тоже интересная информация.

Сначала мы хотим, чтобы вы притворились, что имеете внутреннюю референцию. Я собираюсь сказать вам нечто - и, поскольку у вас есть внутренняя референтная система, вы являетесь тем, кто решает или оценивает то, что я говорю: "Если вы будете стоять на голове лицом к северу по полчаса каждый день, это разительно улучшит качество вашей жизни". Отметьте, в чем заключается ваш опыт, когда вы рассматриваете это с внутренней референцией - вы решаете...

Теперь притворитесь на время, что у вас внешняя референция, и ею являюсь я. Помните, что это только временно; вы с лёгкостью вернёте назад вашу собственную способность принимать решения, как только захотите этого. Но пока ваш внешний референт - это я. Вы заранее знаете, что всё, что бы я ни сказал, верно. "Если вы каждое утро не менее пяти минут будете выводить ноту "до", то это приведет вас к большей гармонии со Вселенной". Обратите внимание на ваши переживания, когда вы реагируете на это утверждение с помощью внешней референции.

Обсуждение.

Итак, что сдвинулось? В чём разница, когда вы переходите от внутренней к внешней референции?

Ди: Когда я принял внешнюю референцию, был только один голос - ваш. С внутренней референцией было два или более голосов; это больше было похоже на диалог или дискуссию. Я слышал ваш голос и свой тоже.

Это весьма типично. Как насчёт картинок? Что изменилось для вас в картинках?

Ди: С картинками было то же самое; была только одна для внешней референции и более одной для внутренней.

Дик: Для внутренней референции у меня было множество картин. На одной из них было то, что говорил другой человек; но я также создал целую кучу других картин, имеющих отношение к моему собственному опыту: что я знаю из прошлого, или что я могу придумать, и тому подобное - альтернативные возможности, из которых можно выбирать.

Это существенная часть того способа, с помощью которого большинство людей могут иметь внутреннюю референцию.

Кэролин: У меня нет множественных картин для внутренней референции. Я создаю ассоциированный фильм и прокручиваю его несколько минут; так я могу узнать, хочу я это делать или нет. Пока идет фильм, я задаю себе вопросы о том, что происходит. "Приносит ли мне это какую-нибудь пользу?" "Насколько мне нравится этот человек?" "Должна ли я это для них делать?" "Есть ли у них что-нибудь из того, что я хочу?"

Как вы отвечаете на эти вопросы - словесно или зрительно?

Кэролин: Словесно. "Нет, это не очень здорово. Я не хочу этого делать".

Это ещё один способ начать вырабатывать множество альтернатив, так чтобы вы могли решить, что вам больше всего нравится. Как вы порождаете внешнюю референцию?

Кэролин: У меня по-прежнему есть фильм, но я остаюсь диссоциированной. Я не проверяю его, чтобы увидеть, хочется мне этого или нет.

Энн: Во внешней референции картинка того, что говорил этот другой человек, была ошеломляюще близкой. Для внутренней референции картинки находились гораздо дальше.

Большинство людей имеют большую, яркую, близкую картинку для внешней референции. Если вдуматься, в этом есть смысл: если вы реагируете на кого-то другого и делаете картинку того, что он вам говорит, по-настоящему большой и близкой, то уже не останется места для ваших картин или других альтернатив. Довольно трудно думать самостоятельно, если всё, что вы можете видеть внутри - это репрезентация того, что говорит этот "эксперт".

Теперь проверьте местоположение ваших образов. Есть ли разница между тем, насколько высоко вы видите образы при внутренней и внешней референции?

Сэм: При внешней они были выше.

Многие из вас кивают. Были ли какие-нибудь исключения?.. Итак, Джоан, ваша репрезентация того, что говорил другой человек, находилась ниже при внешней референции? Была ли она таким образом для вас более побуждающей?

Джоан: Нет. Она находилась ниже и была меньше, и более тусклой, и я была на этой картинке очень маленькой. При внутренней референции картинка была выше и намного больше.

Это удивительно: кажется, пока это не вписывается в структуру других реакций.

Крис: Мой опыт был довольно схож с этим. Но я осознал, что когда я пытался создать внешнюю референцию, на самом деле я занимал внутреннюю позицию, метапозицию. Вот почему картинка маленькая и находится низко. У меня были трудности с тем, чтобы быть по-настоящему внешним. Затем мы с Ричардом прикинули - мы произнесли это одновременно - "Мы сможем сделать это, если проделаем возрастную регрессию". Я совершил регрессию в детство, и тут же внешнее стало большим и блестящим - кто-то брал меня на руки.

Джоан, соответствует ли твоему опыту то, о чем рассказал Крис?

Джоан: Да, соответствует. Мне было очень трудно принять внешнюю референцию, разве что на очень короткий промежуток времени.

Итак, эти видимые исключения в конце концов оказались осмысленными. Так всегда бывает, когда соберёшь достаточно информации.

Фрэн: В нашей группе мы все были более расслаблены при внешней референции. Казалось облегчением просто ждать, когда нам скажут что делать, и не быть вынужденными принимать решения.

Билл: У нас было прямо противоположное. Должно быть, наша группа была более внутренне ориентированной. Все мы испытывали сильное напряжения, имея дело с внешним авторитетом; было ощущение битвы: "Терпеть этого не могу".

Итак, наиболее комфортно вы ощущали себя при вашей естественной тенденции. Понятно поэтому, что вы будете испытывать напряжение, сражаясь с тем, что говорит другой человек.

Сэлли: У меня были трудности в принятии внешней референции. Если мне казалось, что что-то звучало как команда, в моем мозгу захлопывалась какая-то дверь, и я прекращала слушать. Сэнди была более гибкой, она могла воспринять то, что ей говорилось, и рассмотреть это, а затем перейти к другим картинкам, которые были альтернативами. Но я не могла дойти даже до этой точки. Когда мне кажется, что кто-то другой лишает меня моих выборов, я говорю. "Забудьте об этом!"

Такого рода защитная полярная реакция может быть полезной; но так как это реакция "всё или ничего", здесь также присутствует и некоторый риск. Что если кто-нибудь выкрикнет: "Пожар! Немедленно покиньте здание!", а вы стоите и думаете: "Ну уж нет, ты не можешь указывать мне, что делать!" (смех). Полярная реакция такого рода имеет намерение защитить вас от мнений других и сохранить ваше пространство выборов, но на самом деле она часто приводит к ограничению ваших выборов.

Независимо от того, что говорит мне кто-то другой - будь это команда, похвала, лесть, критика и тому подобное - я предпочитаю быть открытым для содержания и способным самостоятельно его оценивать, вместо того чтобы сразу же захлопывать перед ним дверь и ограничивать свои выборы. "Мне не нравится, как это звучит, так что забудьте об этом!" Если я таким образом реагирую на чей-то тон голоса, я могу лишиться важной информации. Мне нравится иметь гибкость, чтобы держать свои альтернативы открытыми, прислушиваться к идеям - независимо от того, как они поступают, независимо от того, насколько безумными они могут казаться. То, что я только что сказал - это пример внутренней референции; в нём также имеется парочка вариантов рефрейминга.

Характеристики внешней референции.

Теперь давайте выведем несколько обобщений из всей этой информации. Если вы хотите развить сильную внешнюю референцию - делайте большие, яркие, близкие картины того, что говорят эксперт. Проследите, чтобы этот образ был достаточно большим и побуждающим, так чтобы в вашем зрительном поле не было места для каких-то собственных мыслей. Когда вы видите этих других людей мысленным взором, постарайтесь увидеть их немного приподнятыми над собой. Если вы слышите нечто, то придайте этому голос "эксперта", или пусть ваш собственный голос повторяет то, что говорит эксперт, желательно с использованием интонации и темпа эксперта.

Внедрение внешней референции.

Лидеры являются мастерами внедрения внешней референции - поэтому вы и делаете то, что они говорят. Они заботятся о том, чтобы, выступая, стоять на высокой платформе; вы, конечно, не часто увидите их ниже аудитории. Они часто развешивают свои портреты больше, чем в натуральный рост, которые смотрят на людей сверху вниз. Мы знаем одного ведущего семинаров, который во время семинара позади себя помещает такую афишу со своим изображением, а с двух сторон ставит два больших телевизионных монитора с крупным планом своего лица.

Религиозные лидеры тоже много делают, чтобы отбить у последователей охоту думать о других возможностях. На одном открытом собрании, которое мы посетили, молодой человек задал очень разумный (с моей точки зрения) вопрос одному широко известному гуру. Гуру отреагировал, сказав с важностью: "Я резчик по дереву, вы кусок дерева. В прошлом месяце студент решил не делать того, что я сказал; на следующий день он попал в автомобильную катастрофу и скончался".

Грег: Это сильно похоже на военных!

Фрэнк: Вы полагаете, что армия это не культ? (смех) Я всегда думал, что это одно и то же.

Не случайно, что военные особо предпочитают более молодых рекрутов, большинство из которых ещё не успели развить сильную внутреннюю референцию. Хотя мы и не большие поклонники военных, часто выживание военного подразделения действительно зависит от немедленного и беспрекословного подчинения приказам. Остаётся надеяться, что парень, отдающий приказы, знает больше, чем вы, и знает, что делает; но даже если это не так, вероятно, будет лучше следовать его приказам, чем действовать как изолированный индивид.

Крис: Другая вещь, которую я испробовал, оказалась для меня открытием. Я принял внешнюю референцию и вообразил, что получаю инструкции, которые были либо путаными, либо такими, которых я не понимаю. Это было очень тревожащее переживание. Я получил эту большую, яркую, близкую картину, но вся она была размытой.

Верно. Если вы принимаете, что прав кто-то другой, а потом вам преподносят поток непонятного напыщенного вздора - вы, вероятно, решите, что получили адекватные инструкции, но не можете их понять. Это может оказаться серьезной трудностью.

Сэнди: Это похоже на то, что часто происходит в школе с маленькими детьми. Учитель является авторитетом, поэтому предполагается, что он знает. А он дает детям запутывающие инструкции, и они не знают, что им делать. Это одна из причин того, почему многие дети плохо учатся в школе.

Энди: Я смотрел вокруг, когда вы попросили нас выполнять это упражнение, и заметил, что поза каждого действительно менялась, когда мы переходили от внешней референции к внутренней. При внешней люди больше наклонялись вперед, а при внутренней - большинство людей немного отклонялись назад.

Хорошее наблюдение. При внешней референции люди также более склонны приподнимать голову вверх и приоткрывать глаза; при внутренней голова обычно отодвигается назад и веки приоткрыты меньше.

Когда и что делать.

В большинстве ситуаций вы поступите лучше, если будете иметь внутреннюю референцию, так чтобы вы могли принимать свои собственные решения в соответствии со своими собственными ценностями и наилучшей имеющейся информацией. Часто внутренняя референция также очень сильно коррелирует с выживанием. Виктор Франкл обнаружил, что многие выжившие в концентрационных лагерях были способны сохранять свой внутренний выбор даже в ситуациях, которые, казалось бы, полностью контролировались другими. Выживающие раковые больные также часто внутренне создают альтернативы своей жизни, вместо того чтобы пассивно принимать врученный им приговор. "Эксперты" говорят им, что они умрут через 6 месяцев - а они не соглашаются. Если это возможно для людей в столь безнадежных обстоятельствах, насколько больше это возможно для нас?

Однако в тех случаях, когда кто-то другой действительно знает больше, чем вы, лучше сработает внешняя референция. Например, если вы приведёте ребенка в пункт скорой помощи, то имеет смысл положиться на суждение врача, а не тратить время на то, чтобы выучиться на врача и самому принять решение.

В такие моменты ваша собственная информация настолько неполна, что правильно будет признать кого-нибудь другого внешним референтом для конкретного контекста, по крайней мере на время. Большинство людей делает так каждый раз, идя к врачу, к водопроводчику или любому другому человеку, являющемуся экспертом в чём-то, о чем они знают очень мало. Когда вы так поступаете, обращение к внешней референции строго контекстуализовано и вмонтировано внутрь внутренней референции, интегрирующей оба её вида. Вы по-прежнему тщательно выбираете, когда полезно доверять чьему-то чужому мнению, и по-прежнему можете использовать все способы проверки, какие позволяют ваши минимальные знания. Если ваш врач советует вам использовать пиявки, или водопроводчик предлагает сделать сточный колодец без крышки в вашей жилой комнате, вы можете решить, что вам надо поискать другого эксперта!

Хозе: Один из случаев, когда я приму внешнюю референцию - это если я смотрю на то, что кто-то мне говорит, и мне больше не с чем это сравнить, потому что я ничего об этом не знаю. Ещё один случай - когда я посмотрю, что говорил этот человек в прошлом, и увижу, что обычно он бывал прав.

И то и другое - примеры вмонтирования внешней референции во внутреннюю.

Создание внутренней референции.

Многие люди предпочтут стать более эффективными в самостоятельном принятии решений, чем быть под влиянием мнения окружающих. Если вы хотите иметь сильную внутреннюю референцию, позаботьтесь о том, чтобы у вас были способы порождать альтернативные репрезентации за счет внутреннего или внешнего поиска иди за счет обоих. Эти альтернативные внутренние репрезентации должны быть по меньшей мере столь же побуждающими, как и репрезентации, полученные от других людей.

Если вы хотите иметь больше внутренней референции, подумайте о ситуации, когда вы были более внешне ориентированы, чем хотели бы; например, вы последовали чьему-то совету, а совет оказался плохим. Вы можете вернуться к этому моменту, взять репрезентацию того, что говорил этот другой человек и сжать её, отодвинуть подальше от себя, сделать её более расплывчатой или менее цветной и т. п. Тогда вы станете реагировать на неё слабее, и будете иметь больше места для создания своих собственных альтернативных репрезентаций. Вы также можете исследовать это прошлое событие и найти первые признаки того, что этому человеку не стоило доверять, или поискать упущенные вами возможности провести проверку, которая могла бы вовремя дать вам эту информацию. Потом распространите на будущее то, чему вы научились.

Как стать "неустрашимым" перед авторитарными фигурами.

Мы использовали эту технику с людьми, которых устрашают авторитарные фигуры. Думая о человеке, который внушает ему страх, клиент обычно говорит нечто вроде: "О, да. Я его вижу. Картина большая, яркая и близкая, и она где-то высоко". В этом случае мы просим его сделать картину поменьше, отодвинуть её немного дальше, сдвинуть вниз и убавить яркость. Это позволяет ему думать о ком-то авторитарном без того, чтобы быть подавленным, и без необходимости соглашаться с тем, что тот говорит. Становится легче обращаться с другим человеком как с ровней, а не как с Большим Братом.

Вам может также понадобиться явным образом внедрить защитный голос, как у Кэролин, который с помощью многократных вопросов проверяет слова другого человека с точки зрения её целей, исследует последствия исполнения того, что кто-то говорит и предлагает альтернативные возможности. Если некто имеет только одну репрезентацию ситуации, он может действовать в соответствии с ней, даже если вы сделаете её маленькой, туманной и далекой. В следующей главе мы опишем конкретный метод обучения людей тому, как вырабатывать свои собственные оценки и решения.

Люди, реагирующие на других.

Некоторых людей не слишком пугают авторитарные фигуры, но они чрезмерно отзывчивы к нуждам других, при этом пренебрегая своими. Это приводит к "перегоранию" и часто имеет сходную структуру с запуганностью. Чтобы стать чрезмерно отзывчивым на нужды других, сначала создайте репрезентацию того, чего хочет этот человек. Потом либо сделайте этот образ большим, ярким и близким, либо возьмите его крупным планом и сделайте панорамным, так чтобы он заполнил ваш визуальный экран и у вас не было бы места для картин того, чего хотите вы. Если всё, что вы можете видеть, это потребности окружающих, то именно на это вы и будете реагировать. Эти картины обычно не выше, чем они бывают при запуганности.

Как противоядие:

1. Подумайте о ком-то, на кого вы чрезмерно реагируете, пренебрегая своими потребностями.

2. Отметьте, как вы видите этого человека мысленным взором. Является ли картина большой и близкой, может быть панорамной? Имеет ли его голос некое качество, которое делает невозможным его проигнорировать? (Если вам трудно определить важные субмодальности, сопоставьте этот образ с образом кого-нибудь, на кого вы не так сильно реагируете.)

3. Передвиньте образ этого человека/его потребностей подальше от себя и сделайте его меньше, тусклее, менее цветным и т. п. Если вначале он был панорамным, уменьшите панораму до маленькой картины в рамке перед собой. Позвольте его голосу стать тише или изменить тональность полезным образом до тех пор, пока вы не почувствуете, что уже не так сильно подавлены потребностями этого человека.

4. Теперь создайте ещё один экран того же размера, яркости и на том же расстоянии от себя, как и образ потребностей другого человека. Спросите себя: "Чего хочу я?", и поместите свои ответы в эту новую рамку.

5. Теперь вы смотрите на два экрана: на одном представлены ваши желания, на другом - желания другого человека. Спросите себя: "Что в наибольшей степени будет отвечать потребностям/желаниям, как меня, так и другого человека?" В определённых контекстах или с определёнными людьми может быть более подходящим сделать ваши собственные потребности более (или менее) важными, чем потребности других. Легче ли вам реагировать на те и другие тогда, когда они достаточно сбалансированы?

6. Распространите выбранный вами способ видения вещёй на соответствующие ситуации в будущем.

Если некто имеет внешнюю референцию, то относительно просто помочь ему стать более внутренне ориентированным. Большинство людей, которые добровольно ищут помощи, это люди с сильной внешней референцией. Разумеется, у них может быть меньше сознательных частей, которые имели бы другое мнение! Сильно внешне ориентированные люди склонны спрашивать вас, что делать, а потом следовать всем вашим указаниям, поскольку они принимают, что вы правы. Поскольку обычно не очень трудно заставить их принять вас как их внешнего референта, вы можете попросту сказать им: "Я думаю, что, без всякого сомнения, вы должны уделять больше внимания вашим собственным желаниям и думать сами". Если человек сделает это, он начнет создавать более сильную внутреннюю референцию. Если он отказывается делать то, что вы просите, он также в большей степени действует в соответствии с внутренней референцией - решая сам, вместо того, чтобы делать, что скажут другие.

Обратная связь.

Если люди с внутренней референцией открыты для обратной связи и информации извне и воспринимают её, то они и окружающие их люди, скорее всего, счастливы. Если вы хотите стать более восприимчивым к мнениям других и лучше использовать вход, вы можете сделать ваши собственные идеи менее принуждающими (меньше, туманнее, дальше), освобождая место для других репрезентаций. Вы можете сделать мысли других принуждающими хотя бы настолько, чтобы это заставило вас рассматривать их.

Если человек всего лишь немного невнимателен к обратной связи, спросите его, есть ли в его картинах какие-либо другие люди, когда он принимает решения. Возможно, что нет. Попросите его добавить жену, детей, начальника и любых других людей, которых будут задевать его решения, а потом попросите его обратить внимание на то, как эти другие люди прореагируют на предложенное решение или действие. Это вызовет полезный сдвиг к умению замечать обратную связь. Строго говоря, это скорее вмешательство в содержание, чем в субмодальный процесс, но это очень полезно для того, чтобы помочь кому-то стать более внешне-ориентированным. Некто, имеющий внешнюю референцию, скорее всего, уже имеет много других людей в своих картинах. У некоторых счёт идет на тысячи! Для них может быть полезным поэкспериментировать с принятием решений без столь большого числа наблюдателей.

Некоторые люди с внутренней референцией доходят до крайности: они наперёд принимают, что они правы, и игнорируют мнения других. Эти люди обычно делают настолько внушительные образы своих собственных мнений, что нет места даже для рассмотрения других репрезентаций. Когда человек закрыт для обратной связи, будет намного труднее заставить его измениться, поскольку он заранее запрограммирован пренебрегать чужими мнениями - включая ваши!

Человек с сильной внутренней референцией редко ищет помощи; он скорее окажется человеком, обращающимся в суд, или неуступчивым супругом. Работая с кем-либо, закрытым для обратной связи, вы должны очень тщательно синхронизироваться с его системой убеждений - а её частью является то, что он прав, а вы неправы. "Вы явно знаете много больше о своей ситуации, чем я мог бы когда-либо узнать; большая часть того, что я могу - это делать скромные предположения, в слабой надежде, что вы могли бы решить, что одно или два из них могли бы, возможно, оказаться полезными для вас". Всё, что вы хотите, чтобы он сделал, должно быть как можно тщательнее оформлено как его идея, или хотя бы как его решение. "Вы уже сказали мне, как это важно для вас. Вот вам ещё парочка идей, которые можно учесть - о чём вы, несомненно, уже думали раньше и сами - которые могли бы сделать ваши планы ещё более завершенными". Синхронизируюсь с убеждением человека в том, что у вас нет ничего, к чему стоило бы прислушаться, вы парадоксальным образом становитесь человеком, к которому стоит прислушаться.

Если человек полностью закрыт для обратной связи, это, вероятно, более опасно - особенно для окружающих - чем если он чрезмерно ориентирован вовне. Подумайте о ваших знакомых, которые попадают в эту категорию. Это люди, думающие: "Чтобы знать, что я прав, я не нуждаюсь в том, чтобы видеть или слышать что-либо извне". Эти люди не ищут в окружающем мире значимую для них информацию: уточнения, опровержения, дополнительные знания и т. п. Они также не слышат обратную связь даже тогда, когда она им предлагается, так как они обычно говорят себе: "Я уже знаю, что я прав, поэтому зачем беспокоиться?" Изменение экстремальной внутренней референции такого рода очень затруднительно, потому что в момент, когда вы говорите нечто, посягающее на то, про что этот человек знает, что это верно, он говорит: "Никогда!" Работа с человеком такого рода - настоящий вызов, потому что он живёт в очень узкой и специфической реальности. Параноидный субъект - великолепный пример такого рода.

Сэлли: Как же вы обходите это?

Ну, абсолютно надёжных28 методов нет, но есть ряд вещёй, которые вы можете попробовать; большинство из них скрытые.


28 foolproof - "дуракоустойчивых" (прим. переводчика).


Параноидному или любому другому недоверчивому человеку вы можете сказать: "Не доверяйте мне! Даже если я не хочу вам навредить, я могу сделать это случайно. Я хочу, чтобы вы были очень бдительным и внимательно проверяли всё, что я скажу и сделаю, чтобы быть уверенным, что то, что мы делаем здесь вместе - для вашей пользы". Опять же, инструктируя человека не доверять вам - что он и так в любом случае будет делать - вы парадоксальным образом становитесь заслуживающим доверия. Делая это, вы можете вставить ряд пресуппозиций и рефреймингов, которые окажутся полезными позднее. К примеру, три предложения в кавычках, приведенные выше, вводят различения между намерением, поведением и результатом, а также пресуппозиций, что можно работать вместе, и что это может принести человеку пользу.

Вместо того, чтобы пробовать изменить систему убеждений человека, зачастую гораздо проще использовать её как рычаг, чтобы заставить его делать то, что вы хотите. После тщательной синхронизации вы можете использовать все другие инструменты НЛП, пока они неявные или находятся в подходящей рамке. "Поскольку вы гораздо умнее остальных членов вашей семьи, вам будет очень легко и просто быть добрым и мягким к ним, пока они медленно учатся тому, что вы уже знаете". "Поскольку вы столь уверены, что вы правы, не будет вреда в том, чтобы внимательно выслушать мнения вашей жены и тщательно рассмотреть их, как если бы они были столь же важны, как ваши собственные. Только человек, который неуверен в своих взглядах, стал бы этому противиться".

Человек, закрытый для обратной связи, обычно соглашается, что доверять другим опасно. После синхронизации с этим вы можете указать, что другое часто будут вести себя глупо, а это может навредить ему, поэтому важно знать, что они думают - независимо от того, насколько это может быть далеко от цели. Отсюда один небольшой шаг до того, чтобы указать ему на важность учёта чужих суждений при принятии собственных решений. Ещё более важно продемонстрировать, что быть закрытым для обратной связи может оказаться для него опасным. Вы можете сделать это на примере его прошлых неприятностей, или на сиюминутном примере во время сеанса супружеской или семейной терапии, или вы можете создать такую ситуацию сами.

Другая альтернатива - полностью обойти сознательное мышление, используя метафору или структуры гипнотического языка, обращаясь к игнорируемым и менее сознательным частям человека.

Иногда вы можете достаточно узнать о системе верований человека, чтобы тщательно синхронизироваться с ней, а потом "случайно" разрушить её, указывая на непоследовательности или противоречия или с помощью искренних просьб разъяснить вам ваше недоумение. Однако если вы пробуете это, будьте очень осторожны. Если это не удастся, вы потеряете раппорт (возможно, навсегда); а если преуспеете в разрушении его реальности, у него могут появиться всякие странности.

Наша любимая история на эту тему - об одном психически больном в ветеранском госпитале в Пало-Альто, верившем, что он Бог. Он был очень надменным и отчуждённым, и никто не мог вступить с ним в контакт. Дон Джексон, очень находчивый психолог, предложил продемонстрировать, как можно к нему пробиться. Когда пациента привели, ему предложили стул рядом с Джексоном. Пациент берет стул и отодвигает его далеко в сторону, и потом садится в царственной манере, и молча смотрит на группу с выражением невероятного превосходства и пренебрежения.

После разглядывания его в течение нескольких минут, Дон Джексон подходит к нему, почтительно становится перед ним на колени, склоняет голову и говорит: "По-видимому, вы Бог. Поскольку вы Бог, только вы заслуживаете ключи от этого госпиталя", и нежно кладет своё кольцо с больничными ключами в ладонь пациента. Он делает паузу, а потом говорит медленно: "Однако, если вы Бог, вы не нуждаетесь в этих ключах". Потом он встаёт и идет обратно к своему стулу и садится. Пациент сидит несколько минут, осмысляя, очень взволнованный, а потом подпрыгивает, пододвигает свой стул к Джексону, садится, пристально смотрит ему в глаза и взволнованно говорит: "Эй, парень, один из нас сумасшедший!"

Коммуникация Дона Джексона, как словесная, так и несловесная, синхронизировалась с миром пациента, а потом указала на противоречие в нем. Тот пациент мог ответить: "Хотя я не нуждаюсь в ключах, потому что я Бог, я всё равно возьму их", но он не сделал этого.

Джон Розен делает то же самое немного менее тонко. С пациентом, который верит, что он Бог, Джон берет четыре или пять сильных помощников, насильно валит пациента на пол, садится ему на грудь, а потом говорит: "Если вы Бог, как мы, обыкновенные смертные, можем пригвоздить вас к полу? Вы совершенно беспомощны. Если вы Бог, то давайте, уничтожьте нас". Розен настаивает на контакте: очень трудно оставаться кататоником, когда кто-то сидит у тебя на груди и орёт на тебя. Если пациент отворачивает голову. Розен хватает её и поворачивает её обратно, а если он закрывает глаза. Розен открывает их! Если нужно, он готов продолжать это много часов подряд. Это может показаться грубым, однако пациенту очень трудно это проигнорировать.

Ричард: Я обнаружил, что некоторые люди с сильной внутренней референцией имеют также сильные полярные реакции.

Это хорошее замечание. Иногда вы можете использовать это как рычаг "Ну, разумеется, такой человек, как вы, никогда не сможет научиться демонстрировать свой интеллект, приспосабливаясь к другим людям, которые важны для вас".

Крайние варианты внутренней и внешней референции интересны, и контрасты между ними могу научить вас некоторым полезным различениям. Конечно, большинство людей попадают где-то между крайностями; у них есть некий способ порождать альтернативы тому, что говорят кто-то другой, и некий способ сравнивать и оценивать их. Внутренняя и внешняя референция является функцией от субмодальностей, которые человек использует для конструирования альтернативных репрезентаций. Часто вы можете помочь ему найти лучший способ достигать его целей, попросив его поэкспериментировать с изменением этих репрезентаций.

В заключение мы хотим предупредить вас о другом способе вмонтирования референции, который менее очевиден и намного менее полезен. Вы можете иметь внешнюю референцию и вмонтировать внутреннюю референцию внутрь неё! Многие лидеры культов похожи на людей с внутренней референцией: они говорят другим, что делать. Однако она встроена вовнутрь внешней референции: отчаянную потребность иметь большую группу согласных с ними последователей. Поскольку эта система столь закольцована (единственный важный аспект верования заключается в том, что определенное число других людей тоже разделяет его), она и гораздо более хрупка. Если последователи покидают его, мир лидера рушится. Джим Джоунс - первый пример, но есть и много других; есть даже несколько таких в маленьком мире НЛП Питер Гоблен хорошо сказал об этом в следующем стихотворении:

Деятель,

Берегитесь ищущего учеников

миссионера

деятеля

всех, обращающих в свою веру

всех, утверждающих, что нашли

путь на небеса.

Потому что звук их слов

это молчание их сомнений.

Аллегория вашего обращения

поддерживает их в их неуверенности.

Убеждая вас, они силятся

убедить себя.

Они нуждаются в вас

говоря, что вы нуждаетесь в них:

здесь есть симметрия, о которой они не упоминают

в своей проповеди

или в собрании

у потайной двери.

Подозревая каждого из них

Относитесь с опаской и к этим словам,

потому что, разубеждая вас,

я обретаю новое свидетельство,

что нет кратчайшего пути,

Психология bookap

вообще нет дороги,

нет цели.