ЭКОНОМИЧЕСКИЙ (прил.), ЭКОНОМИКА

Нем.: цkonomisch. – Франц.: йconomique. – Англ.: economic. – Исп.: econф-mico. – Итал.: economico. – Португ.: econфmico.

• Все, что относится к гипотезе, согласно которой психические процессы представляют собой обмен и перераспределение доступной измерению энергии влечений, которая может возрастать, убывать, оставаться неизменной.

• В психоанализе часто говорят о так называемой «экономической точке зрения». Так, Фрейд определяет метапсихологию* как синтез тpex точек зрения: динамики, топики и экономики. Последняя представляет собой «попытку проследить все превращения отдельных количеств возбуждения и подойти хотя бы к относительной оценке их величины» (1). Экономическая точка зрения предполагает учет нагрузок* в их подвижности, количественных изменениях, противоречиях между ними (понятие противонагрузки) и пр. Экономический подход характеризует творчество Фрейда в целом: без учета экономики нагрузок описание психических процессов не может быть полным.

Это требование фрейдовской мысли порождается, с одной стороны, научным духом и понятийным аппаратом с его энергетическими понятиями, а с другой – клиническим опытом с изобилием фактов, которые, как казалось Фрейду, можно объяснить лишь на экономическом языке. Это, например, навязчивость нейвротического симптома (пациенты часто говорят: «во мне есть что-то, что сильнее меня»); возникновение невротических расстройств вследствие нарушения сексуальной разрядки (актуальные неврозы*); напротив, устранение симптомов при наступлении катарсиса* или высвобождения «зажатых» аффектов (отреагирование*); это наблюдаемое в симптомах болезни и во время течения отделение представления от изначально связанного с ним аффекта (конверсия*, вытеснение* и пр.); обнаружение таких ж ассоциативных цепочек, которые связывают одно представление, вовсе не вызывающее (или почти не вызывающее) аффективной реакции, с другим представлением, по видимости незначимым, но на самом деле лежащим в основе аффективной реакции: этот факт, по-видимому, свидетельствует о перемещении аффективного заряда по всей длине проводящей цепи от одного элемента к другому.

Эти факты лежат в основе первых теоретических построений, предложенных Брейером в «Теоретических размышлениях» («Очерки об истерии» [Studien ьber Hysterie], 1895) и Фрейдом в «Наброске научной психологии» (Entwurf einer Psychologie, 1895), целиком построенном на понятии количества возбуждения, перемещающегося по нейронной цепи, и в «Толковании сновидений» (die traumdeutung, 1900).

Впоследствии целый ряд других клинических и терапевтических данных лишь укрепил эту экономическую гипотезу Фрейда. Среди них, например:

а) изучение таких состояний, как скорбь или нарциссический невроз*, приводившее к мысли о наличии в субъекте подлинного энергетического равновесия между различными нагрузками: так, отсутствие интереса к внешнему миру предполагает увеличение энергетических нагрузок во внутрипсихических образованиях (см.:Нарциссизм; Я – либидо – объектное либидо; Работа скорби);

б) интерес к военным неврозам, в частности и травматическим неврозам* в целом. В подобных случаях расстройства возникают в результате слишком сильного шока – прилива возбуждений, с которыми субъект не в состоянии справиться;

в) ограниченная действенность истолкования и шире – терапевтического вмешательства в ряде сложных случаев, которые заставляют учесть силу воздействия тех или иных факторов (в особенности силу влечений), постоянных (присущих субъекту от рождения) или же временных.

2. Экономическая гипотеза постоянно присутствовала в целом ряде понятий фрейдовской теории. По-видимому, главный момент здесь – это мысль о существовании особого аппарата (который поначалу описывался как нейронный, а затем все решительнее, как психический), чья функция заключается в удержании энергетических процессов на как можно более низком уровне (см.: Принцип постоянства, Принцип удовольствия). Этот аппарат совершает определенную работу, которую Фрейд описывает по-разному: как преобразование свободной энергии в связанную энергию*, как отсрочку разрядки, как психическую обработку возбуждений и пр. Такая обработка предполагает разграничение между представлением и квантом аффекта* или суммой возбуждения, способными перемещаться по ассоциативным цепям, обеспечивая энергетическую нагрузку того или иного представления или всей совокупности представлений и пр. Отсюда – собственно экономический смысл таких понятий, как смещение* и сгущение*.

Психический аппарат получает возбуждение в результате внешнего или внутреннего воздействия; в последнем случае постоянное давление этих возбуждений или влечений* «побуждает к работе». Функционирование психического аппарата в целом может быть описано на экономическом языке как взаимодействие нагрузок, разгрузок, противонагрузок, сверхнагрузок.

Экономическая гипотеза тесно связана с двумя другими уровнями метапсихологического рассмотрения: топикой* и динамикой*. По сути, Фрейд определяет каждую из инстанций психического аппарата через особый способ перемещения энергии; так, в первой теории психического аппарата мы видим свободную энергию Бсз, связанную энергию Псз и энергетическую подвижность сверхнагрузок* в сознании.

Подобным образом, психический конфликт как понятие динамики предполагает, по Фрейду, учет соотношений сил между влечениями, Я, Сверх-Я. Значение «количественного фактора» в этиологии болезни, а также в терапии четко показано в «Конечном и бесконечном анализе» (Die endliche und die unendliche Analyse, 1937).

В экономическом подходе нередко видят наиболее проблематичную часть фрейдовской метапсихологии. Что представляет собой та энергия, о которой постоянно говорят психоаналитики? По этому поводу уместно будет сделать следующие замечания.

1) В физических науках речь также не идет об изначальной природе физических величин, но лишь об их изменениях, преобразованиях, эквивалентностях. Их изучение ограничивается определением их воздействий (сила, например, есть то, что производит определенную работу) или сопоставлением их друг с другом (одна сила измеряется через другую или же их воздействия сопоставляются между собой). В этом смысле позиция Фрейда не исключение: он видит в импульсе влечений силу, «побуждающую психику к работе» (2), и с готовностью признает, что «мы ничего не знаем о природе процесса возбуждения, который развертывается внутри психических систем, и не чувствуем себя вправе строить на этот счет какие бы то ни было гипотезы. Следовательно, мы имеем дело с важным и не известным нам фактором, который переходит из одной формулы в другую» (3).

2) Таким образом, Фрейд говорил об энергии лишь как об основе преобразований, на которую указывают, по его мнению, многие факты опыта. Либидо (или энергия сексуальных влечений) интересовало его в той мере, в какой оно позволяло объяснить изменения объекта, цели, источника сексуального желания. В самом деле, когда какой-то симптом притягивает к себе энергию, другие виды деятельности оказываются энергетически ослабленными: подобным образом, когда нарциссизм или либидинальная нагрузка Я усиливается, это приводит к уменьшению энергетической нагрузки объектов.

Фрейд предполагал даже, что этот количественный фактор можно будет, по крайней мере в принципе, измерить в будущем.

3) При попытках понять природу фактов с точки зрения энергетики оказывается, что Фрейд, по сути, описывал в физикалистском языке то, что в перспективе, более близкой к непосредственному опыту, можно назвать «миром ценностей». Д.Лагаш подчеркивал взятую из феноменологии мысль о том, что организм структурирует свое окружение и даже свое восприятие объектов, исходя из собственных жизненных интересов, выделяя особо значимые объекты, области опыта, различия в восприятии (Umwelt). Если не ограничивать понятие ценности сферой этики, эстетики или логики, можно даже сказать, что аксиологическое измерение, в котором ценности определяются их несводимостью к эмпирии, всеобщностью их природы и обязательностью их воплощения и т. д., важно для всех организмов. Именно в этом смысле объект, несущий нагрузку орального влечения, становится целью как объект поглощения, как пищевая ценность, а фобический объект выступает не просто как источник страха, но как объект-которого-нужно-избегать и, следовательно, вокруг которого складывается особая пространственно-временная структура.

Следует, однако, заметить, что подобный подход включает в себя содержание экономической гипотезы только если рассматривать все «ценности» как способные к взаимообмену, смещению или уравновешиванию внутри системы, где общее «количество ценностей» в распоряжении субъекта ограничено. Напомним, что Фрейд использует экономические понятия не столько в связи с влечениями к самосохранению (хотя и здесь явно присутствуют интересы, стремления, побуждения, «ценные объекты»), сколько применительно к сексуальным влечениям, нацеленным на объекты, весьма отличные от реальных. Под либидинальной экономикой Фрейд понимал как раз обмен ценностями в психическом аппарате; не учитывая этого, невозможно понять, как страдания, порождаемые симптомом, могут приносить сексуальное удовлетворение.