11. Христиане и гнев


...

ПАСТОРЫ В ОПАСНОСТИ

Церковное служение стало одной из профессий, связанных с самым большим напряжением. Поскольку мы живем в антиавторитетном обществе, христиане также усваивают эти образцы поведения. Один невероятный способ их выражения – это манера нашего общения с пастором. Пасторы – ярко выраженные фигуры авторитета, и, следовательно, они превращаются в естественные мишени для пассивно-агрессивных проявлений гнева.

Время не устраняет проблему, поскольку чем дольше пассивно-агрессивные люди знают пастора, тем хуже они к нему относятся и хуже ведут себя с ним. В такой ситуации уже не имеет значения, что пастор делает или чего он не делает. Он не может уйти от возрастающего скрытого негодования, сопротивления и нападок со стороны тех, кому он пытается служить.

Я консультировал многих служителей церкви, сломленных этим феноменом. А прихожане, которые, возможно, сами не принимают участия в нападках на пастора, склонны снимать с себя ответственность за трагедию, происходящую в общине. Они находят оправдание тем членам общины, которые идут на поводу у своего гнева.

Джон Китон был пастором церкви, которую моясемья и я посещали много лет назад. Он был действительно хорошим человеком, служил церкви в течение семнадцати лет. Так случилось, что мы сблизились с ним и его семьей. Он был одним из самых бескорыстных людей, которых я когда-либо встречал. Все эти годы он пас свое стадо, делил с ним взлеты и падения, радости и горести.

Мне и до сих пор трудно поверить, что один из видных членов общины, Чарлз, мучил его все эти годы. Чарлз пользовался хорошей репутацией, потому что умел нравиться и завоевывать симпатии людей. Кроме того, его мнение имело некоторый вес в христианских кругах.

Могло показаться, что Чарлз вполне удовлетворен сферой своего влияния. Ан нет! Почти ежедневно он критиковал Джона, называл его “либералом”, утверждал, что тот не “проповедует Слово” и что нам следует “избавиться от него”. Все эти годы Джон никогда не пытался отомстить ему.

К несчастью, к нашей церкви присоединилась одна семья, которая придерживалась схожих мнений. Муж, Майкл, выражал свои обвинения так же громогласно, как и Чарлз. Но он зашел дальше. Когда его выбрали в совет церкви, он стал пользоваться положением, которое дала ему его новая должность. Он обсуждал с другими членами совета свои несогласия с Джоном.

В конце концов, Майкл обратился к тем членам церкви, на которых, как ему казалось, он имел влияние. Он предложил уволить Джона на следующем собрании церкви, посвященном деловым вопросам. Конечно, Майкл не информировал об этом те семьи (среди них была и наша семья), которые могли сохранить верность пастору. К счастью, на церковном собрании присутствовало достаточно людей, способных правильно понять и разъяснить ситуацию. Нам удалось убедить мыслящих людей церкви, что такой шаг разрушит церковь и положит конец выдающемуся служению.

Джон выдержал кризис с присущим ему благородством. Он работал в церкви еще три года, а потом принял предложение церкви, расположенной в другом городе. Я благодарен Богу, что он смог выдержать испытания, причиной которых стали пассивно-агрессивные установки. Он и сегодня служит в церкви.

Есть тысячи церковнослужителей, которые не обладают стойкостью Джона. В своей книге “Пасторы в опасности” Г. Б. Ландон, Дж. и Нил Б. Уайзман приводят результаты исследования пасторской работы, проведенного Фуллеровским институтом роста церкви. Статистика заставляет задуматься:

– 90 процентов пасторов работают более 46 часов в неделю.

– 80 процентов считают, что пасторское служение отрицательно сказалось на их семьях.

– 33 процента утверждали, что служение представляет собой прямую угрозу для их семьи.

– 75 процентов рассказали о серьезном кризисе, связанном со стрессами, который был по крайней мере один раз за время их служения.

– 50 процентов считали себя неподходящими для работы.

– 90 процентов считали, что образование не подготовило их в достаточной степени, чтобы соответствовать всем требованиям пасторской должности.

– 70 процентов сказали, что сейчас их самооценка ниже, чем в начале пасторской деятельности.

– 40 процентов сообщили о том, что по крайней мере раз в месяц у них бывает серьезный конфликт с кем-либо из прихожан.

– 37 процентов признались, что были замешаны в неподобающие сексуальные отношения с кем-либо из членов церкви.

– 70 процентов не имеют человека, которого могли бы считать своим близким другом.[43]

Опросы показали, что 40 процентов пасторов в течение последних трех месяцев обдумывали возможность оставить служение. Они чувствовали, что захвачены водоворотом работы, где главным были цифры, а не духовные ценности, и которая все более и более усложнялась.

Современные духовные лидеры подвергаются двойному нападению. На них нападают как в стенах церкви, так и вне ее.

Внутри церкви многие верующие попали в сети мирского отношения к жизни. Пасторы ежедневно имеют дело с формальной верой, распадом семей, потребительским подходом к жизни. Церковь больше не вспоминает о страдании, не хочет приносить жертв и служить ближним. По-прежнему произносятся старые, знакомые слова, но в них вкладывается иное значение. Иисус теперь только утешает, дает счастье и комфорт и ничего не требует: ни благочестивого поведения, ни денег. Подмена произошла незаметно. Враг сумел превратить церковь в “мирскую лавочку” и сделал это без шума и грома.

Вне церкви пасторы оказываются лицом к лицу с новым “мрачным средневековьем”, когда у масс отсутствует христианская память, королем становится успех, а вопросы веры занимают одно из последних мест, после собраний “Ассоциации родителей и преподавателей”, последней новинки видеорынка, игрой “Малой Лиги” и развлечений, планируемых на уик-энд. Они, правда, порой бывают великодушны к пасторам, но на самом деле думают, что те растрачивают свою жизнь впустую ради какого-то абсурда[41].


Одна из причин, по которой пасторы оказываются объектом гнева своих прихожан, совершенно уникальна. Она заключается в чрезвычайной добросовестности некоторых членов церкви. Вам это кажется странным? Давайте на забывать о том, что одни и те же черты личности в одних ситуациях играют позитивную роль, а в других – негативную. Добросовестность обычно играет положительную роль. Но, направленная в неверное русло, она может стать разрушительной.

Добросовестность направляется в неправильное русло, когда сопровождается амбициозностью, антиавторитетными установками и поведением. Когда это происходит, то прихожанин находит ошибочные мотивы для своего желания служить Богу. Он ставит себя выше авторитета, то есть пастора, и подрывает христианское служение пастора и церкви в целом. Поскольку сегодня это явление получает все более широкое распространение, мы нуждаемся в духовно зрелых христианах, обладающих ясным мышлением, способных защитить основное служение церкви от вмешательства “сверхдобросовестных” (пассивно-агрессивных) христиан.

Помните, как ученики Иаков и Иоанн подошли к Иисусу с просьбой об особой милости?

Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую, в славе Твоей.

Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите, можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?

Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься;

А дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано.

И, услышавши, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна.

Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими;

Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою.

И кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом.

Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10:37-45).


Ну разве это не классический случай? Иаков и Иоанн, Сыны Грома – или гнева – были настолько “добросовестными”, что им захотелось быть более “духовными”, чем другие ученики. Точно так же поступали Чарлз и Майкл. В своих попытках быть “добросовестными христианами” они хотели стать более духовными, поставив себя выше пастора.

Трагично, но пасторы, которые искренне пытаются служить, больше всех страдают от плохого обращения со стороны прихожан. Почему? Потому что легко критиковать чутких, заботливых и скромных пасторов. С ними легче изображать из себя “борца за правду” и использовать эту ситуацию в своих интересах.

Такой тип пастора отличается от того, с которыми мы сталкиваемся в телевизионных и радиопередачах. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сравнивать наших собственных пасторов с проповедниками, которые обладают “магнетическим” обаянием и проповедуют на стадионах. Кроме того, мы слишком хорошо знаем наших пасторов и их семьи. Их недостатки не укрываются от нас. Как сказал Христос, “не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем” (Мк. 6:4).