РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Нем.: Rationalisierung. – Франц.: rationalisation. – Англ.: rationalization. – Исп.: racionalizaciцn. – Итал.: razionalizzazione. – Португ.: racionalisaзвo.

• Процедура, посредством которой субъект стремится дать логически связное и морально приемлемое объяснение той или иной установки, поступка, идеи, чувства и пр., подлинные мотивы которых остаются в тени. Так, может идти речь о рационализации симптома, навязчивой защиты, той или иной реакции. Состояние бреда тоже характеризуется рационализацией, приводящей к более или менее отчетливо выраженному системостроительству.

• Этот термин был введен в повседневную психоаналитическую практику Э.Джонсом в статье «Рационализация в повседневной жизни» (Rationalization in everyday life, 1908).

Рационализация – это весьма обычный прием, распространенный в очень широкой области – от различных видов бреда до нормального мышления. Поскольку любое поведение допускает рациональное объяснение, подчас нелегко бывает решить, верно ли это объяснение. В частности, при психоаналитическом лечении обнаруживаются все промежуточные стадии между двумя крайностями. В некоторых случаях бывает несложно доказать пациенту искусственность приводимых им мотивов и убедить его отказаться от них. В других же случаях рациональные мотивировки оказываются весьма прочно обоснованными (психоаналитикам хорошо известны случаи, при которых сопротивления маскируются «ссылкой на факты»), однако и тут оказывается полезно «заключить их в скобки», чтобы обнаружить бессознательные удовлетворения или зашиты, которые наслаиваются на эти мотивировки.

Примеры первого типа встречаются при рационализациях симптомов, невротических или перверсных (так, мужская гомосексуальность объясняется интеллектуальным и эстетическим превосходством мужчин), навязчивых защит (особые ритуалы, связанные с принятием пищи, объясняются, например, требованиями гигиены).

Гораздо труднее показать субъекту роль рационализации на примере черт характера или поведения, тесно связанных с Я.

Обычно рационализация не считается защитным механизмом, несмотря на свою неявную защитную функцию. Дело в том, что она нацелена не прямо на осуществление влечений, но скорее на вторичную маскировку различных элементов защитного конфликта. Таким образом, и защиты, и сопротивления анализу, и реакции разного рода сами, в свою очередь, могут стать предметом рационализации. Рационализация находит себе прочную опору в готовых идеологических схемах, общепринятой морали, религиях, Политических убеждениях и т. д., причем во всех этих случаях Сверх-Я усиливает защиты Я.

Рационализацию можно сравнить с вторичной обработкой*, которая строит из образов сновидений связный сценарий.

Именно в этом ограниченном смысле Фрейд считает возможным использовать рационализацию для объяснения бреда. С точки зрения Фрейда, рационализация не может порождать тематику бреда (1): это мнение противоположно традиционным представлениям, согласно которым мегаломания – это рационализация бреда преследования («я, должно быть, великая личность, раз меня преследуют столь влиятельные люди»).

Понятие «интеллектуализация» близко по смыслу рационализации; однако их следует разграничивать.