4. Потребность вашего ребенка в безусловной любви

Хотя дети и не выражают это многословно, но они постоянно задают нам вопрос: “Ты любишь меня?” Если в ответ мы только скажем: “Я люблю тебя”, то они не получат ответа, в котором нуждаются. Причина в том, что растущие дети более ориентированы на поведение, в то время как взрослые более ориентированы на слова. Это означает, что мы реагируем на слова гораздо сильнее, чем дети. Ребенку, чтобы поверить, что нам действительно есть до него дело, надо увидеть реальное проявление нашей любви.

Даже своим неприемлемым поведением, причиной которого является гнев, дети задают все тот же вопрос; “Любишь ли ты меня? Любишь ли ты меня достаточно, чтобы не покинуть сейчас?” Из-за своей незрелости дети и гнев выражают незрелым образом, с помощью агрессии и бурных проявлений. Следовательно, если мы хотим научить их выражать гнев более зрелым способом, необходимо много работать. Это означает, что мы должны принять как должное их способы выражения гнева, принять их не как желательные, но как допустимые на данный момент. Только тогда мы сможем решить проблему такого поведения детей.

Пока дети еще маленькие, мы без особых проблем принимаем другие образцы поведения, характерные для каждого возраста. Но когда дело доходит до гнева, то тут у многих родителей возникают трудности. А если они огорчены и разочарованы, то зачастую не могут дать своим детям безусловную любовь и признание, не могут дать их тогда, когда дети больше всего в этом нуждаются. На деле получается так, что родители вызывают у детей еще больший гнев, потому что обращаются с ними грубо.

Когда мои дети были младше, мне приходилось часто напоминать себе о нескольких фактах, которые должны быть очевидными:

• Они – дети.

• Они всегда будут стремиться вести себя, как дети.

• Поведение детей по большей части доставляет неприятности.

• Если я честно выполню то, что зависит от меня как от отца, и буду любить детей, несмотря на их детское поведение, то у них будет возможность повзрослеть и отказаться от детских привычек.

• Если я буду любить их только тогда, когда мне нравятся их поступки (любовь с условием), и выражать им свою любовь только в такие моменты, то они не будут чувствовать, что их искренне любят. Это в свою очередь вызовет у них чувство неуверенности, нарушит их самооценку и, в конечном итоге, помешает развить самоконтроль и проявить себя более смело. А значит, ответственность за их поведение и развитие лежит скорее на мне, чем на них самих.

• Если я буду любить их безусловной любовью, они будут находиться в согласии с самим собой и на душе у них будет спокойно. Тогда они будут в состоянии контролировать свои чувства и поведение.

• Если я буду любить детей только в тех случаях, когда они выполняют мои требования или оправдывают мои ожидания, то они будут чувствовать свою некомпетентность. Они будут убеждены, что все старания напрасны, потому что “все равно ничего не получится”. Они будут страдать от чувства тревоги и низкой самооценки. Эти чувства будут постоянным препятствием в процессе их эмоционального и поведенческого развития. Итак, опять ответственность за их развитие ложится на меня, а не на них[9].