Раздел 3. "Цветные" революции на постсоветском пространстве.

Глава 14. Уроки "оранжевой революции" на Украине: технология и участники.


. . .

Потенциал насилия в "оранжевых" революциях.

Опыт всех уже совершенных "оранжевых" революций показал, что их ненасильственный характер является условностью. Ненасильственные действия создают общий фон и на первой стадии вызывают симпатии населения и привлекают массовых участников. Но уже на предварительном этапе подготовки революции в ней создается "жесткая" военизированная группа, которая в решающий момент должна совершать насильственные действия (с оружием или без оружия в зависимости от обстоятельств).

Такой "взрыв народного гнева" не просто предусмотрен в сценарии спектакля, он в нем необходим как ритуал, как кульминация "праздника угнетенных". Уход Шеварднадзе был предрешен и оговорен заранее, но он должен был произойти как акт прямого свержения (тирана, прогнившей власти, коррумпированного правителя и т.п.). Группа беззаветных и отважных молодых людей должна была ворваться в здание парламента Грузии, разбросать бумаги, разбить графин, а окруженный охраной испуганный Шеварднадзе должен был бежать через черный ход. Вот тогда революция свершилась.

Сопротивляется ли в этот момент охрана (Бастилии, парламента или Центральной избирательной комиссии), или она стреляет в воздух и разбегается, позволив революционерам даже слегка помять пару сержантов или младших офицеров, - определяется на предварительных переговорах или обменах знаками. Ни в Сербии, ни на Украине, ни даже в Киргизии пока что сбоев не было, и спектакль "штурма Бастилии" обходился без жертв186.


186 Если договоренность не достигается, то исполнительная власть даже с очень слабой легитимностью легко расправляется с "дружинниками". Это показали события 3-4 октября 1993 г. в Москве. Огромное здание Верховного Совета РСФСР было расстреляно четырьмя танками с неполными экипажами, а большое число защитников здания, находившихся во дворе, было уничтожено членами "незаконных вооруженных формирований", выступивших на стороне Ельцина.


Военизированные группировки в составе "бархатной" толпы, размахивающей розами, тюльпанами или оранжевыми ленточками, совершенно необходимы и для того, чтобы организовать эту толпу, строго направлять ее лишь на предусмотренные (и чаще всего уговоренные с властью) действия, поддерживать дисциплину, блокировать спонтанные попытки противодействия от разрозненных представителей правоохранительных органов. Кроме того, именно эти организованные боевики обычно берут на себя эскалацию ненасильственных действий и "заражают" ими толпу. Сами по себе граждане, симпатизирующие революционерам, на первых порах морально не готовы к тому, чтобы общее недовольство властью превращать в действия против конкретных людей, эту власть представляющих.

Дж. Шарп в своем руководстве рекомендует в числе ненасильственных действий и такие, которые явно являются противозаконными. Они, как правило, претят массовым участникам протестов, еще не перешедшим некоторые культурные барьеры. Для совершения таких действий нужны группы "активистов", в том числе организованные по военному типу. Вот примеры таких действий (в нумерации Шарпа):

27. Установка новых уличных знаков и названий

30. Грубые жесты

31. "Преследование по пятам" официальных лиц

32. Насмешки над официальными лицами

52. Молчание

54. Разворачивание спиной

55. Социальный бойкот

56. Выборочный социальный бойкот

57. Отказ от исполнения супружеских обязанностей ("по Лисистрате")

58. Отказ от общения

93. "Черные списки" торговцев

130. Снятие знаков собственности и уличной разметки

140. Укрывание, побеги и изготовление фальшивых документов

148. Мятеж

158. Самоотдача во власть стихии (самосожжение, утопление и т.п.)

161. Ненасильственное психологическое изнурение оппонента

169. Ненасильственные воздушные полеты в зону, контролируемую оппонентом

170. Ненасильственное вхождение в запретную зону (пересечение черты)

173. Ненасильственная оккупация

176. Блокирование дорог

185. Политически мотивированное изготовление фальшивых денег

187. Захват ценностей

Р.Шайхутдинов пишет, обобщая опыт таких революций: "Сознательное использование принципов ненасилия, начиная от названия ("бархатная", "каштановая" революция, "революция роз") и заканчивая символикой, имиджем и т.д. И тот, кто первым применит насилие, окажется по определению и тотально не прав. Но кто сказал, что в этой схеме на самом деле нет насилия? Напротив, оно есть! Это скрытое насилие! Просто смещённое с физического в иной план... Мощь такого способа действий основана на генетических страхах народа: страха перед смутами и восстаниями, гражданскими войнами и репрессиями"187. Вновь поправляя Р. Шайхутдинова, заметим, что самому понятию "насилие" (так же как и понятию "правовое поле") во время "ненасильственных" революций придаётся смещённый смысл, выгодный манипуляторам.


187 Р.Шайхутдинов. Демократия в условиях "спецоперации": как убить государство. - "Со-общение", 2005, № 1.


"Пятый канал", который вел пропаганду Ющенко, сообщил, что "оранжевые" манифестанты перехватили машину, вывозившую мусор из здания Администрации Президента и якобы нашли там под снегом важные документы о выборной кампании, которые будут использованы в Верховном суде для доказательства факта фальсификаций. Чуть позже, прямо на заседании Верховного суда, представитель Ющенко Ключковский размахивал пачкой из трёхсот открепительных удостоверений, якобы "изъятых" в Днепропетровской области наблюдателями от Ющенко у сторонников Януковича, ездивших от участка к участку и голосовавших за Януковича. По словам Ключковского, открепительные удостоверения пришлось изымать самим наблюдателям от Ющенко, потому что милиция повсюду потворствовала фальсификаторам. Мы здесь не рассматриваем вопрос о правдоподобности этих историй - дело в другом. Очевидно, что ни "перехватить" грузовой автомобиль, ни "изъять" у прохожего пачки документов, ни блокировать доступ работников в здание правительства или областной администрации невозможно без применения насилия или угрозы насилия. Но слову "насилие" телевидением уже придан смещённый смысл, подразумевающий по меньшей мере нанесение телесных увечий, а термин "ненасильственный" становится новым эвфемизмом, который используется, чтобы навязать публике представление, будто "ненасильственные" действия совершенно безобидны, так что их пресечение - явная диктатура.

На Украине в ходе выборной кампании точечные силовые действия применялись систематически и, благодаря СМИ, их образ многократно преувеличивался. Вот довольно типичный газетный заголовок того времени: "Львов, 23 сентября: Ночью совершено нападение на Русский культурный центр им. А. Пушкина". Телевидение донесло до всех сцену нападения на Януковича, в которого было брошено яйцо (по другим сообщениям, стальной шарик).

Нападению подверглась и Центральная избирательная комиссия. Вот газетное сообщение: "По информации пресс-центра, в 16:20 23 октября после окончания митинга группа неизвестных прорвалась к правой стороне фасада здания Киевской областной государственной администрации, где сейчас размещается ЦИК, и бросили в окна первого и второго этажей камни и 4 дымовые шашки. В результате были разбиты 12 окон на первом этаже и 2 - на втором".

На втором этапе силовые действия вошли в систему (блокада правительственных зданий и Верховного суда, организация шумовых действий, оказывающих эмоциональное воздействие и на органы власти, и на горожан, и пр.). Законную власть пока не свергают и не захватывают - ее провоцируют на применение силы или вынуждают идти на уступки. Для того, чтобы такие действия были массовыми и строго синхронизированными согласно сценарию спектакля, требовалось наличие компактной военизированной группы, которая служила бы "пусковым двигателем" каждой из таких акций.

Таким образом, "ненасильственно" силовые действия являются важным актом в спектакле "оранжевой" революции. Все эти действия совершаются при минимальном уровне "насилия", то есть драк, стрельбы и т.д. Напротив, постоянно говорится о необходимости "не поддаваться на провокации". По сути это типичное насилие, только вместо огнестрельного оружия используется толпа - масса невооруженных людей, - которая, если против нее не применяется оружие, сама по себе обладает большой пробивной силой.

Организовавшись толпа может перейти к последнему и решительному акту разрушения власти - "штурму", то есть открытому насилию, совершаемому толпой. К тому моменту право толпы на насильственное насилие уже стало законным вследствие предшествующих "ненасильственных" действий, не получивших отпора. Не сопротивлявшиеся, потому что "еще рано", власти теперь обнаруживают бессмысленность сопротивления, "потому что уже поздно". Власть, законность, порядок уже утрачены пассивностью на предшествующем этапе.

Газета "Известия" публикует такой комментарий из Киева: "Бескровные версии цветочных революций - сербская и грузинская - заключали в себе довольно явственный силовой потенциал, который выходил наружу в критический момент. Памятны кадры штурмов парламентов в Белграде и в Тбилиси.

В Тбилиси, как и в Белграде толпа явила свою силу. В Киеве оранжевый Майдан был своего рода бронепоездом на запасном пути. Или, если быть более точным: дамокловым мечом. Группы по команде исходящей из "штаба революции" бросались на блокирование того или иного правительственного учреждения, подвергали осаде парламент, Верховный суд, Центризбирком. Ненасильственный, несиловой характер оранжевой революции - фикция.

Был момент - телевидение его четко зафиксировало - когда голосование в Раде едва не поломало сценарий переворота. Тогда комиссар оранжевых Юлия Тимошенко бросилась на улицу, пригласив ее к штурму и срыву парламентского заседания. "Улица" мгновенно среагировала. Перед угрозой быть смятой Рада прервала свое заседание. Ну, а затем ни президент, ни парламентарии, ни судьи уже не посмели перечить тем, кто оказался во главе толпы, и все пошло как по маслу"188.


188 http://www.izvestia.ru/comment/article983602


В описании газеты "Известия" есть неточность. Приведем детали, которые характеризуют обстановку. Парламент действительно принял за основу проект постановления, не устраивавший сторонников Ющенко. Но организовать штурм за несколько минут, за которые постановление могло бы быть принято в целом, было невозможно. Тогда "оранжевые" фракции стали активно срывать голосование и добиваться перерыва. Когда Верховная Рада отклонила предложение объявить, вопреки регламенту, получасовый перерыв, депутат Кириленко заявил: "Сейчас на улицах сотни тысяч киевлян и гостей столицы, которые хотели бы рассмотрения вопроса про отставку этого преступного правительства, которое допустило массовые фальсификации на выборах. И в этом проблема, а не в регламентах или каких-то других вопросах. Поэтому я бы хотел, чтобы Председатель Верховной Рады и члены Коммунистической фракции и фракции правительства поняли, что надо искать понимание, а не способ дестабилизировать ситуацию. Если вы будете сейчас не давать нам возможности рассмотреть этот вопрос, то мы уже сейчас призовём людей всех возвращаться на Площадь Независимости [Майдан], собраться там и высказать своё слово. Потому что сейчас позиция в парламенте абсолютно не отвечает тем настроениям, которые сложились в обществе. Общество хочет перемен".

В этой обстановке уже не был услышан робкий вопрос проправительственного депутата В.Зайца "Неужели это правильно, когда коллеги из соседней фракции "Наша Украина" угрожают нам, что "если вы не будете голосовать так, как нам надо, вы не выйдете из этого зала, а если будете делать такую попытку, вас порвут"? Неужели это демократия, уважаемый коллеги?" Председатель Верховной Рады Литвин поставил на голосование вопрос об объявлении перерыва более чем на час для проведения заседания согласительного совета. За время перерыва состоялся штурм, во время которого депутаты фракций большинства бежали из здания через задние выходы. После перерыва, как отмечено в стенограмме, Литвин сообщил о единогласном решении Согласительного Совета отложить заседание до следующего дня, чтобы провести консультации "для выработки согласованного решения".

Один наблюдатель пишет: "Мне пришлось быть свидетелем того, как у депутатов, проходивших по узкому коридору в толпе митингующих у парламента "оранжевых", "сичевики" силой отбирали удостоверения. Пропускали только тех, кто выступал за блок Ющенко-Тимошенко. А руководители "оранжевой" молодежной организации "Пора" уже объявили, что "накажут всех, кто их мучил эти недели на Крещатике и площади Незалежности"189.


189 В. Богданов. Апофеоз незалежности. - "Политический журнал", 2004, № 48.


Из описания повседневного существования палаточных городков в Киеве характер военизированных групп виден вполне отчетливо. Вот что сообщали информационные агентства: "Палаточный лагерь (около 3 тысяч) живет в постоянной боевой готовности. Особые меры были приняты, когда прошел слух, что власти готовы снести мятежный городок с Крещатика с помощью танков и водометов. Только вряд ли здесь пройдет пехота. Армейские и туристские палатки прикреплены к асфальту Крещатика металлическими штырями и огорожены баррикадами из тяжелых бульварных скамеек, которые скреплены между собой проволокой и цепями. Рядом десятки автобусов и грузовиков, готовых по первому приказу окружить весь лагерь мощной стеной. А возле каждой дыры в баррикадах - охрана как минимум из двух человек. На "вражескую" бронетехнику здесь тоже найдется оружие. Штаб Ющенко завез сюда генераторы для освещения и обогрева палаток. Так что для "коктейля Молотова" всегда есть бензин и бутылки.

В палаточном городке действует своя спецразведка, а информация об оперативной обстановке и действиях украинских силовиков круглосуточно идет в штаб Ющенко. И если надо, за подозрительными лицами или объектами выставляется наружное наблюдение. Так называемые полевые командиры - сотники - четко контролируют ситуацию в "горячих точках" Киева: Верховном суде, Верховной Раде, администрации президента, Кабинете министров. И эти сотни всегда готовы выслать туда "оранжевые" отряды быстрого реагирования. Особенно бдительны стражи порядка в ночное время. Патрули и специальные дозоры наглухо перекрывают соседние улицы, ведущие к Крещатику".

А вот конкретно о составе этих организованных "сотен": "Внешнюю охрану, а также охрану складов осуществляли так называемые "Сыны вольной Украины" (СВУ). Эта организация состоит из бывших военных и сотрудников силовых ведомств и спортсменов, а командовал ею майор запаса воздушно-десантных войск Украины Иван Косинский. Это объясняет и наличие у них единообразной формы армейского образца. Появилась организация сразу после начала "революции". Их численность - около 500 человек, 150-200 из которых ежедневно несли дежурство в центре города, а остальные пребывали в режиме готовности.

СВУ руководили и возникшими коллективами самообороны на предприятиях. У них есть и группа разведки из бывших сотрудников спецслужб. Профессионалы постоянно следили за ведущими в город дорогами на случай вторжения из восточных областей. Оповещение вообще было поставлено у "оранжевых" отлично: у каждой важной точки (к примеру, у правительственных зданий) постоянно находились наблюдатели (из "Поры"), которые в случае возникновения нештатной ситуации либо при иной необходимости собрать в том или ином месте людей тут же сообщали по телефону в лагерь. Hемедленно кто-либо из активистов "Поры" бежал вдоль палаток с мегафоном, объявляя мобилизацию, невзирая на время суток. Через пять минут к требуемому месту уже бежал авангард из десятка-другого человек, а еще через пять подтягивается пара сотен основных сил. Иногда таким образом устраивали "учебные тревоги"190.


190 www.russian.kiev.ua/archives/2004/0412/041209upt1.shtml.


Важнейшим условием для того, чтобы в ходе "оранжевых" революций можно было применять действия, находящиеся на грани или за гранью ненасильственных, всегда является их внешняя поддержка со стороны "заказчиков" этих революций. Членов властной команды, замену которой и должна осуществить "оранжевая" революция, строго предупреждают о том, какие репрессии их ожидают в том случае, если они осмелятся "нарушить права человека", то есть применить против революционеров силовые действия, предусмотренные в таких случаях общепринятыми правовыми нормами.

Например, власти Украины накануне выборов были строго предупреждены из США. Вот сообщение от 1 октября 2004 г.: "Палата представителей обращается к президенту США с требованием "использовать все доступные дипломатические и прочие средства", чтобы власть Украины соблюдала законы... Кроме запрета на въезд в Соединенные Штаты авторы законопроекта предлагают применять к лицам, причастным к нарушениям прав и свобод в Украине, следующие меры: конфискацию имущества в Соединенных Штатах; закрытие счетов и арест находящихся на них средств; запрет на получение займов, кредитов и других видов финансовой помощи". Для коррумпированных чиновников эти меры являются исключительно болезненными (а для некоррумпированных существует Гаагский трибунал с его неопределенными процессуальными нормами - С.Милошевич четыре года находится в заключении при том, что суд не может сформулировать и доказать ни одного серьезного обвинения).

Таким образом, сценарий и "оранжевых" революций, и действий власти против оппозиции в странах с ограниченным суверенитетом разрабатывается на Западе и контролируется оттуда. Почему во время югославской, грузинской и украинской "бархатных революций" власти не использовали силу для разгона незаконных демонстранций? Потому, что отдавший приказ о применении силы государственный чиновник и выполнивший этот приказ руководитель правоохранительных органов будет "мировым сообществом" объявлен "военным преступником" с последующей выдачей Гаагскому трибуналу. А если "мировое сообщество" даёт разрешение на расстрел парламента и безоружных людей, неугодных для западной демократии (как в Москве 3-4 октября 1993 г.), то никакого возмущения на Западе это не вызывает, а Гаагский трибунал на это смотрит совершенно равнодушно.

Создание военизированных групп является необходимой частью "оранжевых" революций и потому, что новая властная верхушка далеко не всегда может быть уверена в полной лояльности силовых структур прежней власти. Поэтому на первый момент после свержения "коррумпированной диктатуры" новой власти нужен хотя бы небольшой контингент организованных "дружинников".

Р.Шайхутдинов пишет: "Заранее создаются и после выборов используются экстремистские (силовые) организации активистов оппозиции: в Югославии "Отпор", в Грузии "Кмара", на Украине "Пора". Их члены знают друг друга, обмениваются опытом, а в моменты смены власти участвуют в активных действиях. Эти организации являются зачатками будущей "гвардии" - структуры, обеспечивающей охрану демонстраций и штабов, возможность противостояния силовым структурам, организацию транспорта, связи, мобилизации и т.п... Так формируются зародыши будущей оппозиционной полицейско-административной структуры. Эти силы хорошо финансируются, их тренируют и организуют - именно они будут управлять затем организацией массовых манифестаций. Пример: за месяц до выборов почти все пансионаты под Киевом были сняты для размещения и тренировок активистов подобных структур".

Целый ряд "ненасильственных силовых" действий, которые рекомендованы в учебном пособии Шарпа, оказывают на граждан и должностных лиц столь сильное воздействие, что подпадают под понятие "приватизации властных полномочий". Это - лишение власти монополии на некоторые действия, эффективный способ подрыва государственности. При таких действиях чиновники теряются и просто не знают, как на них реагировать. Работники заблокированного Кабинета Министров Украины не нашли ничего лучшего, как обратиться к уполномоченному по правам человека с жалобой на то, что нарушают их конституционное право на труд. При чем здесь право на труд, при чем конституция? Достал томик Уголовного кодекса и зачитал статью. Не обсуждались фундаментальные вопросы, например, обязанность власти применять насилие к мятежникам. На само такое обсуждение было наложено табу во время спектакля на тему "права человека". В последние годы этот вид политических технологий приобретает все большее значение, поскольку к этой же категории относится терроризм. Сходство "оранжевых" революций и терроризма как двух типов политических спектаклей сразу привлекло внимание политологов.

Р.Шайхутдинов пишет об "оранжевой" революции: "С точки зрения технологии существует отчетливая параллель между действием этой схемы захвата власти и современным терроризмом... Точно так же они могут понести наказание за не основное своё деяние: террористы - всего лишь за убийство, а захватчики власти, действующие по описываемой нами схеме - за беспорядки, препятствование деятельности органов власти и т.п. Наказания за "убийство государства" нет. И убить его можно просто и практически безнаказанно".

В некоторых действиях, например, в использовании "живого щита", сходство имеет даже внешний характер - с той лишь разницей, что террористы для этой цели используют гражданских лиц под угрозой насилия. В "оранжевых" революциях для психологического давления на сотрудников правоохранительных органов используется добровольный живой щит - толпа женщин, детей, "молодежи", выступающая "за свободу", парализует силовые структуры власти. Это методы классического терроризма - только вместо взятия в заложники речь идет, по выражению Е.Холмогорова, о самозахвате.

Широко применяется в "оранжевых" революциях и моральный террор - организованное давление на тех, кто не согласен с новой, еще не получившей ни легальности, ни легитимности властью. Методы давления могут быть разные, в том числе и физическое насилие. Обстановка мягкого террора создается уже на ранних стадиях процесса. Например, с какого-то момента во время событий в Киеве ходить без оранжевой ленточки стало очень "неуютно"191.


191 В Польше деятели "Солидарности" подчиняли себе органы власти через воздействие на родных и близких официальных лиц (например, жене члена парткома на работе объявлялся бойкот). К детям работников правоохранительных органов приставали на улицах, их избивали "хулиганы". Многие работники правоохранительных органов, офицеры и партийные работники такого пресса не выдерживали.


Впрочем, как показывает опыт всех подобных революций, все они сопровождаются и целым рядом смертей, в том числе высокопоставленных лиц, обстоятельства и причины которых остаются нераскрытыми.