Раздел 3. "Цветные" революции на постсоветском пространстве.

Глава 13. Уроки "оранжевой революции" на Украине: слабость государства.


. . .

Объективные предпосылки слабости постсоветского государства.

В первых главах мы говорили о тех причинах слабости государства при воздействии на него технологии "оранжевых" революций, которые коренятся в сфере сознания и культуры. Однако все революции, какими бы "оранжевыми" они ни были, используют для замены власти реальные социальные противоречия. В гл. 1 уже говорилось о том, что опыт ХХ века заставил отказаться от свойственного историческому материализму представления о том, что революция, которая опирается на реальное социальное противоречие, неизбежно носит прогрессивный характер, то есть направлена на такое разрешение этого противоречия, которое открывает путь для прогрессивного развития общества. "Оранжевые" революции организуются так, чтобы использовать накопившееся недовольство масс и едва народившуюся революционную энергию для достижения политических целей, никак не связанных с разрешением социальных противоречий в интересах этих самых масс.

А.Бузгалин, развивая афоризм Ленина ("Пролетариат борется, буржуазия крадется к власти"), дает трактовку "оранжевой" революции как эпизода классовой борьбы. Трактовка, на наш взгляд, совершенно неадекватная, но расхождение целей "массовки" и режиссеров отражено верно: "Наиболее активными, энтузиастичными и постоянно работающими на победу Майдана стали "рядовая" интеллигенция, молодежь (прежде всего студенчество) и рабочие. На их плечах, на их поте и энергии приходят к власти буржуа и "оппозиционные" олигархи Украины, потеснив (но не победив до конца) старую олигархо-бюрократическую власть"167.


167 А. Бузгалин. Майдан: народная революция или...? - www.apn-nn.ru/diskurs_s/25.html, 2005.


Конкретно "оранжевые" революции в Югославии, Грузии и на Украине были эффективным "перехватом" энергии массового недовольства и применением его как тарана для смены типа государственности этих стран в интересах строительства Нового мирового порядка. А. Головков пишет: "Технология построения хорошо организованной толпы - ключевой элемент всей соросовской революционной механики. Толпа - механизм одноразового использования, поэтому требует больших, но одноразовых затрат. Большинству из "протестующих против антинародного режима" не надо даже платить - они делают это вполне добровольно. Им необходимо прежде всего выплеснуть свой гнев против окружающей скверной действительности. И они получают такую возможность. Недовольные жизнью граждане составляют весьма значительную часть населения любой страны. Поэтому "армию протеста" всегда можно навербовать, если имеются необходимые на то деньги"168.


168 А. Головков. На пороге заказных переворотов - "Политический журнал", 2004, № 47.


При этом устанавливалась новая власть, лишенная остатков государственного суверенитета и превращающая эти "бывшие" страны в периферийное пространство нового порядка. Разрешение или простое подавление прежних противоречий, использованных в такой революции, в дальнейшем будет происходить по планам и исходя из критериев той метрополии, которая и была заказчиком и теневым руководителем переворота. В каких-то случаях это может соответствовать желаниям и надеждам "революционных масс", а в каких-то будет противоречить, но это уже не будет играть существенной роли в ходе дальнейших событий169.


169 Д.Якушев проводит такую аналогию с Сербией: "Многие врачи Сербии радовались "освобождению от Милошевича". Опираясь на опыт "революции" 1991 г. в СССР, им говорили, что напрасно они так радуются: каким бы ни был Милошевич, миллионам таких, как они, лучше от подобных революций не бывает. Они в это не верили. Сегодня, два с лишним года спустя, они уже не ликуют. Они слишком заняты элементарным животным выживанием в мире "прозрачныx и равныx условий для всех". Точно так же теперь украинцам сербский опыт не указ. Главное - не допустить того, "чего хочет Путин"!".


Здесь мы фиксируем этот первый урок "оранжевой" революции на Украине: если в стране накопились реальные социальные противоречия, не находящие разрешения при данной конфигурации власти, в этой стране может быть проведена революция этого типа. Будет или не будет предпринята эта попытка, решается уже вне страны.

Этот вывод настолько надежен, что ряд политологов считает его главным уроком для РФ, который нам преподали события на Украине. Е.Холмогоров пишет: "Мы должны прекратить реформаторское издевательство над страной, подрывающее основы ее цивилизации и социальной жизни. И мы должны при этом не дать повторить над Россией операцию, которая успешно уже была проведена над Грузией и Украиной - когда реальное недовольство народа уровнем жизни и реальная утрата властью социальной базы были использованы для фактического сворачивания независимого существования этих стран, для превращения их в политические марионетки"170.


170 Е.Холмогоров. Проблема 2005. - "Спецназ России", 2005, № 1 (100).


В другом месте он подчеркивает, что именно на этот фактор следует прежде всего обращать главное внимание, а не технологическую сторону дела: "Оранжевый" контекст напрочь заслоняет социальный смысл происходящего. И это очень зря, поскольку и в Грузии, и на Украине для запуска революционного маховика были использованы реальные социальные проблемы и линии напряжения"171.


171 Е.Холмогоров. "Мы не рабы. Рабы - они". 25.01.2005.


Таким образом, объективные предпосылки для недовольства населения являются важным фактором слабости власти при угрозе "оранжевой" революции. Эти предпосылки превращаются в открытое недовольство, если в данной политической системе они не находят адекватного механизма их выражения через общественный диалог с властью.

В любом обществе и любом государстве имеют место неразрешенные общественные противоречия. Если политическая система способна рационализовать эти противоречия (открыто выложить их на стол переговоров), то их сложно превратить в объект манипуляции и превратить в идолов массового сознания. Они становятся предметом или конструктивного разрешения, или временного компромисса, или, в крайнем случае, подавления - с объяснением причин невозможности их разрешения или компромисса.

Если же говорить о технологической стороне, то "бархатные" и "оранжевые" революции показали эффективность современных методов канализирования массового недовольства, то есть внушения людям различных, в том числе взаимоисключающих представлений о способах разрешения противоречий. Благодаря этому и удается во время выборов так расколоть общество, что два кандидата с альтернативными программами получают почти одинаковые количества голосов.

Политическим и экономическим порядком, который установился во время президентства Кучмы, были недовольны жители всей Украины. Людей возмущало и беспрецедентное массовое обеднение населения вчера еще высокоразвитой страны, и бесстыдная коррупция власти. За последние три года наметились признаки возрождения промышленности, загрузки простаивающих производственных мощностей, рост занятости и доходов работников. На эти признаки население промышленных регионов (дающих, кстати, свыше 80% чистого ВВП Украины) ответило тем, что проголосовало за Януковича, в бытность которого премьер-министром эти признаки и проявились. Мотивация была ясной - поддержка восстановления хозяйства и экономического роста. Язык и логика его предвыборных выступлений соответствовали именно этой мотивации его избирателей. Для них возвращение к власти команды Ющенко означало повторение разрушительной политики 90-х годов.

Напротив, недовольному Кучмой населению запада Украины была внушена противоположная мотивация - ориентироваться не на восстановление своего народного хозяйства, а на интеграцию с богатыми западными соседями. Очень многие поддержали Ющенко исходя из утопической надежды, что "Украину еще могут принять в ЕС и НАТО, но Россию никогда". Этой части населения подсказали, что для благоприятного решения о скорейшем принятии Украины в "Запад" нужно всеми силами развивать в себе и демонстрировать особенное украинское и подавлять все общее русское. Надо доказать Европе и США, что украинцы - не русские, что они навсегда порвали со своим предосудительным прошлым.

Отсюда и антирусский психоз, и гипертрофированный антисоветизм электората Ющенко. В ответ в резолюциях конференций и собраний избирателей в восточных областях Украины присутствовало такое красноречивое требование: "Требуем не вступать в ЕС и НАТО, а плодотворнее сотрудничать со странами СНГ и другими партнерами". В результате столь резких расхождений - идейный хаос и раскол украинского общества, в конце столкновения победа проамериканских сил. Острое недовольство властью резко сокращает возможности диалога и выяснения сути исторического выбора.

Свидетельством общего культурного кризиса явилось на Украине не только резкое размежевание граждан в их отношении к векторам альтернативных программ кандидатов, но и трудность в определении самой сути происходящих в стране столкновений. Эта трудность обнаружилась даже в среде близкой по своим идейно-политическим установкам интеллигенции.

А. Бузгалин пишет о дискуссии на круглом столе в Киеве, в которой он принял участие в январе 2005 г. На собрании присутствовало более пятидесяти человек - политологов и лидеров левых партий, молодых активистов "оранжевых". Аудитория разделилась на группы, предлагающие совершенно разные версии, объясняющие природу декабрьских событий. Одни считали, что эти события представляют собой "выступление граждан против бюрократически-криминальной власти, демократическую народную революцию - пусть не социально-экономическую, но политическую" (молодые активисты социалистической партии, постоянно работавшие и жившие на Майдане). Другие считали происходящее "переделом власти между олигархическими кланами, при котором оппозиционные олигархи использовали недовольство народа в своих целях, применив для этого современные политические технологии (профессора-политологи и активисты Коммунистической партии Украины). Таким образом, обе группы, кардинально расходясь в оценке целей и последствий "оранжевой" революции, соглашались в том, что ее движущей силой было недовольство народа.