Раздел 4. Российская федерация: на пороге "оранжевой" революции.


. . .

Глава 21. Прогноз риска "оранжевой" революции в РФ.

Через четыре месяца после завершения "оранжевой" революции на Украине среди политологов РФ не сложилось определенного мнения о степени риска того, что попытка подобной операции будет предпринята в РФ. Можно встретить, например, такое суждение: "В политтехнологической среде сегодня преобладает твердое убеждение, что Россия - не Украина и, несмотря на старания различных политических и олигархических групп, никакая "оранжевая революция" Российской Федерации не грозит. Однако это вовсе не значит, что в Кремле никак не готовятся к появлению "майдана" в Москве или в Уфе"321.


321 К. Кахиани, Д. Слободянюк. Режим охлаждения. - "Политический журнал", 2005, № 13.


Такого же мнения придерживается профессор из США Г.Дерлугьян, изучающий постсоветское пространство. Он пишет: "Поскольку в завуалированной или открытой форме регулярно возникает вопрос о путинской России, особо отмечу, что здесь отсутствуют две важнейшие предпосылки восстания. Во-первых, в России и, самое главное, в Москве и близко нет такой демографической массы неудовлетворенной молодежи, как в странах со все еще активным сельским населением. Во-вторых, едва ли не важнее, что Путину удалось восстановить централизацию бюрократического аппарата (с его эффективностью дела обстоят пока хуже). Если что-то власти и грозит, то не свержение, а застой из-за неспособности наполнить смыслом рецентрализацию государства и диверсифицировать экспортно-сырьевую экономику"322.


322 Г. Дерлугьян. Выход из революции. - "Политический журнал", 2005, № 13.


Исчерпывающего систематического анализа мнений экспертов, скорее всего, никто не делал и уж точно не публиковал. Ознакомление с наиболее доступной литературой показывает, на наш взгляд, что большинство не просто считает этот риск большим, но ожидает, что какой-то вариант "бархатного" переворота произойдет в РФ неминуемо. Поэтому лучше сначала рассмотреть доводы меньшинства, которое не видит возможности для "оранжевой" революции в РФ.

Вот, с некоторыми сокращениями, итоговая статья политолога Дмитрия Юрьева на тему об "оранжевых" революциях - "Революции не будет ":

"Кажущаяся неизбежность "революционного марша" по просторам СНГ порождена наложением внешних и внутренних обстоятельств. Внешние обстоятельства - это глобальный характер вполне технологичного, организованного и ресурсно обеспеченного процесса продвижения демократических услуг на сформированном и тщательно упакованном "всемирном рынке демократии"...

Второй базовой причиной кажущейся неизбежности революционного крушения всех пока еще не свергнутых режимов в СНГ является тяжелейший кризис, который можно назвать кризисом недореволюции...

Однако революции в России пока что не будет. Точнее - не будет той "оранжевой революции", которую уже примерили на нее все - от руководителей путинской администрации до лондонских герценов-самозванцев.

Глобинтерновский проект в целом близок к выходу на "режим насыщения". Конвейерное применение отработанных технологий на самом деле обеспечивает один-единственный гарантированный результат - подрыв народного повиновения, всплеск бунта. Однако неотроцкисты-догматики... ожидают, что вслед за "праздником непослушания" успокоившийся и довольный народ перейдет в режим лояльности к новой власти, к окончательно десоветизированной номенклатуре, эффективно заточенной под выполнение традиционных обязанностей колониальной администрации, сформированной "из местных"... Но даже на Украине и в Грузии идет вовсе не как по маслу... Куда более мрачные перспективы - у эрзац-революций в Казахстане, Киргизии, Узбекистане, Азербайджане...

Российская же ситуация - совсем особая. С одной стороны, в стране, несомненно, наблюдаются самые острые признаки "недореволюции". Настроения фрустрационного озлобления, массовой неудовлетворенности фиксируются во всех слоях общества... С другой стороны, специфика властно-общественной конфигурации в России делает "оранжевый" вариант невозможным в принципе... Конфликт между разными ложноножками "партии власти" - это борьба за ресурс, за право называться "настоящей партией власти", причем в случае утраты лояльности всякая возможность бороться за этот ресурс исчезает, а значит, утрата лояльности невозможна. Это существенно отличает ситуацию от номенклатурных драк в братских республиках - там значительные пласты номенклатуры выбрасывались из власти буквально на улицу, лишались всякого доступа к ресурсу и превращались в мощный инструмент антисистемной активности.

Во-вторых, та оппозиция, которую можно было бы назвать политической, более-менее реальной, оказывается оппозицией по существу реваншистской, при этом маргинальной. Из кого она состоит? Из КПРФ, СПС, "Яблока" и политических проектов опальных "олигархов"... Что может противопоставить власти этот конгломерат, кроме мстительной ненависти и безнадежной мечты о реванше?

"Оранжевый процесс" в России не может завершиться узурпацией победы на выборах его инициаторами. В силу специфики протестных настроений в России, особенно в регионах, можно ожидать, что инициаторы "оранжевого бунта" станут первым объектом социальной агрессии, более ненавистным, чем партия власти. Никакой реальной базы для формирования в ближайшие годы системной оппозиции, которая могла бы обеспечить обновление политического класса и эффективный перехват власти, нет; социальной базы и ресурсных возможностей для ее формирования тоже нет. Поэтому единственной альтернативой катастрофическому прогнозу (будь то оккупационный оранжевый, будь то фундаменталистско-погромный "черный") становится реальное восстановление властно-общественного диалога, отказ от схематизма, от шаблона, перехват информационно-политической инициативы.

В частности, одним из немногих эффективных "выходов" из кризиса недореволюции мог бы стать вариант использования энергетики массового недовольства через включение механизмов "управляемой революции", "революции сверху" - вариант, системно воспроизводящий схему победы в 1999 г. При этом власти не обойтись без радикального кадрового обновления (в первую очередь, без замены безликих "андроидов" во главе властных политпроектов), без радикализации политического словаря, без перехвата эмоциональной, популистской риторики с выводом на первый план тематики национального достоинства и социальной защиты. Данный вариант мог бы быть реализован при наличии политической воли и жесткого проектного планирования через слом существующих общественных настроений и снятие социально-психологической напряженности - хотя и представляется достаточно маловероятным в силу инерции политического мышления и ограниченности кадрового ресурса".

На наш взгляд, эта конструкция, призванная показать невозможность "оранжевой" революции в РФ, внутренне противоречива. Вес факторов, толкающих к революции, нам представляется несоизмеримым с теми, что эту революцию блокируют. Модель Д.Юрьева просто не дает оснований, чтобы соизмерить вес этих двух групп факторов.

На одной чаше весов - решение "Глобинтерна" сменить властную верхушку в РФ, а также "тяжелейший кризис" в РФ ("настроения фрустрационного озлобления, массовой неудовлетворенности фиксируются во всех слоях общества"), "мстительная ненависть и безнадежная мечта о реванше" организованных политических сил справа и слева. На другой чаше весов - невозможность "утраты лояльности" разными частями ("ложноножками") партии власти.

Во всем этом много метафор, но нет меры, позволяющей "взвесить" конфликтующие факторы. Интуитивная оценка, скорее, отдает предпочтение факторам, толкающим к революции. И решение правящей верхушки Запада, и тяжелый кризис в РФ - вещи вполне серьезные. А тот факт, что на Украине не все идет как по маслу, для этой самой правящей верхушки фактор несущественный. В Ираке тоже не все идет как по маслу - ну и что?

Сам же Д.Юрьев признает, что "единственной альтернативой катастрофическому прогнозу становится реальное восстановление властно-общественного диалога, отказ от схематизма, от шаблона, перехват информационно-политической инициативы". И каковы же возможности этого поистине чудесного преображения власти? Откуда у нее возьмутся ресурсы для диалога с обществом, отказа от шаблона, перехвата инициативы и пр.? В каких "ложноножках" партии власти таится этот потенциал?

Этот потенциал Д.Юрьев оценивает очень низко, а задачи для власти ставит непомерные - совершить "управляемую революцию" с выводом на первый план тематики национального достоинства и социальной защиты". Надеется ли Д.Юрьев, что власть сможет решить эти задачи? Нет, нисколько не надеется - "в силу инерции политического мышления и ограниченности кадрового ресурса".

Таким образом, общий вывод, что "оранжевой революции в России пока что не будет", противоречит и доводам, и конкретным частным выводам самого же Д.Юрьева. Прогноз, вытекающий из его модели, стал бы более реалистичным, если бы он назвал еще одну альтернативу катастрофическому сценарию - проведение невидимой "оранжевой" революции сверху, то есть самой властью. Иными словами, совершение властью такой "управляемой революции", при которой на первый влан выводится не "тематика национального достоинства и социальной защиты", а совсем наоборот - ликвидация всякого национального достоинства и углубление "социальных реформ". Будет ли при этом использована радикальная патриотическая риторика, поставят ли на Красной площади памятник Сталину - зависит от выбранного сценария и таланта режиссера.

Другие политологи, отрицающие угрозу переворота для РФ, обычно не дают развернутых доводов, а указывают как на вещи очевидные на два момента: эта революция никому не нужна, потому что и так в РФ правит прозападная элита; эта революция невозможна, потому что народ В.В.Путина любит и свергать его никому не позволит. А если кто и полезет, то В.В.Путин и сам кого хочешь свергнет.

Г. Павловский считает революцию "безудержно популистским" проектом и на этом основании не видит для него условий в РФ. В интервью "Независимой газете" он даже угрожает глупым революционерам: "Кстати, следует помнить, за кем в России есть реальный ресурс популизма. Этот "революционный потенциал" сегодня, безусловно, в руках Путина. Если бы он захотел, он мог бы перевернуть страну ста словами, отменив политику и партии. Одним своим заявлением он может сформировать общенациональную силу, верную лично ему. То, что он этим не пользуется, а идет на выборы и усиливает партийную систему, - одно из самых надежных подтверждений его демократической лояльности"323. Трудно понять эту парадоксальную логику. "Революционный потенциал" в руках у Путина, но он его применять не будет, потому что демократ. А если бы захотел... В том-то и проблема, что не хочет, что "демократ ". И Николай II, если бы захотел... Непонятно, как это тайное желание может предотвратить действия тех, кто и хочет, и может.


323 Г. Павловский. - "Независимая газета", 08.04.2005.


О том, что "революционным потенциалом" располагает не только В.В.Путин, но и внешние силы, которые, когда считают нужным, используют этот потенциал очень даже эффективно, "советник вождя" отозвался снисходительно: "Я не могу исключать и у нас попыток интернациональной помощи "русским народным демократам". Это надо разбирать отдельно - зачем, почему они это делают, зачем это нужно". В принципе, вопрос "зачем им это нужно " представляет в данном случае чисто академический интерес. Важно, что это зачем-то делают, а задача власти РФ - организовать противодействие. Но эта часть проблемы Г. Павловского не интересует.

Некоторая часть нашей демократической элиты отрицает угрозу "оранжевой" революции "с другой стороны" - дескать, нос у нас не дорос до таких тонких технологий. Будет у нас, конечно, революция, но не такая элегантная. В интервью спросили А.Н. Яковлева: "Возможна ли у нас оранжевая революция?" Отставной перестройки барабанщик, разочарованный в русском народе, мрачно ответил: "Беда в том, что так, как на Украине, не получится. Там стоят, разговаривают два противника и улыбаются, доказывая что-то друг другу. А мы ведь резать начнем друг друга"324.


324 "Независимая газета", 19.04.2005.


В феврале в информационно-исследовательском центре "Панорама" произошла дискуссия на тему революции в среде московской художественной интеллигенции. Для обмена опытом приехали гости-писатели прямо с Майдана Незалежности и из штаба Ющенко, для обмена опытом. Как сказано в репортаже об этой дискуссии, "в заключение московские интеллигенты сошлись во мнении, что, к сожалению, в ближайшее время "бархатная революция" России не грозит, а ожидается традиционный "бессмысленный и беспощадный" бунт"325.


325 "Политический журнал", 2005, № 4.


Этот прогноз поддерживает и Б.А.Березовский - видимо, для нагнетания эмоций перед спектаклем: "Ни о какой "бархатной революции" в России речь не идет. Вопрос только в том, будет много крови или мало. Судя по той глупой и нерешительной власти, какая есть в России, - не думаю, что будет много крови, но она неизбежна".

Ряд экспертов считает, что революция в РФ приобретет "коричневую" окраску. Иногда эту группу называют "кор-алармисты": "Это эксперты, опасающиеся того, что оранжевая революция в России будет коричневого цвета. Хотя аргументация именно подобного сценария развития событий в России представляется недостаточно убедительной, под знамя "кор-алармизма" уже встали известные российские интеллектуалы: Марк Урнов, Юлий Нисневич и многие другие"326.


326 О. Маслов, А. Прудник. "Бархатная революция" как неизбежность. - "Независимая газета", 13.05.2005.


Менее эмоциональные авторы видят положение так. Ю.Громыко пишет: "Мы приближаемся к некоторому своеобразному рубежу российской истории, когда так и не сформулированные цели, не выстроенная идеология страны оборачиваются возможностью развала всех политических групп и даже полным разрушением всё ещё пока слабо колышащейся социально-стратовой структуры страны".

Здесь - ожидание революции, порожденное не интригами закулисных сил, а фундаментальным фактором, динамикой углубления кризиса в самой РФ. Ее системное ослабление приближается к такой пороговой точке, когда эти всегда имеющиеся в наличии закулисные силы просто не могут не воспользоваться моментом.

Из таких же фундаментальных причин исходит в своем прогнозе и Е.Холмогоров: "В России и вовсе трудно ожидать, что на улицы "свергать режим" можно вывести действительных "оранжевых" (или даже оранжево-голубых) мальчиков. Если кому-то необходимо было бы похоронить нынешний российский режим, то нельзя было бы придумать ничего лучше, чем похоронить его под грузом собственных системных противоречий. Эти противоречия настолько фундаментальны, что вообще непонятно - как еще что-то держится"327.


327 Е.Холмогоров. "Мы не рабы. Рабы - они". - - www.apn. ru 25.01.2005.


Вячеслав Игрунов в ожидании революции также исходит из "массивных" причин: "Все тот же олигархический режим, при котором "либеральные реформаторы" экспериментируют с народным долготерпением. Все тот же разгул корыстолюбивого чиновничества и то же пренебрежение интеллектуальными элитами, которые болезненно переживают свою маргинальность. Продолжается разрушение отечественных науки и образования, недопустимо медленно идет развитие малого бизнеса"328.


328 В. Игрунов. Революция произойдет, и довольно скоро. - "Независимая газета", 11.04.2005.


М.Чернов рассуждает, исходя из аналогии: "На просторах бывшего Советского Союза началась очередная "оранжевая революция"... "Оранжевые революции" произошли в Грузии и на Украине. Аналогичные по смыслу события происходят в Киргизии... Судя по выступлениям в Башкирии и активности аналогов украинской "Поры" в двух столицах, все эти революции - этакий бикфордов шнур, который тянется к России, и рвануть он должен именно здесь".

Как видят эти авторы конкретные поводы и признаки назревающей революции? В. Игрунов пишет: "Рассуждения об угрозе "цветной" революции в России за короткое время стали расхожими. Разумеется, помогают этому протестная активность, вызванная монетизацией льгот, оранжевые шарфы и палатки на улицах Петербурга и Башкирии и объявившаяся в наших пределах "Пора"...

До революции не так и далеко. Если мы посмотрим на отношение населения к институтам власти, то увидим страшную картину. Наши граждане ни в грош не ставят парламент, не верят судам, ненавидят милицию. Авторитетом не пользуется никто, кроме президента. Но если - не дай бог - с президентом что-то случится? Или обрушится его рейтинг? Да и, наконец, если во властной элите не окажется яркой фигуры - как не видно ее сейчас, - то процедура передачи власти в стандартной ситуации 2008 года может привести к нетривиальным результатам. Даже если Путин сохранит значительную часть поддержки, не факт, что он сможет "передать" свое доверие предполагаемому преемнику...

Доверие к власти уже не так безусловно и в силовых структурах, армейские офицеры не жалеют крепких слов не только для своего министра...

Если пытаться предотвратить нежелательный исход смены власти так грубо, как это делается сейчас на каждом шагу, взрыв хотя бы в одной из точек напряжения практически неизбежен. Тогда власти уцепиться будет не за что".

Игрунов отмечает очень важную особенность момента, которую, как правило, совершенно упускают из виду политики и эксперты - тот психологический стресс, в котором вот уже двадцать лет живет население наших стран и в котором нет просвета: "Что одинаково характерно для всех революций последних полутора лет? Прежде всего усталость людей от власти. Моральная изношенность режимов".

М.Чернов очень оптимистично оценивает и нашу способность предвидеть ход событий, и исход "оранжевой" революции в РФ: "Ну так что ж, сценарии ясны. Западные манипуляторы оседлали вызванное действительно объективными причинами недовольство народов и сделали все очень технично - направили энергию в "правильное русло". В Киеве разыграли сценарий столичного уличного противостояния, в Киргизии играет военный элемент. С теми же, возможно, слегка модифицированными технологиями придут и сюда. Сразу напрашивается вопрос - стоит ли нам опасаться мещанской "оранжевой" революции? Похоронят ли прозападные "цветные" марионетки Россию? Я думаю, что нет. По одной простой причине - наша революция не просчитывается. Свидетельство этому - наша история. Ну, брал Ленин деньги у немцев - не по немецкому сценарию все вышло же. Поддерживали британцы и американцы меньшевиков и всяких окраинных националистов, и что стало в итоге с теми меньшевиками и локальными "фюрерами"?

Технологии "оранжевой революции" приведут к брожению в обществе, и на политическую и социальную авансцену выйдут новые, еще не задействованные в текущих раскладах силы. "Оранжевая революция" обязательно перерастет в другую - "красную", и совсем не бархатную. В отличие от тех же украинцев, грузин, молдаван - не в обиду этим народам будет сказано - российским людям не свойственно местечковое мышление. Что бы ни произошло, в России всегда мыслили большим пространством, куда входит как минимум весь постсоветский мир. Никому мало не покажется".

Трудно разделить его оптимизм, хотя бы потому, что и Украина - не менее Россия, чем РФ. И особо "российским людям" похвастать пока нечем, очень уж свойственно им оказалось в иные моменты и в определенных отношениях местечковое мышление, и удалось его просчитать нашим революционерам - и Горбачеву, и Ельцину. Да, вряд ли на этот раз прозападные "цветные" марионетки похоронят Россию - но не вследствие загадочной русской души, мыслящей большим пространством. Не похоронят потому, что "российские люди" все-таки научились быстрее соображать, подсчитывать и договариваться между собой. И из урока "оранжевой" революции на Украине тоже кое-какие уроки извлекли - спасибо братьям-славянам. Однако наша сила и наша слабость пока что находятся в очень неустойчивом равновесии.

Е.Холмогоров смотрит на наши перспективы с большой тревогой: "Проблема- 2005", основная опасность, которая угрожает в течение 2005 года, формулируется очень просто - это угроза самоубийства власти. Попытка политической системы, сложившейся в России с 1991-93 годов и частично реформированной в 1999-2000 гг., добровольно прекратить свое существование, "выйти из игры", выведя с собой капиталы и вывезя людей, а заодно упразднив и суверенное Российское государство как таковое...

В России первым и главным выводом из украинских событий было предположение, что "все это только репетиция того, что должно произойти в Москве". И появились многочисленные гипотезы того, "как оно все будет у нас". На роль "вождя революции" назначали то Лимонова, то Рогозина, то Березовского, то выискивали в верхнем эшелоне элиты ту "темную лошадку", которая попытается повести за собой народ. Но при этом недостаточно учитывался тот факт, что организованная "оппозиция" не является коренником в революционной тачанке. "Коренным" остается все-таки сам политический режим, который разыгрывает перед публикой драму самоуничтожения и легитимизирует любую оппозицию тем, что трудно себе вообразить что-то хуже, чем "эти негодяи у власти". Поэтому выискивать надо не столько куколки (или гниды, если говорить более точным языком) будущих революционных вождей, сколько признаки подготовки к "суициду власти" - будь то дрожание рук, нервическое покуривание или поиск орудий самоубийства.

И тут, оказывается, далеко ходить не нужно. Веревка, на которой в любой момент может повеситься политическая система современной России, свита, завязана в прочную петлю и даже уже перекинута через потолочную балку. Правда, этот факт почему-то все обнаружили лишь тогда, когда петля затянулась на шее, и с начала года страну начали сотрясать массовые акции социального протеста, равных которым Россия не знала за весь "путинский период". "Монетаризация льгот" - самая бессмысленная, абсурдная и вредительская из всех квази-либеральных реформ последних лет - начала приносить свои плоды. Плоды абсолютно закономерные...

Крайне сомнительно, что подобные либеральные проекты могли бы быть приняты государством, не имеющим тяги к политическому суициду... Готовность "злить народ" может быть только сознательной, и те, кто предложил и протащил подобную реформу, скорее всего, руководствовались именно стремлением к большим потрясениям, ролью того самого "бессмысленного и бессильного злодея", каковым должна быть власть по сценарию новейших импортных революций. Петля была изготовлена и прикреплена вполне сознательно, и голова в нее просунута совершенно добровольно.

Просчитать политические последствия "монетаризации" труда не составляло... Радикальная западническая оппозиция, "лондонский центр", патронируемый Березовским, также не скрывали своего стремления использовать социальное недовольство в целях ликвидации ненавистного "режима". Либеральные издания в течение всего прошедшего года пестрели призывами к "интеллигенции" осознать свое братство с народом, протестующим против той же власти, и сделать социальные требования тем тараном, который разрушит политическую систему"329.


329 Е.Холмогоров. Проблема 2005. - "Спецназ России", 2005, № 1 (100).


М.Чернов считает, что "оранжевая" революция в РФ, если начнется, перерастет в "красную". Эксперты, близкие к либеральному лагерю, опасаются, что она проделает в нынешнем порядке брешь, в которую ворвется националистическая струя. Игрунов пишет: "Сегодня многие либералы не прочь поиграть с уличной стихией. Однако в случае потрясений общество неизбежно сползает туда, куда движется оно в спокойный период. А движемся мы сегодня к обострению социальной напряженности, к росту ксенофобии и изоляционизма, к жажде твердой руки и решительных действий. Словом, если наша "оранжевая революция" состоится, она будет иметь отчетливо коричневый оттенок. А может, кто-то именно этого и ждет?"

Подавляющее большинство политологов не касается возможных альтернатив революционного сценария для РФ, хотя нет особых оснований считать, что будет в точности повторена схема, использованная в Сербии, Грузии и на Украине. Нет и открытых дискуссий между сторонниками разных сценариев, хотя "оранжевая" в РФ явно может пойти по двум разным траекториям - или она начнется в "центре", или "на местах". Р. Сафиуллин пишет: "На территории России сценарий переворота по образцу ОР будет отличаться от ОР, произошедших в отдельных мононациональных республиках. Сначала должны произойти региональные перевороты (достаточно 3-х или 4-х), которые один за другим будут делегитимизировать центральную власть. В конечном счете, это должно привести к распаду России как целостного государства де-факто, идеологической дезориентации региональных элит и установлению над ними внешнего контроля, а уже затем юридического оформления нового статус-кво в Москве. Будет это ОР или подковерное соглашение элит, в принципе, уже не важно. Можно утверждать, что технический сценарий разрушения СССР, реализованный в 91-м году, может быть с успехом применен для сегодняшней России, в случае если нынешние элиты не внесут принципиальных изменений в политический курс страны. Судя по последнему посланию президента страны Федеральному собранию - принципиальных изменений курса не предвидится"330.


330 Р. Сафиуллин. Революция по краям. - www.apn.ru 05.05.2005.


С. Белковский на пресс-конференции 17 мая 2005 г. в "РИА-Новости" высказал сходный прогноз: "Сегодня власть удерживается традиционной легитимностью Кремля как наследника центральной власти. Как только эта система распадется, а сегодня набирают силу внутренние тенденции, ведущие именно к этому, в этот момент очень значительная часть России утратит стимул к пребыванию в его составе. Я имею в виду не только Татарстан, но и Якутию, и значительные территории Сибири и Дальнего Востока" (www.apn.ru).

Р. Шайхутдинов также относится к тем немногим аналитикам, которые указывают на вероятность второй траектории: "Один из возможных сценариев для России - не планомерно-систематическая революция с одним лидером, а революция "кусочная", с несколькими лидерами, которые могут даже и не договариваться между собой. В России скорее всего произойдет несколько "цветных революций" - происламская, сибирская, прозападная, дальневосточная, в результате чего Россия может не только потерять существенные территории, но и распасться на части"331.


331 Р. Шайхутдинов: Киргизия-2005: "Демотехника" на марше. - rus-crisis.ru/modules.php?


Подход Р. Шайхутдинова к прогнозу характера возможной "оранжевой" революции в РФ плодотворен. Поскольку революция представляет собой лавинообразный распад легитимности политического режима (власть утрачивает "силу и согласие"), то Р. Шайхутдинов и предлагает выявлять главные уязвимые точки в легитимности властной конструкции, возникшей после 1999 г. Уже в ходе программы Горбачева, а затем Ельцина был подорван и во многих своих элементах разрушен тот "образ истинности" (картина мира, представление о благой жизни), который связывал множество социальных групп и субкультур в общество, в единый народ. Теперь начинается второй раунд рассыпания уже рыхлого, слабо связанного общим культурным ядром "российского народа". В разных измерениях происходит его разделение на много "малых народов", связанных своей новой солидарностью - и легитимность общей власти растаскивается.

Р. Шайхутдинов пишет: "Например, в сознании прозападно настроенных людей российская власть частично утратила свою легитимность из-за того, что она нецивилизованная, не заботится о соблюдении прав человека, разбойничает по отношению к чужой собственности, трактует политических противников как уголовников, не культивирует экономические свободы и т.д. Теперь уже дело техники сформировать из так настроенных граждан прозападный народ (например, со "столицей" в Калининграде) и, опираясь на чужую, европейскую легитимность, начать атаку на власть. Скажем, под лозунгом "Отпусти народ мой" (так обращались евреи к фараону) - в данном случае, в Европу. И лидеры легко найдутся.

Точно так же, в сознании исламистов российская власть не до конца легитимна, потому что она про-православная, потому что не строит правильные отношения с исламом и так далее. То же с точки зрения жителей Сибири и Дальнего Востока - она не до конца легитимная, потому что не выполняет своих обязательств по отношению к населению, потому что эти регионы сегодня забыты - и так далее.

Кстати говоря, народы не обязательно должны быть локализованы территориально. Например, по отношению к пенсионерам российская власть потеряла свою легитимность, потому, что не выполняет никакие свои обязательства - начиная с обмена денег, когда все сбережения были потеряны, и кончая нынешними фокусами с монетизацией. А сейчас еще начнутся проблемы с лекарствами и с отменой льгот на жилье...

Потеря властью тех или иных оснований легитимности свидетельствует о том, что любой из этих народов, восстав и выйдя на площадь, получает возможность ее скинуть. И сегодня этому ничего нельзя противопоставить. Ведь власть не может признать, что она - "антинародный режим"332.


332 Там же.


В "Живом журнале" большую широту мышления обнаруживают непрофессиональные аналитики. Один участник обсуждения предложил прогноз хотя и слишком изощренный, но указывающий на возможные риски. Ведь ценность прогнозов не в том, что они сбываются, а в том, что при их подготовке и изучении у нас работает системное мышление - мы конструируем в уме разные образы будущего, а для этого нам надо выявить и расставить по местам все части настоящего и их корни в прошлом, увидеть возможности возникновения между ними разных конфигураций связей. Это позволяет в какой-то степени преодолеть механистическую веру в то, что какие-то "объективные законы" фатально предопределяют ход событий.

Он считает, что доктрина революции для РФ будет ставить первой целью расчленение страны, а не овладение рычагами центральной власти. А для достижения этой первой цели режим В.В.Путина должен будет уйти, уступив место у власти "патриотическому" правительству, которое и доведет РФ до катастрофы.

Вот, с сокращениями, эта версия прогноза:

"Кто сказал, что Западу в России нужно прозападное правительство? Оно было бы необходимо, если бы Запад по-прежнему стоял на тех позициях, что ему нужна слабая, зависимая, но целостная Россия. В середине 90-х в Европе и США писали, что пока распад России пугает - мол, это "вызов к которому мы не готовы". А если сейчас готовы? В таком случае вполне логично предположить, что "майдан" в Москве не входит в планы кукловодов. Гораздо нужнее дюжина "майданчиков" в Уфе, Казани, Калининграде, Нальчике, Новгороде, Санкт-Петербурге, Пскове, Томске, Ростове и т.д... В общем, как верно написал Владимир Горюнов: "Наивно думать, что технологии "розовых революций" будут применены к России как единому государственному организму - "расхватывать" нашу страну, скорее всего, станут по частям".

Самоубийственные либеральные кульбиты правительства, тотальная коррумпированность чиновничества, глубокая апатия населения, неспособного к отстаиванию даже самых насущных интересов порождает оптимизм революционеров - "что хошь сделаем, никто не встрянет!" Но те же самые факторы присутствовали и в середине 90-х, более того - тогда существовал блок протестных территорий, т.н. "красный пояс", но сепаратистских тенденций в них не наблюдалось. Если "раскачать" национальные республики, в ряде случаев не составит особого труда, то отделенческие настроения в русских областях при всей неприязни к "зажравшейся Москве" и отвращению к "политике центра" остаются пока что гипотетическими.

Можно, с большой вероятностью считать, что "бегство от безумного центра" будет маловероятным до тех пор, пока "в его безумье есть система", т.е. пока он будет привычно "либерально грабить". Более того - уверенность, что будет только хуже, настолько велика, что может прошибить даже пресловутую "стену равнодушия" и по-домашнему, оплеухами разогнать жалкие кучки "майданщиков" до подхода готовой "перейти на сторону народа" милиции и малопонятных "Наших".

В общем, если на Кавказе и части Поволжья замутить что-нибудь при определённом стечении обстоятельств вполне реально, то в остальной России "тачанка оранжевой революции" запросто может увязнуть. Такая "недорезанная" Россия вряд ли устроит Запад в силу сохранения за ней неприемлемо большого потенциала возрождения - нож в спину надо втыкать наверняка, без риска заново "налаживать конструктивный диалог" с жертвой.

По-видимому, не существует такого уровня "либерального террора", при котором в русской провинции возобладали бы центробежные тенденции... Значит, для активизации подобных настроений к власти должен прийти, пусть на короткое время, режим, который принёс бы с собой проблемы, решаемые отделением от Москвы. Вероятно, к весьма желательным его свойствам следует отнести также его способность полностью дискредитировать все возможные альтернативы "либеральному проекту", представив их в виде кровавой бессмыслицы, каковой их давно себе представляют "все порядочные люди". Также этот режим должен дружно отвергаться "всем международным сообществом", никаких проколов типа "иракских" демаршей Франции и Германии быть не должно, рядам прописана монолитность.

Увы, но подобными качествами вполне может обладать власть какой-либо "грамотно сконфигурированной" национально-имперской группы (приход к власти при сохранении нынешних темпов саморазложения "вертикали" технологически решаемая задача). Нужно только "контрастно подчеркнуть" родовые пятна современного русского национально-государственнического направления: слабость проработки экономических вопросов, легкомысленно-эстетское любование государственным насилием, вера в безграничность возможностей пропаганды, интеллигентская кружковщина, любовь к радикальной фразе. Главный недостаток - отсутствие внятной реализуемой экономической концепции. Совершенно правильный тезис о том, что "Экономика консерватизма - это экономика, подчинённая внеэкономическим факторам" служит оправданию немыслимой каше в головах, которая может породить такие последствия, что 1993 год покажется торжеством "дирижизма".

К сожалению, нет зачастую и четкого осознания того, насколько глубока, системна, многостороння наша зависимость от Запада. А значит, нет и понимания того, что ресуверенизация волей-неволей должна быть крайне острожной, "зигзагообразной"... Масса теоретических "дыр" в представлениях о путях решения целого ряда экономических и социальных проблем объясняется просто - надеемся на лучшее ("революцию в умах", "духовное возрождение"), готовимся к худшему (мобилизационная экономика, прямые формы принуждения). Вот здесь-то и находиться "волчья яма", в которую рискует угодить любое, а особенно "правильно подставленное" патриотическое правительство: противоречие между умозрительно исповедуемым "патриотизмом свершений" наших национально-ориентированных интеллектуалов и народным "патриотизмом достойной жизни", отторгающим любую "чрезвычайщину", если она не локализована в границах "элиты".

Причина пусть ограниченной, но успешности путинизма - в необыкновенно острой востребованности "возвращения к нормальной жизни". Самые подлинно вдохновляющие события начального, "эйфорического" этапа этого правления связаны с "восстановлением функционирования": на полуразоренных верфях достраивались заложенные ещё при Советах подлодки, далеким заводам возвращались долги по госзаказу, бюджетники начали получать зарплату и т.д. Никакая жертвенность, никакие сверхусилия современным "народным патриотизмом" впрямую не востребованы, напротив - по-прежнему актуальна тема компенсации (начиная с банальной компенсации вкладов и заканчивая восстановлением статусов тех или иных социальных групп), право на которую переживается как безусловное, а сама она (при некоторой размытости понятия) как необходимое условие "перевёртывания тёмной страницы истории".

Это не патриотизм иждивенцев, но это - "патриотизм мирного времени". Учитывать это необходимо. Таким образом, столкновение между "национально мыслящим режимом", тяготеющим к мобилизационной экономике (если мы будем иметь на консервативно-державном поле примерно ту же картину, что и сегодня), и народными ожиданиями представляется совершенно неизбежным. Дальнейший сценарий предсказать вчерне не так уж сложно. Поскольку никакой "скамейки запасных" у новой власти нет, она будет вынуждена опираться на старые кадры. Тысячи чиновников (в т.ч. в погонах) и бизнесменов (особенно контролирующих предприятия с большим количеством работников) получают от оранжевых кураторов "предложение от которого нельзя отказаться" ("Ну что, арестовываем твой заграничный счёт, сторонник кровавой диктатуры, или пополняем его, о, мужественный защитник свободы?").

Начинается саботаж одних решений и чрезмерное рвение в исполнении других. Контроль над федеральными телеканалами принадлежит центральной власти, но региональные СМИ успешно ведут окрашенную до поры в верноподданнические тона контрпропаганду. Спешно отменяются отсрочки по призыву, нескольких заведомо больных молодых людей ("из Центра приказали брать всех!") призывают и через пару недель возвращают родителям в гробах. Широко распространяются слухи о готовящемся снижении пенсий под консервативным лозунгом "Дети - живая пенсия" и мерах по розыску этих самых детей. Массовую панику вызывают попытки ввести какой-нибудь учёт всех владеющих специальностями, необходимыми в оборонной промышленности или работавших в ней. Очень возможны срывы отопительного сезона в нескольких крупных регионах. Введенная де-факто международная блокада всё чувствительнее выражается в росте цен. Попытка заморозить цены на основные товары проваливается с треском. На телевидении борьба с безнравственностью оборачивается изобилием "говорящих голов", которые сыплют словами типа "идентичность", "этатизм", "конвенциональность", "аскетическая доминанта", "противодействие релятивизму" и проч. Как следствие - проигрыш на информационном поле. Наконец, в одной из национальных республик вспыхивает новый мятеж (вариант - разрастается чеченский), объявляется частичная мобилизация.

Под общий хор "Верните, как было" страна расцвечивается десятками "майданов". Много работы у популярных исполнителей: сегодня надо "быть с народом" в Калининграде, завтра в Казани, послезавтра в Якутске. Одна-две недели и всё кончено. Правители Новгородской Республики, Свободной Сибири, Великого Татарстана и Европейской России (С.-Петербург) подписывают соглашение о передаче под международный контроль ядерных арсеналов. На всю операцию "Патриоты" достаточно от 2-х до 4-х месяцев (дольше рискованно, могут появиться не подконтрольные ни Кремлю, ни "демократической оппозиции" центры силы). Занавес.

Значит ли это, что традиционалистам лучше по-прежнему почитывать Леонтьева, Ильина и житийную литературу и никоим образом не приближаться к реальной власти? Нет. Я только указываю, на абсолютную неготовность к такому обороту событий на текущий момент. Необходимо быстрое организационное оформление, поиск контактов с "попутчиками" в органах власти и бизнесе. Выработка не просто экономической программы, а доступной каждому и привлекательной картины жизненного уклада "при патриотах" (почему это хорошо, почему хорошо именно для тебя, почему хорошо для твоей семьи). Выработка внешнеполитической линии, подходов к формированию не столько однозначно привлекательного (это невозможно) сколько "сложного" имиджа России, мешающего созданию единого антирусского фронта. И самое главное (и самое непростое) создание собственного "сектора жизни" (чем-то подобного "миру кооператоров" конца 80-х) для демонстрации "преимуществ нового строя"... А пока ничего этого нет - никаких революций . Любой ценой".

Прогноз интересный. Жаль только, что требование "никаких революций!" может прозвучать неубедительно для Сороса и "Freedom House". Да и к чему такой тоталитаризм мышления - "любой ценой! " Как это любой? Всегда есть верхний предел цены, которую общество готово платить за благо прожить без революции.

Автор этого прогноза сделал упор на тех элементах и связях системы нашего кризиса, к которым патриотические политики стараются не привлекать внимания. Но это не значит, что их не видят и не учитывают. Представленная в прогнозе практическая программа "искреннего" правительства патриотов - полезная гротескная карикатура. Трудно согласиться и с утверждением, что "никакой "скамейки запасных" у новой власти нет". Положение отличается от 1917 г. тем, что все подсистемы общества еще наполнены образованными опытными кадрами, а также тем, что кризис еще не расколол государственный аппарат на воюющие классы. Саботаж "тысяч чиновников", сидящих на крючке у "оранжевых кураторов" может быть нейтрализован сравнительно легко.

А главное, эти "оранжевые кураторы" ни за что не позволят ни нынешней власти, ни своим подопечным устроить такой рискованный эксперимент - отдать в РФ на пару месяцев власть патриотическому правительству. Слишком большой риск. Они больно обожглись со Сталиным, и такой ошибки больше не повторится. Мы пойдем другим путем.