ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Нем.: Vorstellung. – Франц.: reprйsentation. – Англ.: idea or presentation. – Исп.: representaciфn. – Итал.: rappresentazione. – Португ.: representaзao.

• Классический термин философии и психологии «То, что человек представляет, то, что образует конкретное содержание мыслнтельного акта», «в особенности воспроизводство прежних восприятий» (1). Фрейд противополагает представление и аффект*; у каждого из этих двух видов психических явлений – своя судьба.

• Термин Vorstellung по традиции входит в Словарь немецкой классической философии. Поначалу Фрейд понимал его вполне традиционно, а использовал – необычно (а). Нижеследующие соображения поясняют, в чем именно состоит это своеобразие.

1) Первые теоретические модели психоневрозов основаны на различении «кванта аффекта»* и представления. При неврозе навязчивости квант аффекта смещается с патогенного представления, связанного с травмирующим событием, на другое представление, которое кажется субъекту малозначимым. При истерии квант аффекта преобразуется в соматическую энергию, а вытесненное представление символизируется той или иной областью тела и телесной активности. Этот тезис, согласно которому разделение аффекта и представления лежит в основе вытеснения, заставляет по-разному описывать их судьбу и особенно связанные с ними процессы: так, представление подвергается «вытеснению», а аффект – «подавлению».

2) Когда Фрейд говорил о «бессознательных представлениях», он отдавал себе отчет в парадоксальности совмещения этих двух терминов. И потому в этом выражении традиционный философский смысл термина Vorstellung, а именно акт субъективного представления объекта сознанием отходит на задний план. По Фрейду, представление определяется объектом, но вписывается в «мнесические системы».

3) Как известно, память для Фрейда – это не простое вместилище образов в строго эмпирическом смысле слова, но скорее совокупность мнесических систем; он расчленяет воспоминание на различные ассоциативные ряды и в конечном счете обозначает термином «мнесический след»* не столько «слабое впечатление», сохраняющее сходство с объектом, сколько знак, который постоянно соотнесен с другими знаками, но не связан с тем или иным чувственным качеством. И потому у нас есть основания связывать фрейдовское Vorstellung с лингвистическим понятием означающего.

4) Здесь уместно вспомнить о том, что Фрейд разграничивал два Уровня представлений: «словесные представления»* и «предметные представления»*. При этом в основу кладется различие, Которому Фрейд приписывал важнейшее значение в своей топике: предметные представления, характеризующие систему бессознательного, теснее связаны с предметами, а потому в случае «первичных галлюцинаций», например, представление об отсутствующем предмете становится для ребенка равнозначным непосредственно воспринимаемому и энергетически нагруженному предмету (см.: «Опыт удовлетворения»).

И потому, когда Фрейд (ср. его первые описания психоаналитической терапии в 1894–1896 гг.) стремился обнаружить в конце ассоциативных цепочек «патогенные бессознательные представления», конечной целью его поиска выступала та точка, где объект и его следы неразрывны, а означаемое неотделимо от означающего.

5) Хотя различие между мнесическим следом и представлением как его нагрузкой всегда неявно присутствовало у Фрейда, оно нигде четко не определялось (4). Причина этого, конечно, в том, что Фрейду трудно было помыслить чис/иьшмнесический след, т. е. такое представление, которое было бы полностью лишено нагрузки как в системе сознания, так и системе бессознательного.