Часть 3. Теория и практика клинического психоанализа

Глава 10. Смысл и этиология неврозов


...

Патогенный конфликт

Логика размышлений Фрейда по поводу соответствующих условий возникновения патогенного конфликта такова. У человека имеются сексуальные влечения. В своей деятельности он стремится к удовлетворению их, так как руководствуется принципом получения удовольствия. Однако в силу тех или иных обстоятельств он вынужден отказаться от удовлетворения части этих влечений. Лишенное удовлетворения либидо вынуждено искать другие объекты и пути, что ведет к конфликту. Этот конфликт возникает в силу того, что новые объекты и пути порождают недовольство у части личности, которой почему-либо претит возможность получения удовлетворения от них. Накладывается как бы некий запрет на достижение удовольствия новым способом удовлетворения влечений, в результате чего открывается дорога для образования невротических симптомов.

Отвергнутые в результате вынужденного отказа сексуальные влечения человека стремятся к достижению своей цели окольными путями. Сталкиваясь с запретом, они делают возможную уступку и, следовательно, частично искажаются, преломляются, смягчаются. Обходные, окольные пути как раз и оказываются путями образования невротических симптомов, которые представляют собой новое, замещающее удовлетворение влечений человека.

В понимании Фрейда, психический конфликт становится патогенным, когда внешне-вынужденный отказ дополняется внутренне-вынужденным отказом. При внешне-вынужденном отказе отнимается одна возможность удовлетворения. Благодаря внутренне-вынужденному отказу под сомнение ставится другая возможность удовлетворения. Вот тут-то и разыгрывается патогенный конфликт, основанный на столкновении разнонаправленных сил, одну из которых олицетворяют собой сексуальные влечения, другую – несексуальные влечения, названные основателем психоанализа влечениями Я.

Таким образом, с точки зрения Фрейда, причины возникновения неврозов связаны с тремя факторами. Первый фактор – это вынужденный отказ от сексуального удовлетворения, являющийся как бы общим условием этиологии неврозов. Второй – фиксация либидо, оттесняющая сексуальное влечение на ранние этапы инфантильного развития. Третий – склонность к конфликтам, когда получившее свое развитие Я отвергает возможность удовлетворения фиксированного сексуального влечения.

При таком понимании этиологии неврозов становится очевидным, что сама по себе сексуальность не приводит к невротическим заболеваниям. Расхожие представления о психоанализе именно сексуальности приписывают главную причину возникновения неврозов; на самом деле такой упрощенный взгляд не соответствует воззрениям Фрейда. Речь идет не только и не столько о сексуальности как таковой, сколько о конфликте между Я и сексуальностью. Это означает, что причина неврозов кроется не только в сексуальных влечениях человека, но и в тех влечениях Я, которые оказывают существенное воздействие на возникновение и развитие внутриличностных конфликтов.

Прибегая к различного рода аналогиям для разъяснения высказанных им положений, Фрейд привел пример, демонстрирующий существо психоаналитического понимания этиологии неврозов. Со ссылкой на заглавие одной из комедий Нестройя он дал этому примеру название «В подвале и на первом этаже».

В подвале дома обитает типичная семья дворника. На первом этаже проживает семья преуспевающего домовладельца. Допустим, случилось так, что маленькие дочери дворника и домовладельца оказались вместе и стали играть друг с другом. Не исключено, что, как и большинство детей, они начали играть в папу и маму. Скорее всего, именно дочь дворника может поделиться с воспитанной девочкой своими познаниями из жизни взрослых людей. Теми познаниями, которые она могла почерпнуть из наблюдения над своими родителями, чьи интимные отношения осуществлялись в присутствии ребенка и что не воспринималось ими как нечто недопустимое. Играя в папу и маму, дочь дворника сможет показать дочери домовладельца то, о чем она не имеет ни малейшего понятия, поскольку при воспитании ей прививают благородные манеры, ограждая от всего дурного. Возможно даже, что дочь дворника продемонстрирует, как можно раздражать свои гениталии и какую роль играют папа и мама во время интимной близости. Даже если их совместные игры будут непродолжительными, все равно у обеих девочек возникнут такие переживания, которые активизируют у них сексуальные импульсы и впоследствии приведут к мастурбации.

Допущения подобного рода вполне реальны, включая и то, что в семьях «простого люда» дети часто являются свидетелями интимных отношений между родителями, их познания в области сексуальности являются ранними и весьма значительными и именно они нередко становятся соблазнителями в играх со своими сверстниками. Сошлюсь на высказывание сорокалетней женщины, которая, вспоминая о раннем периоде своего детства, рассказала, как и каким образом происходило ее познание в области сексуальности. Ее родители часто пили, ругались, дрались между собой, потом мирились и на глазах маленьких детей занимались любовью. Она помнит, что уже в трехлетнем возрасте шепотом обсуждала со своей старшей сестрой, как и что родители совершали. Позднее, в шестилетнем возрасте, она заставила своего младшего брата, который однажды находился с ней в одной кровати, сделать то, что обычно делали родители.

В приведенном Фрейдом примере обрисована общая ситуация, в которой могли оказаться две девочки. Но вот результаты их невинной игры могут оказаться совершенно различными. Так, не испытывая особого стеснения, дочь дворника продолжит занятия мастурбацией, затем без каких-либо усилий и труда прекратит это занятие и, возможно, через несколько лет выйдет замуж, родит ребенка и даже достигнет определенного успеха в жизни, выбившись в люди и став, скажем, популярной артисткой. Но даже если ее жизненный путь не будет столь успешным и в своем материальном и общественном положении она останется на уровне ее родителей, тем не менее она сможет выполнить свое предназначение жены и матери. Раннее проявление сексуальности не особенно скажется на ней, во всяком случае, она не будет страдать от невротического заболевания.

В ином положении находится дочь домовладельца. Ей прививали хорошие манеры поведения, и незнакомые ей ранее игры с дочерью дворника могут быть восприняты как нечто скверное, недозволенное, греховное. Возможно, со временем, после борьбы с доставляемым удовольствием, она откажется от мастурбации. Но у нее останется ощущение некой удрученности и подавленности. Когда она узнает кое-что об интимных отношениях, они вызовут у нее отвращение. Позднее у нее проявится невроз, и замужество может оказаться под вопросом. И не будет ничего удивительного, если в процессе анализа выяснится, что эта интеллигентная, добропорядочная девушка вытеснила свои сексуальные влечения в бессознательное, где они застряли на переживаниях, связанных с ранними детскими играми с дочерью дворника.

На этом примере Фрейд показал, что при одинаковых переживаниях личные судьбы этих двух девушек могут оказаться совершенно различными, поскольку их Я проделало путь развития, заметно отличающийся друг от друга. В детстве дочь дворника воспринимала сексуальность в качестве чего-то естественного. Точно так же она будет относиться к своей сексуальной деятельности и в дальнейшем. У дочери домовладельца было иное воспитание. В детские годы она находилась под воздействием строгих правил поведения и приличия, что способно оказать соответствующее влияние на ее дальнейшее развитие и усиление требований Я по отношению к сексуальным желаниям. Благодаря более высокому моральному и интеллектуальному развитию своего Я у нее может развиться конфликт с требованиями своей сексуальности.

Приведенный Фрейдом пример являлся вымышленным, но он наглядно продемонстрировал влияние развития Я на образование конфликта и причину возникновения невроза. Полагаю, что в своей практической деятельности аналитикам неоднократно приходилось сталкиваться с подобного рода конфликтами, когда Я пациентов приходило в столкновение с их сексуальными желаниями. Могу сослаться на свой собственный опыт, так как мне приходилось иметь дело с пациентами, впадающими в глубокую депрессию или испытывающими раздирающие душу переживания, связанные с требованиями Я о недопустимости интимных отношений с каким-либо конкретным человеком и сексуальными влечениями к нему, о невозможности постоянного контакта с ним и неистребимом желании быть всегда с ним рядом.

Причем глубокий конфликт между Я и сексуальностью можно обнаружить не только у пациентов, обращающихся за помощью к аналитику. Нечто подобное встречается и у тех людей, которые, не будучи пациентами, даже не подозревают о патологическом конфликте, который разыгрывается в глубинах их психики и оказывает существенное воздействие на их мышление, поведение и жизнь в целом. В качестве иллюстрации, относящейся к последней категории людей, приведу высказывание одного молодого человека, размышлявшего об Эдиповом комплексе и выступившего с резкой критикой представлений Фрейда об этом комплексе.

«Да, конечно, я люблю свою мать, я уважаю ее. Она является для меня эталоном во внешнем и внутреннем обличий. И это является для меня настоящей любовью. Сексуальное обладание матерью невозможно. Более того, настоящим чувством к девушке, называемым любовью, я мог бы назвать только то, где при всей своей красоте и желании сексуальное обладание воспринималось бы как нечто греховное, грязное, низкое. По-моему, настоящая любовь – это любовь как к матери. Но как же можно сексуально обладать собственной матерью? Здесь заключается большая проблема для меня. Я много влюблялся, это заканчивалось каким-то сексуальным опытом. Но я никого не позволял себе любить, как родную мать, иначе пропадает смысл. Я не способен морально к сексу с такой девушкой».

Как видим, молодой человек никак не может решить важную для него проблему, уходящую своими корнями в эдипов комплекс. Налицо явный конфликт между его Я и сексуальными влечениями. Он ощущает данный конфликт и довольно четко формулирует саму проблему, которая дамокловым мечом висит над ним. Но, несмотря на это, он не понимает, судя по всему, ни источник своего конфликта, ни его подлинный смысл. Не случайно, описывая фактически классический случай неблагоприятного прохождения эдипальной стадии психосексуального развития, он в решительной, чуть ли не в агрессивной форме выразил свое критическое отношение к теории Фрейда об эдиповом комплексе.

С детства молодой человек любил и обожал свою мать. В его Я сформировался образ матери как святой женщины. И сегодня мать является для него идеалом чистоты и непорочности. В его восприятии возвышенная любовь к матери никак не может быть опорочена греховными мыслями или деяниями, связанными с удовлетворением сексуальных влечений. Он хотел бы полюбить какую-либо женщину, как мать, что было бы для него настоящей любовью. Такая любовь к женщине, как к матери, в принципе, возможна на уровне его Я, создавшего себе идеал любви. Но его Я не допускает в контекст подобной любви к женщине реальные сексуальные отношения, которые в данном случае воспринимаются как греховные. Он может испытывать сексуальное влечение только к таким женщинам, которые не похожи на его мать. И именно с такими женщинами у него устанавливаются сексуальные отношения. Он обладает потенцией лишь тогда, когда не любит женщину. Но он страдает психической импотенцией, когда, казалось бы, перед ним любимая женщина.

Между Я этого человека, вобравшим в себя образ идеальной матери, и его сексуальным влечением наблюдается постоянный конфликт. Тот внутренний конфликт, который обусловлен неблагоприятным прохождением эдипальной стадии психосексуального развития в детстве, в результате чего произошло расщепление на отдельные составные части его эмоциональной привязанности к матери и инфантильного сексуального влечения к ней. Эмоциональная привязанность так и осталась зафиксированной на матери, а сексуальное влечение переместилось на другие объекты. Его Я препятствует эмоциональной привязанности и любви к любой женщине, похожей на его мать. Удовлетворение сексуального влечения становится возможным только в том случае, если он не имеет эмоциональной привязанности к женщине и не любит ее. Совмещение того и другого оказывается неразрешимой проблемой для молодого человека, в глубинах души которого существует водораздел между любовью и сексуальностью.

Психоаналитическое понимание этиологии неврозов, а также конфликта между Я и сексуальностью привело Фрейда к размышлениям, давшим толчок к развитию целого ряда идей. Во всяком случае, оно способствовало рассмотрению идей, связанных, во-первых, с изучением не только сексуальных влечений, но и влечений Я, во-вторых, с формулировкой двух принципов человеческой деятельности и, в-третьих, с раскрытием отношений между филогенетическим и онтогенетическим развитием.

Изречения

З. Фрейд: «Часть личности отстаивает определенные желания, другая противится этому и отклоняет их. Без такого конфликта не бывает невроза».

З. Фрейд: «Патогенным конфликтом, следовательно, является конфликт между влечениями Я и сексуальными влечениями. В целом ряде случаев кажется, будто конфликт происходит между различными чисто сексуальными стремлениями; но, в сущности, это то же самое, потому что из двух находящихся в конфликте сексуальных стремлений одно всегда, так сказать, правильно с точки зрения Я, в то время как другое вызывает отпор Я. Следовательно, конфликт возникает между Я и сексуальностью».