11. Христиане и гнев

Мы, христиане, подвергаемся таким же стрессам и испытываем такую же боль, что и нехристиане. Мы тоже терпим лишения и испытываем утраты. Нас также мучат страхи и воспоминания, которые мы хотели бы изменить.

Мы верим в Иисуса Христа и знаем, что должны отличаться от неверующих. И мы надеемся, что действительно отличаемся: иначе реагируем на события, имеем другие устремления. Иногда мы даже испытываем искушение поддаться заблуждению и признать, что “все теперь новое”, то есть, что работа по нашему внутреннему и внешнему преображению завершена. Но нам часто приходится признавать, что мы по-прежнему еще очень далеки от совершенства, и что обетование не исполнится до “Дня Иисуса Христа”.

Тем из нас, кто является христианами уже много лет, следовало бы научиться избегать поступков, которые порождают гнев. У нас есть Священное Писание и поддержка церкви. В большинстве случаев мы знаем, какого поведения Бог от нас ждет.

Однако в некоторых своих аспектах образ жизни христианских общин и бытующие в них убеждения способствуют усилению гнева, побуждая людей подавлять свой гнев, а не выражать его правильно.

В этой главе мы обратимся к церкви – к тому месту, где собираются христиане. Мы рассмотрим два вида зла: пассивно-агрессивный гнев и социопатические установки и поведение, которые подтачивают духовное здоровье и препятствуют христианскому служению как духовенства, так и мирян.


РЕАКЦИИ НА АВТОРИТЕТ

Как вы помните, в главе 10 мы говорили о 25– и 75-процентниках, а также о том, в чем состоит различие в восприятии авторитета у этих двух категорий людей. На основании собственных наблюдений я пришел к заключению, что приблизительно две трети населения уже по самой своей природе ориентированы против авторитета (хотя это совсем не обязательно проявляется в поведении). Однако такое соотношение сохраняется не везде. Исключительный пример диспропорции – тюрьма. Там будет более высокий процент людей с антиавторитетными установками.

Из-за того, что 25-процентники и так уже представляют собой меньшинство, кажется маловероятным, что найдется много мест, где их количество будет перевешивать. Однако именно так обстоит дело в церкви. Но этого быть не должно.

Как вы помните, 25-процентники – чудесные люди. Но они нуждаются в авторитете и хотят, чтобы ими управляли. Многие из них так и не научились думать самостоятельно. На первый взгляд, их потребность в авторитете может показаться желательной, но на практике это причиняет вред поместной церкви и не способствует росту и усилению царства Божьего. Нет в ней также и ничего библейского. Слова Христа о необходимости подчиняться высшей власти относятся не только к тем, кто испытывает в этом потребность. Они относятся ко всем людям, включая и тех, которым на своем горьком опыте пришлось убедиться, что им тоже надо ей подчиняться. Церковь отчаянно нуждается в 75-про-центниках, которые значительно продвинулись на своем пути к достижению христианской зрелости. Мы нуждаемся в том, чтобы они пришли на кафедры, ибо они приносят с собой в церковь здоровый библейский скептицизм. Если они научились направлять в полезное русло свои собственные антиавторитетные установки и контролировать гнев, то именно они способны поддержать стабильное равновесие в церкви, когда наступают тяжелые времена или когда ее сотрясают внутренние разногласия. Именно они могут помешать людям, жаждущим власти, захватить контроль и воспользоваться общиной в своих личных корыстных интересах. Духовно зрелые 75-процентники могут обеспечить здравое руководство, в котором наши общины столь остро нуждаются.

Мы видим, как эти люди используют свои таланты в бизнесе и профессиональной сфере, а также на руководящих и правительственных должностях. Так почему же они отсутствуют в церкви? И отчего некоторые христиане, регулярно посещающие церковь, не используют свои способности в христианском служении?

На эти вопросы нет однозначного ответа. Однако мы знаем, что некоторых людей отталкивают определенные установки, которые проповедуются церковными руководителями. Мы также знаем, что у некоторых групп людей эти руководители отбивают охоту использовать свои природные способности, а порой и просто не даютим это делать. Одной из таких групп, исключенной из серьезного христианского служения, во многих церквах являются женщины. Я не хочу здесь обсуждать вопрос посвящения в духовный сан. Я знаю, что женщины в церкви и через церковь могут служить Богу тысячью различных способов, не требующих рукоположения или лицензирования. Однако в большинстве случаев женщин ссылают на кухни и в ясли. Конечно, я считаю, что обучение маленьких детей является одной из важнейших обязанностей церкви, которую следует доверять наиболее подготовленным ее членам, только тем, кто ближе других стоит к Христу. Но большинство руководителей церквей не согласятся с моим мнением.

Когда в церкви отсутствует естественное равновесие и не хватает людей, обладающих талантом руководителя, то атмосфера в ней все больше и больше наполняется гневом. Это связано с тем, что церковь погрязла в неразрешимых ситуациях и в ней преобладают подавленные чувства. Также, когда людей лишают возможности использовать способности, данные им от Бога, то они начинают гневаться на организацию, в которой говорят о дарах, но не дают их применять.