СОЗНАНИЕ (В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ СМЫСЛЕ)

A) Нем.: Bewusstheit. – Франц.: conscience (psychologique). – Англ.: the attribute (или the fact) of being conscious. – Исп.: el estar consciente. – Итал.: consapevolezza. – Португ.: о estar consciente.

B) Нем.: Bewusstsein. – Англ.: consciousness. – Исп.: conciencia psicolфgica. – Итал.: coschienza. – Португ.: consciкncia psicolфgica.

• A) В описательном смысле слова: качество актуальности, характеризующее наличные восприятия (внешние и внутренние) в общей совокупности психических явлений.

Б) Согласно метапсихологической теории Фрейда, сознание есть функция определенной системы – Восприятие-Сознание (Вс-Сз).

С точки зрения топики, система Восприятие-Сознание находится на периферии психического аппарата и принимает информацию одновременно из внешнего и внутреннего мира, а это, в свою очередь, означает, что удовольствие – неудовольствие возникает одновременно с оживлением мнесических следов. Восприятие-Сознание Фрейд часто считал функцией системы предсознателыюго, или, точнее, Предсознания-Сознания (Псз-Сз).

С точки зрения функциональной, система Восприятие-Сознание противоположна бессознательному и предсознательному как системам мнесических следов: в Восприятии-Сознании следы возбуждений остаются ненадолго.

С точки зрения экономический, система Восприятие-Сознание отличается тем, что располагает свободно перемещающейся энергией и может нагружать ею тот или иной элемент (механизм внимания).

Сознание играет важную роль в динамике конфликтов (сознательное избегание неприятного, более тонкое регулирование принципа удовольствия) и в динамике лечения (границы и функции осознания); однако в ходе защитного конфликта не может считаться одним из en» полюсов (а).

• Хотя психоаналитическая теория и отказалась от определения психики через сознание, из этого не следует, что сознание стало в ней несущественным феноменом. Фрейд высмеивал такие попытки принизить сознание, иногда делавшиеся в психологии «Крайняя тенденция, представленная, например, американским бихевиоризмом, исходит из возможности построить психологию, пренебрегши этим фундаментальным фактом!» (la).

Фрейд считал сознание фактом индивидуального опыта, доступным непосредственной интуиции, и не пытался дать ему какое-то другое определение. Речь идет об «уникальном факте, не поддающемся никакому объяснению и описанию […]. Однако, когда говорят о сознании, каждый по собственному опыту знает, о чем идет речь» (1b).

В этом утверждении два смысла: сознание дает нам лишь неполную картину наших психических процессов, большей частью бессознательных; однако нам вовсе не безразлично, сознательно или бессознательно то или иное явление, – нам нужна теория, которая бы определяла место и роль сознания.

Уже в первой метапсихологической теории Фрейда содержатся два важных утверждения: с одной стороны, Фрейд уподобляет сознание восприятию и видит его сущность в способности воспринимать чувственные качества. С другой стороны, он доверяет эту функцию Восприятия-Сознания отдельной системе (системе ш или W), независимой от других психических механизмов и управляемой чисто количественными принципами: «Сознание дает нам то, что мы называем качествами, т. е. разнообразные ощущения различия, причем само различие этих ощущений определяется отношениями с внешним миром. Внутри этой области различия находятся ряды сходных явлений, но в ней нет качеств в собственном смысле слова» (2а).

Первое из этих утверждений сохраняет свою силу для всего творчества Фрейда: «Сознание – это субъективный аспект той части физических процессов в нервной системе, которая связана с восприятием…» (2b). Согласно этому утверждению, именно восприятие, точнее – восприятие внешнего мира, играет главную роль в сознании: «Доступ к сознанию связан прежде всего с восприятием внешнего мира нашими органами чувств» (1с). В теории испытания реальности* важно отметить синонимичность выражений: признак качества, признак восприятия и признак реальности (2с). Поначалу «между восприятием и внешней реальностью существовало равенство» (Id). Сознание психических явлений.неотделимо от восприятия качеств: сознание есть не что иное, как «… чувственный орган восприятия психических качеств» (За). Сознание воспринимает состояния напряжения, связанные с влечениями, и состояния разрядки возбуждения, выступающие в виде качеств удовольствия – неудовольствия. Однако наиболее сложно осознание того, что Фрейд называл «мыслительными процессами», понимая под этим как оживление воспоминаний, так и рассуждение, а в более общем смысле слова – любой процесс, предполагающий игру «представлений»*. На протяжении всего своего творчества Фрейд придерживался теории, утверждающей зависимость осознания мыслительных процессов от их ассоциаций со «словесными остатками» (Wortreste) (см.: Представление предметное и представление словесное). Поскольку ввод в действие этих остатков предполагает новое восприятие, вспоминаемые слова, по крайней мере поначалу, произносятся вновь (2d) и сознание укореняется в той точке, из которой энергетическая сверхнагрузка* может распространяться во все стороны: «Для того чтобы обладать качественной определенностью, мыслительные процессы у человека должны быть связаны со словесными воспоминаниями, качественные остатки которых достаточны для привлечения сознательного внимания, в результате чего мысль получает новую нагрузку, способную к перемещениям» (Зb).

Эта связь между сознанием и восприятием побуждает Фрейда соединить их, чаще всего в рамках одной системы, которую в «Наброске научной психологии» (Entwurf einer Psychologie, 1885) он называл системой ?, а начиная с метапсихологических работ 1915 г. стал называть системой Восприятие-Сознание (Вс – Сз). Выделение одной системы среди других систем, в которых записаны мнесические следы* (Псз и Сз), логически выводится из идеи, ранее развитой Брейером в «Теоретических размышлениях» (Theoretisches, 1895): «Один и тот же орган не может выполнять взаимопротиворечивые функции», а именно быстро восстанавливать предыдущее состояние (statu ante), для того чтобы можно было воспринимать новые впечатления, и накапливать впечатления, для того чтобы можно было воспроизводить их (4). Позже Фрейд дополнит эту мысль формулой, направленной на объяснение «не-умопостигаемости» появления сознания: «… оно возникает в системе восприятия на месте устойчивых следов» (5а).

Определить топику* сознания нелегко: хотя в «Наброске» Фрейд помещал ее на «верхних этажах системы», однако вскоре тесная связь сознания с восприятием заставила Фрейда сдвинуть ее на границу между внешним миром и мнесическими системами: «Психический аппарат восприятия включает в себя два уровня: внешний, или слой защиты от избытка внешних возбуждений, и внутренний – поверхность, принимающую возбуждения или систему Вс – Сз» (5b) (см.: Защитный слой от возбуждений). Это пограничное положение задает будущее место Я; в «Я и Оно» (Das Ich und das Es, 1923) Фрейд трактовал систему Вс – Сз как «ядро» (6а): «Я это часть Оно, измененная прямым воздействием внешнего мира при посредстве Вс – Сз, а в некотором смысле – продолжение процесса поверхностной дифференциации» (6b) (см.: Я*).

С точки зрения экономической, сознание непрестанно ставило перед Фрейдом проблему. В самом деле, сознание – это явление, порожденное восприятием чувственных качеств, но ведь и количественные феномены – напряжения и расслабления – могут быть осознаны лишь в виде тех или иных качеств. С другой стороны, однако, такая неразрывно связанная с сознанием функция, как внимание (большее или меньшее сосредоточение) или же процесс осознания (Bewusstwerden), столь важный в психоаналитическом лечении, требуют истолкования в понятиях экономики. Фрейд высказал предположение, что энергия внимания, которая может стать, к примеру, «сверхнагрузкой» восприятия, – это энергия, порождаемая Я («Набросок») или же системой Вс («Толкование сновидений») и направляемая определенными качественными признаками сознания: «Биологический механизм внимания действует и применительно к Я: как только реальность знаком обнаруживает себя, так нагрузка присутствующего в данный момент восприятия должна превратиться в сверхнагрузку» (2е).

Сосредоточив внимание на мыслительных процессах, можно управлять ими более тонко, нежели это способен делать принцип удовольствия в одиночку: «Мы видим, что восприятие посредством органов чувств – это результат сосредоточения нагрузки внимания на тех путях, по которым распространяется получаемое извне чувственное возбуждение: качественное возбуждение системы восприятия действует как регулятор разгрузки подвижных количеств психической энергии. Ту же самую функцию мы можем приписать и высшему органу чувств – сознанию. Восприятие новых качеств заставляет его направлять подвижные количества энергии, единицы нагрузки в других направлениях, должным образом их распределяя» (Зс) (см.: Энергия свободная – энергия связанная; Сверхнагрузка).

Наконец, с точки зрения динамики*, отметим некоторое изменение во взглядах Фрейда по вопросу о роли сознания в защитных Процессах и о действенности лечения. Не пытаясь проследить здесь все эти изменения, укажем лишь на некоторые из них:

1) в раннем психоанализе вытеснение, например, рассматривалось как намеренное отвержение на уровне, близком к вниманию: «Расщепление сознания в случае приобретенной истерии – это […] намеренное действие, нередко осуществляемое актом свободной воли…» (7).

Как известно, возрастание интереса к бессознательным аспектам защиты и сопротивлениям привело Фрейда к переосмыслению понятия Яvi построению второй теории психического аппарата. У 2) Важным этапом этих изменений были метапсихологические сочинения (1915), в которых Фрейд утверждал: «…осознанность, единственный признак психических процессов, данный нам прямо и непосредственно, ни в коей мере не способен стать критерием различения между системами» (8а). Все это не означает отказа Фрейда от мысли, что сознание есть признак системы, ее обособившийся «орган»: дело в том, что доступа в сознание еще недостаточно для определения места того или иного содержания в системах предсознательного или бессознательного: «Стремясь к метапсихологическому пониманию психики, мы не должны приписывать особого значения симптому „осознанности“» (8b, Я).

3) В теории психоаналитической терапии проблематика осознания и его действенности неизменно была главной темой размышлений. Укажем здесь лишь на соотносительную значимость и сложное взаимодействие различных факторов лечения: воспоминания и конструкции, повторения в трансфере и проработки, наконец, истолкования – которое не ограничивается общением на Уровне сознания, но влечет за собой перестройку всей психики. «Психоаналитическое лечение опирается на воздействие Сз на Без и в любом случае свидетельствует о том, что эта задача сложна, но не безнадежна» (8с). Вместе с тем Фрейд все настойчивее подчеркивал, что сообщить больному толкование той или иной бессозвательной фантазии*, даже и вполне точное, совершенно недостаточно для общей перестройки его психики и поведения: «Если сообщить больному некогда вытесненное им и вычисленное нами представление, это поначалу ничего не изменит в его психическом состоянии. Прежде всего это не устранит вытеснения и не уничтожит его результатов…» (8d).

Осознание само по себе не приводит к включению вытесненного в систему предсознательного: его необходимо дополнить устранением сопротивлений, мешающих системам предсознательного и бессознательного сообщаться между собой, и установлением все более тесной связи между бессознательными мнесическими следами и их словесным выражением. Лишь в результате этой работы соотносятся «услышанное и пережитое, совершенно различные по своей психической природе, даже при полном сходстве их содержаний» (8е). Именно проработка* обеспечивает в конечном счете доступ психических содержаний в предсознательное.