6. Пассивно-агрессивное поведение


...

“НОРМАЛЬНАЯ” ПАССИВНАЯ АГРЕССИЯ

Есть только один период в жизни человека, когда пассивную агрессию можно считать “нормальной”. Это ранний подростковый возраст, тринадцать-пятнадцать лет. Тогда это поведение не выходит за рамки нормального, если только оно никому не причиняет вреда и не является разрушительным.

Сегодня очень трудно быть подростком, потому что существует большое количество опасных способов выражения пассивной агрессии. В прежние, “деревенские” времена, подростки могли затащить корову фермера Брауна на крышу амбара или перевернуть пару сараев. Когда я был подростком, то мы разбирали трамбующую машину одного нашего друга и собирали ее вновь у него в спальне, пока он был в отпуске. А когда мои собственные дети достигли подросткового возраста, то я был рад, если дело ограничивалось такими проделками, как раскладывание туалетной бумаги во дворах их друзей. Но сегодня подростки имеют доступ к наркотикам, оружию, алкоголю и многому другому. Проблема осложняется тем, что многие подростки подвержены тяжелой депрессии.

Нормальные проявления пассивной агрессии начинаются, как правило, приблизительно в возрасте десяти-одиннадцати лет. В этом возрасте ребенок пренебрегает обычным домашними делами, лодырничает или без конца выводит родителей из терпения. Если родители знают, что такое поведение нормально, то они могут правильно реагировать на него, несмотря даже на то, что оно вызывает раздражение и может продолжаться несколько лет.

Чем эффективнее родители умеют справляться с этим поведением, тем ниже вероятность того, что ребенок будет вести себя так вне дома, поставив себя и родителей в неловкое положение, а возможно, и подвергаясь прямой опасности. Следовательно, гораздо лучше максимально ограничить проявления пассивной агрессии рамками семьи.

Как бы ни раздражал вас беспорядок в комнате ребенка, помните, что это несравненно лучше некоторых других проявлений пассивной агрессии. Молитесь Богу, чтобы проявления гнева вашего ребенка ограничились беспорядком, бездельем, шумом и, время от времени, странным внешним видом.

Важно помнить, что когда дети достигают пика подросткового возраста, они могут пойти на крайности, лишь бы поступить наперекор родителям. В христианских семьях этот бунт распространяется на духовную сферу жизни, поскольку родители хотят, чтобы дети любили Бога и всегда посещали церковь. В нашей семье мы поняли, что такой подростковый бунт при дверях, когда услышали в одно воскресное утро: “Я не хочу сегодня идти в церковь”. Эти слова произнес ребенок, прежде с энтузиазмом посещавший церковь.

Если родители реагируют слишком остро или сердятся, то могут этим навсегда отвратить детей от Бога. Нам всем знакомы христианские семьи, в которых взрослые дети не хотят принимать духовных ценностей родителей. Если вы не забудете, что бунт – это нормально и что он не направлен лично ни на Бога, ни на вас, ни на церковь, то сумеете сохранить самообладание в те дни, когда так легко выйти из себя.

Еще одна сфера конфликтов между родителями и детьми раннего подросткового возраста – оценки и академическая успеваемость. Поскольку дети знают, что родителей очень беспокоят их оценки, то их бунт в первую очередь возникает именно в этой сфере. Здесь есть прекрасная возможность вывести родителей из себя. Если родители, когда оценки детей несколько снизятся, сумеют “не делать из мухи слона”, то и они сами, и дети выйдут из этой ситуации быстрее и с меньшими потерями.

Вы, наверное, помните определение цельной личности, приведенное в 1 главе. Одной из важнейших характеристик цельной личности является то, что человек принимает на себя ответственность за собственные поступки. Человек с пассивно-агрессивным складом характера отказывается это делать. Вместо этого он пытается переложить ответственность на кого-нибудь другого, будь то родители или учителя. Но им не следует поддаваться этому. Пусть ребенок отвечает за себя сам.

Ярким примером этого является то, что происходит с детьми, когда они учатся в классе четвертом-пятом. Дети, которые прежде хорошо успевали, начинают “забывать” выполнять домашние задания. Когда они не сдают их, преподаватель информирует об этом родителей. Те, в свою очередь, обеспечивают выполнение заданий. Они думают, что тем самым разрешили проблему, но это не так. Хотя домашняя работа и выполнена, дети “забывают” принести тетради в школу. Родители начинают следить за тем, чтобы дети брали их с собой. Тогда дети “забывают” их сдавать, оставляя на парте.

Когда мои дети учились в пятом классе, я иногда ходил на открытые уроки и проверял парты. Мне хотелось знать, кто из детей спрятал в них свое домашнее задание.

Когда мой старший сын, Дэвид, учился в восьмом классе, его оценки упали с “Эй” на “Си”. К счастью, в то время я уже кое-что знал о нормальном пассивно-агрессивном поведении и не отреагировал на снижение оценок. Все так же катясь по наклонной плоскости, он перешел из девятого в десятый класс. В течение этого года он подружился с несколькими мальчиками, старше его по возрасту. Им предстояло вот-вот поступить в хорошие колледжи. Общаясь с ними, Дэвид осознал, что оценки – это важная вещь.

Когда он в конце концов заговорил со мной об этом, я смог выразить свою обеспокоенность. Я знал, что теперь он ко мне прислушается, поскольку сам заинтересован. Когда он задал вопрос о среднем проходном балле в хорошие колледжи, я дал ему заранее подготовленный каталог из высшего учебного заведения, где училась его сестра. Он спросил ее, какой средний балл нужен, чтобы поступить туда. Сравнив требования со своими собственными оценками на данный момент, он был шокирован и сказал: “Похоже на то, что мне придется идти работать”. С этого дня его оценки стали улучшаться. Затем он поступил в то учебное заведение, которое выбрал. Если бы мы с женой в течение трех лет пилили его из-за оценок, то, полагаю, что ему бы еще повезло, если бы он вообще сумел закончить среднюю школу.