2. Общество и гнев


...

НАДЕЖДА ВСЕ-ТАКИ ЕСТЬ

Не всякое публичное проявление гнева характеризуется насилием и несвоевременностью. Достаточно вспомнить об обществе “Матери против пьяных водителей”. Его организовали матери, потерявшие своих детей по вине пьяных водителей. Конечно, они были разгневаны. Но не смогли примириться с терпимостью общества по отношению к тем, кто садится за руль машины в состоянии алкогольного опьянения.

От этой организации произошла и другая – общество “Студенты против пьяных водителей”. Ее члены собираются во многих учебных заведениях. Они ставят перед собой задачу – воспитывать подростков, помогать им обуздывать свою молодую энергию и не поддаваться этому распространенному пороку.

Большинство из нас помнят мирные марши Мартина Лютера Кинга против дискриминации. Мирный характер этих демонстрации лишь усиливает их воздействие.

В 1982 году имя Деборы Лабалестриер, пожилой женщины из Лос-Анджелеса, было на устах у всех жителей Западного Побережья. Она нашла в себе силы выразить свой гнев смело и открыто. Женщина жила в районе города, где властвовали распоясавшиеся преступные группировки. Она никак не могла остановить то, что происходило вокруг и чувствовала себя абсолютно беспомощной. Но в один прекрасный день она увидела двух мальчиков – те пытались угнать машину ее соседа. Они знали, что женщина их видит. Вся сцена привела ее в ярость. Вот как об этом рассказывает газета “Лос-Анджелес Таймc”[6]:

Я вышла на улицу с палкой в руке и сказала им: “Как вы смеете так оскорблять меня, угоняя машину у меня на глазах, будто я не существую?”

Подростки убежали, но Лабалестриер хотела быть уверена, что они больше не вернутся. Поэтому она организовала собрание жителей своего квартала и сказала им: “Мы превратились в заключенных в своих собственных домах… Мы должны вернуть себе свой район”.

Затем Лабалестриер обратилась в Уилширское отделение полицейского департамента Лос-Анджелеса, чтобы получить разрешение на организацию общественного пункта охраны порядка на своей улице.

Когда писалась эта статья, район был уже в течение восемнадцати месяцев свободен.