ЦЕЛЕПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Нем.: Ziel Vorstellung. – Франц.: reprйsentation-but. – Англ.: purposive idea. – Исп.: representaciцn-meta. – Итал.: rappresentazione finalizzata. – Португ.: repre-sentaзao-meta.

• Термин Фрейда, обозначающий то, что направляет ход мыслей – сознательных, предсознательных и бессознательных. На каждом из этих уровней существует определенная целенаправленность, в силу которой мысли выстраиваются в последовательность – не чисто механическую, но детерминированную наиболее значимыми представлениями как точкой притяжения для других представлений. Таковы, например, при сознательном мышлении поставленная задача, а при свободных ассоциациях – бессознательная фантазия.

• Фрейд говорит о «целепредставлении» главным образом в своих первых работах по метапсихологии, а именно в «Наброске научной психологии» (Entwurf einer Psychologie, 1895), а также (неоднократно) в главе VII «Толкования сновидений» (Die Traumdeutung, 1900). В этом понятии запечатлено оригинальное содержание фрейдовской концепции психического детерминизма: поток мыслей не может быть недетерминированным, т. е. свободным от каких-либо закономерностей, более того – управляющие этим потоком закономерности не являются чисто механическими, как полагала ассоциационистская психология, согласно которой последовательность ассоциаций подчиняется лишь [принципам] смежности и сходства, что делает совершенно неуместным поиск каких бы то ни было глубоких смыслов. «Каждый раз, когда один психический элемент связан с другим случайной или поверхностной ассоциацией, между ними существует также более надежная и глубокая связь, за которой скрывается сопротивление цензуры» (1).

Термин «целепредставление» свидетельствует, по Фрейду, о том, что ассоциации подчинены какой-то конечной цели. Она обнаруживается явно в случаях сосредоточенного аналитического мышления, при котором всякий выбор направляется поставленной целью, но остается скрытой, хотя и доступной психоанализу, там, где ассоциации развертываются свободно (см.: Свободные ассоциации).

Почему Фрейд говорит о целепредставлении, а не просто о ближайших или конечных целях? Этот вопрос возникает прежде всего в связи с бессознательным целеполаганием, и ответ на него такой: дело в том, что эти представления суть не что иное, как бессознательные фантазии. Такая трактовка находит свое обоснование в первых фрейдовских моделях функционирования мышления:, мысль, включая исследовательский поиск, присущий вторичным процессам, возможна лишь постольку, поскольку цель или целепредставление сохраняет свою энергетическую нагрузку, оставаясь той точкой, притяжение которой обеспечивает расчистку или прокладывание вновь ведущих к ней путей. Эта цель – «представление о желании» (Wunschvorstellung), извлекаемое из опыта удовлетворения* (2).