Раздел 3. "Цветные" революции на постсоветском пространстве.


. . .

Глава 12. Технологическая схема "оранжевой" революции.

Из опыта Украины можно вывести такую абстрактную схему. Детали и наполнение ее могут меняться, но "скелет", видимо, применим в разных конкретных ситуациях.

Прежде всего, можно составить перечень необходимых элементов технологии. Они могут не быть достаточными и дополняются до действующей системы конкретными специфическими условиями или искусственно создаваемыми факторами, но иметь как можно более полный перечень необходимых элементов обязательно.

Если речь идет о перехвате власти, то есть о замене действующей власти или блокировании ее кандидата на выборах, то необходимым элементом подготовки является подбор подходящей кандидатуры нового правителя. Понятно, что создать образ (имидж) личности гораздо легче и дешевле, чем создать образ политической партии - поэтому Запад во всех подконтрольных ему зонах мира категорически требует перехода от парламентских форм государственности к президентским. Даже при сверхцентрализованной номенклатурной системе советского государства Горбачев не смог бы привести его к катастрофе, если бы предварительно не добился учреждения поста президента.

Технологии манипуляции сознанием очень эффективны, они могут за несколько месяцев создать очаровательный образ будущего президента почти из ничего. Но они не могут создать этот образ из реальных черт совершенно незнакомого людям человека. Отсюда первое требование к "материалу" - отбор ведется из списка достаточно известных людей.

А.Чадаев выражается на этот счет категорично: "Сегодня не может быть никакого другого успешного революционера, кроме яркого отставника с высокого поста. Как не может быть и никакой коалиции вокруг него, кроме союза таких же отставников калибром поменьше. Только возникнув, будучи состоявшейся, такая коалиция мобилизует (т.е. фактически вызывает к жизни) и превращает в свой массовый актив тот или иной революционный класс"149.


149 А.Чадаев. Оранжевая осень. - "Со-общение", 2005, № 1.


Р.Шайхутдинов указывает на особенно ценные черты, которые учитываются при отборе кандидата: "Для начала выбирается оппозиционная фигура, так или иначе близкая по образу мыслей американцам и внутренне чуждая обыкновениям власти, практикуемым на некой территории. Этот человек должен быть "привержен демократическим ценностям и идеалам свободы". Но чтобы эта приверженность не оказалась просто предвыборным трюком (ведь известно: все кандидаты говорят примерно одно и то же), важно, чтобы этот человек был материально "прикреплён" к западным ценностям, например - имел жену американку (Коштуница, Саакашвили, Ющенко) либо учился или долго жил в США или Европе (Саакашвили). "Цивилизованность" должна быть на нём закреплена столь сильно, чтоб он не мог от неё отказаться"150.


150 Р.Шайхутдинов. Демократия в условиях "спецоперации": как убить государство. - "Со-общение", 2005, № 1.


Подбор такой кандидатуры ведется и в РФ. Называются разные имена (Касьянов, Рогозин, Илларионов, Ходорковский и др.), но не исключено, что это делается для маскировки. Однако каким-то боком изучаемые персоны в спектакль втянуты будут, у Сороса деньги зря не тратят, всякая овчинка, подвергнутая малейшей выделке, идет в дело. Б. Березовский, в общем, положительно оценивает потенциал Касьянова, хотя и считает, что экс-премьер слишком нерешительный политик и у него нет собственной стратегии прихода к власти. Он отзывается о нем так: "Я считаю, что Касьянов - идеальная фигура для консолидации самых разных сил, оппозиционных путинскому режиму. И правых, и левых, и русских, и нерусских, а самое главное - как человек, бывший во власти, он хорошо знаком с ситуацией в регионах и со многими губернаторами лично"151.


151 Д.Семенова. Березовский предрекает кровавую революцию в России. - Utro. ru, 1 1 апреля 2005.


Так или иначе, работа по подбору кандидатуры идет и, скорее всего, будет выполнена квалифицированно. А дальше постараются работники по созданию имиджей и телевидение.

Второй элемент технологии - создание территориального анклава, где местные власти и влиятельные слои населения обеспечивают "оранжевому" кандидату (или вообще революционерам, если перехват власти происходит не в момент выборов главы государства, как это и было в Грузии и Киргизии)152. Р.Шайхутдинов формулирует эту задачу так: "Внутри страны формируется территория, где оппозиционный кандидат получает безусловную поддержку; она становится плацдармом для объявления и расширения власти оппозицией. В Украине такими территориями стали Западные области и Киев, в Грузии - прежде всего Тбилиси. Здесь власть избранного президента заранее не признаётся".


152 Создание плацдарма - почти необходимое условие для смены власти или начала гражданской войны. Для Февраля и Октября 1917 г. была необходима "колыбель" в виде Петрограда, для зарождения Белого движения - Донская область, для августа 1991 г. - Москва.


Третья задача - внедрение в массовое сознание и закрепление там нескольких простых стереотипов, отвечающих формуле незыблемой истины: "враги против наших". Это общее правило всех революций. Вот известные примеры таких стереотипов, "патриоты против аристократов" (Франция, 1793); "правоверные против американских дьяволов" (Иран, 1979); "демократия против тоталитаризма" (СССР, 1991); "народ против преступной власти" (Украина, 2004).

В этой работе технологи опираются на хорошо изученную закономерность манипуляции сознанием: многократное повторение какой-то формулы загоняет ее в подсознание. Оттуда она воздействует на поведение человека независимо от того, в какую сторону его толкает сознание. Твое сознание формулу отвергает, а подсознание блокирует разум.

Пока что в РФ разрабатывается формула "народ против преступной власти" в ее относительно мягких вариантах (например, "народ против коррумпированной бюрократии"). Внедрение мысли о том, что именно "коррумпированная бюрократия" ("чиновничество) является сейчас главным коллективным врагом народа и причиной всех бед России, ведется с такой интенсивностью, что даже сам В.В.Путин вынужден включать в свои выступления эту ложную формулу.

Для ее обоснования привлечена тяжелая артиллерия. Недавно на работу вызвали даже престарелого архитектора перестройки А.Н.Яковлева. Он дал интервью, в котором ключевая мысль была такой: "Меня беспокоит больше всего наше чиновничество. Оно жадное, ленивое и лживое, не хочет ничего знать, кроме служения собственным интересам. Ненавидящее людей. Оно, как ненасытный крокодил, проглатывает любые законы, любые инициативы людей, оно ненавидит свободу человека... Поэтому я уверен: если у нас и произойдет поворот к тоталитаризму, произволу, то локомотивом будет чиновничество. Распустившееся донельзя, жадное, наглое, некомпетентное, безграмотное сборище хамов, ненавидящих людей".

Казалось бы, это параноидальное заявление имеет слишком общий характер. Где же тут конкретный враг народа? Ведь нельзя же совсем без чиновников. Поэтому чуть ниже, вскользь, даются более определенные ориентиры цели: "Единая Россия" - это некая секта, искусственно созданная чиновничья организация. Я не знаю, сколько у них там рядовых членов, но знаю, что на 90% она состоит из чиновников"153. "Единая Россия", разумеется, сама по себе никого не интересует, она не может быть никому ни врагом, ни другом. Суть в том, что это партия президента В.В.Путина. Это партия той власти, которую предполагается сбрасывать.


153 А.Н.Яковлев. "Независимая газета", 19.04.2005.


После того как образ коллективного врага народа создан, в течение некоторого времени производится "первичный нагрев ситуации". Подбирается "доказательная база", которая благодаря СМИ возбуждает эмоции (массы расстрелянных в Тимишоаре, организованный русскими "голодомор" на Украине, убитый и обезглавленный по приказу Кучмы журналист Гонгадзе, зверски убитые советской военщиной трое юношей в туннеле напротив Посольства США в Москве).

На этом этапе решается важная задача - установление интерпретационной диктатуры. Должен быть слышен только голос "народного гнева", голос обвинителя. Любой диалог или попытка воззвать к рассудительности пресекается "ненасильственными действиями снизу", например, бойкотом. В такой ситуации сама попытка власти объясниться оборачивается против нее самой. Прекрасным примером служит попытка генерала Родионова в 1989 г. объяснить Съезду народных депутатов СССР причины и обстоятельства гибели людей на митинге в Тбилиси. Ему не дали говорить, причем самую активную роль в этом играл А.Собчак, который, будучи председателем комиссии по расследованию этих событий знал о непричастности военных к этой трагедии, но скрыл это от депутатов.

Для укрепления "власти слов" людей приучают к новоязу, на котором могут быть сформулированы только те мысли, которые соответствуют заданной формуле "истины". И вот уже слова "провластный кандидат Янукович" и "народный кандидат Ющенко", при всей их нелепости, включаются в язык нейтральных комментаторов - и даже сторонников Януковича. Схватка за интерпретационную власть - важный этап "оранжевой" революции, и она регулярно проигрывается постсоветской властью, как проигрывалась советской.

Если интерпретационная диктатура установлена, то "оранжевые" получают возможность вообще выйти из диалога с оппонентом. Его уже можно опорочить настолько, что дальше он автоматически рассматривается как враг народа, как препятствие, подлежащее устранению. "Каждый голос за Ющенко - это еще одно "нет" бандитам" (телереклама Ющенко). "Янукович - выбор обманутых рабов" (лозунг на митинге возле украинского посольства в Москве).

В отношении врага снимаются культурные нормы. Очень скоро он почти перестает быть человеком. Враг становится объектом биологически чуждого вида - американским дьяволом, аристократом, донецким бандитом - и его можно только "Геть!" (так в 1992 г. в "Московском комсомольце" писали, что участники митинга антиельцинской оппозиции - и не люди, и не звери, а что-то вроде инопланетян). Тем самым снимаются всякие - и моральные, и инстинктивные - ограничения на методы борьбы. Шельмование противника становится безответным, третейского судьи в виде общественного мнения уже нет, объяснений никто не слушает154. В случае, если враг - это действующая власть, невозможной становится и любая форма самоотождествления с властью, что является психологической основой внутренней легитимности любого политического режима.


154 Например, Янукович непрерывно называется уголовником, хотя в действительности Верховный Суд СССР оправдал его, т.к. в отношении него произошла судебная ошибка. Более того, запускается легенда, будто он был осужден за изнасилование, тогда как приговор был вынесен за драку.


Следующий этап - создание и энергичное внедрение внешнего признака "наших" (розы и флаг с крестами - в Грузии, "оранжевое" - на Украине, броские художественные символы). Если процесс идет по нарастающей, то ускоряется самоотождествление обывателей с "нашими". "Нашими" становится быть модно и престижно. Красные гвоздики и оранжевые ленточки вешают на себя люди всех слоев общества - и бомжи, и миллионеры (в феврале 1917 г. красный бант нацепил себе на грудь великий князь, брат отрекшегося императора). Более того, обывателю навязывается страх оказаться "не нашим" (для этого выработан большой перечень средств психологического террора - см. руководство Дж. Шарпа). Количество "наших" растет, как снежный ком. Кучка людей, недавно бывшая маргинальной оппозиционной сектой, стремительно обрастает массой последователей и сторонников.

Для сплочения "наших" в сознание внедряется образ "неминуемой победы". Он может быть вообще не мотивирован (сайт Ющенко был украшен бегущей строкой: "до победы Ющенко осталось... 40... 30... 5 дней"). Нагнетается ожидание освобождения, неминуемого и радостного перерождения всего общества "сразу же после победы". Все это вместе переводит толпу в режим управляемого коллективного возбуждения. Заявления лидеров становятся гипертрофированными, почти безумными, но это лишь прибавляет энтузиазма их сторонникам. Юлия Тимошенко провозглашала: "Оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру!" - и это радовало толпу, большую долю которой составляли люди с высшим образованием.

Д. Юрьев объясняет, как эта растущая толпа приобретает самосознание большинства, даже народа. Этот момент предусмотрен в драматизме спектакля. Он пишет: "Заранее провозглашенная победа обязательно натыкается на серьезное препятствие... И в этот момент происходит запланированный взрыв! Отсрочка заранее провозглашенной победы, чем бы она ни была вызвана (согласительной процедурой, попыткой компромисса со стороны власти, наконец, победой кандидата "партии власти" на выборах - не говоря уже о таком подарке, как сомнительная победа этого кандидата) - объявляется последним чудовищным преступлением врагов народа, кражей этой самой вожделенной победы.

Следует мгновенный и массовый взрыв негодования, перерастающий в массовое же воодушевление, во всеобщую эйфорию людей, которых пока не большинство, но - оказывается - очень много! Колоссальный аффект внезапного массового взаимоопознания превращает пока еще меньшинство в победительную, агрессивную и властную толпу"155.


155 Д. Юрьев. Как сделать революцию ("Оранжевые политтехнологии"). - www.edinros.ru/forum.html?FID=161page=3FThrID=110391416910.


Важное условие для достижения этой пороговой точки - заблаговременное создание общего, как будто естественного убеждения, что власть не имеет права пресечь этот "праздник угнетенных" насильственным восстановлением порядка. И в массовое сознание, и в сознание работников правоохранительных органов постоянно внедряется мысль, что "против народа" нельзя применять насилие и что "народ победить нельзя". Таким образом, "народу" предоставляют возможность эскалации давления на власть вплоть до захвата зданий, представляющих собой символические объекты государства и власти - резиденции главы государства, парламента и т.д.

Примечательно уже цитированное выше недавнее интервью А.Н. Яковлева. Его спрашивают: "Ожидаете ли вы повторения социального кризиса - например, в ходе реализации реформ ЖКХ, медицины и образования? Как поведет себя власть? Отступит - или прибегнет к силе?" Главное здесь, конечно, последний вопрос. И Яковлев, на правах высшего авторитета РФ в области демократии, отвечает: "Выступления возможны. И власть, бесспорно, отступит, будет маневрировать. Вообще в таких случаях в демократическом обществе государственным деятелям надо подавать в отставку. Надо было подавать в отставку после "Курска", после Беслана". Яковлев делает два предупреждения. Первое: когда начнутся "выступления", власть обязана отступить. Это бесспорно! Второе: эта власть уже давно обязана была подать в отставку.

Какова повторяющаяся динамика действий "оранжевых" революционеров? Начинается все с "мирного протеста" против нарушений закона о выборах, фальсификаций при подсчете голосов, использования "административного ресурса" и т.д. Собираются митинги - на вполне законных основаниях. Однако по ходу митингов возбужденную и сплоченную толпу призывают к нарушению "во имя свободы" второстепенных положений закона - к объявлению митинга бессорочным, началу голодовки, устройству палаточного лагеря и т.д.

Здесь - разрыв непрерывности, момент выбора для властей. Следуя закону, они должны вытеснить митингующих с площади и разогнать митинг, вне зависимости от его лозунгов. Если власть этого не делает, то теряет основания для применения силы при последующей, шаг за шагом, эскалации беззакония. Толпа сразу разрастается и создает новые и новые "рубежи обороны", прорыв которых становится все труднее и труднее - устанавливаются палатки, подтягиваются полевые кухни, налаживаются передвижные киноустановки и т.д. "Оранжевая" толпа закрепляется на каждом уровне "гражданского неповиновения": в палаточном городке царит порядок, пикеты ведут себя корректно. Напасть полиции на мирный палаточный городок, волочить в грузовики студенток, которые протягивают солдатам цветы? Под объективами видеокамер парижского телевидения?

Следующим шагом становится создание невыносимых условий для работы государственных органов. Это изображается как борьба за демократию (точнее, как выразилась Юлия Тимошенко, "за нашу демократию"). Дело доходит до предъявления ультиматума президенту Кучме. Создаются "специальные" условия для работы Верховного суда, что принять решение, не удовлетворяющее "оранжевых", становится невозможно - речь идет уже не о судебном, а о чисто политическом решении.

На фоне этого поэтапного развития событий так же поэтапно разыгрывается спектакль с "непризнанием итогов голосования". Это - новая выборная технология, при которой внутренний вопрос народного волеизъявления превращается в вопрос внешнего признания результатов выборов, во "всемирное" голосование за то, кому быть президентом Украины, Сербии, Грузии. Мировой "центр силы", на который ориентированы и революционеры, и власть, заранее объявляет о том, какой результат будет признан законным.

Как пишет Р.Шайхутдинов, достигается это так: "Действующая власть объявляется участником выборов (а не их организатором) через одного из кандидатов ("административный ресурс"). Предполагается, что этот ресурс она просто не может не использовать... Отсюда проистекают многочисленные следствия, самое важное из которых то, что выборы и вообще действия властей всегда трактуются как неправовые, и таким образом не доказанный факт нарушений превращается в очевидный. Не случайно все требования к властям концентрируются вокруг того, чтобы они либо "вернулись в правовое поле", либо не выходили бы из него. При этом действия оппозиции могут быть какими угодно!"

Таким образом, итоги выборов и институты, их удостоверяющие, перестали считаться чем-то уважаемым. Итоги становятся предметом закулисного политического торга или результатом противодействия двух групп "агентов влияния". Таким образом, граждан практически лишают права выбора, но этот факт пока еще скрывают декорациями демократических процедур. Если же возникает непредвиденное противодействие (например, со стороны крупных социальных групп, как это и произошло на Украине), то непризнание итогов голосования представляют как борьбу с "государственным переворотом", осуществленным "бандой Кучмы-Януковича, Милошевича, Шеварднадзе...".

Для этого и требуется поддержка мощных "агентов влияния", и их привлекают из-за рубежа, прежде всего, со стороны тех сил, которые и уполномочены легитимировать смену власти. Р.Шайхутдинов пишет: "Не просто широко, а в массовом масштабе используются международные миссии, наблюдатели и общественные организации, имеющие возможность интерпретировать события в нужном для оппозиции ключе, а также участвовать в альтернативных подсчетах голосов и формировании общественного мнения. Одна из важнейших функций этой массовости - физическое заполнение каналов коммуникации и СМИ, такое, чтоб другие интерпретации не пробивались к слушателям и читателям... Используются ведущие мировые информагентства для формирования нужной оппозиции трактовки происходящего и для выражения - причем заранее, до объявления любых результатов - уверенного сомнения в демократичности и честности процедуры".

Психология bookap

Если страна является достаточно крупной и сильной, то приговор международных миссий дополняют ритуальным подтверждением национальных органов - парламента, Верховного суда и пр., что, в принципе, является нарушением выборного законодательства. На основе опыта Украины Р.Шайхутдинов делает сильный вывод: "Парламент и депутаты используются оппозицией для вмешательства в выборный процесс. Во-первых, неприкосновенность депутатов позволяет им служить живым щитом для различных действий, граничащих с силовыми (на Украине оппозиционные депутаты 23 октября ворвались в здание ЦИК Украины, что привело к непринятию решения ЦИК об открытии 400 избирательных участков в России)... Нет законного способа обуздания депутатов, когда они начинают "хулиганить", как нет способа ограничить парламент, применяемый для захвата власти оппозицией".

Все перечисленные этапы являются необходимыми структурными элементами технологии "оранжевых" революций, проводимых в момент выборов. Опыт показывает, что дело не обходится и без использования "силовых приемов", иногда и выходящих из-под контроля вождей революции. Интенсивность применения силы варьирует в широких пределах и, теоретически, может быть сведена почти к нулю. Классическая чистая модель "оранжевой" революции действительно в пределе является ненасильственной.