СПЕЦИФИКА ПУБЛИЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Большую часть жизни современный человек проводит на публике. От навязчивого людского присутствия не скрыться нигде - ни в парке, ни на природе, где тебя обязательно достанет неожиданно громкий звук транзистора, принадлежащего каким-нибудь туристам-меломанам, ни в тишине собственной квартиры, немедленно взрываемой шумными голосами из телевизора, стоит только его включить. Однако такое, скорее фоновое, присутствие свидетелей все-таки можно вынести - когда нас никто не знает, и мы не знаем никого, нам все-таки легче, хотя в этом публичном одиночестве есть тоже свои проблемы… Когда же приходится участвовать в общении на публике, мы можем рассчитывать на что угодно, только не на спокойствие. Но самое болезненное и неудобное общение на людях - это так называемое публичное выступление. Многие люди очень дорого дали бы за то, чтобы кто-то другой публично выступал вместо них.

К публичным выступлениям принято относить лекции, семинары, тренинги, концерты, доклады на собраниях, конференциях, симпозиумах, интервью, встречи с представителями прессы и СМИ, совещания и другие мероприятия, на которых человек вынужден какое-то время говорить перед незнакомыми и малознакомыми людьми, подавая какую-то информацию, идею или (и) самого себя. Понятно, какой стресс и паника начинаются у огромного числа представителей Homo Sapiens, когда им приходится один на один иметь дело с большой-большой аудиторией, которую они видят в первый раз. Но и в случаях личного знакомства с теми или иными людьми формальная или даже неформальная атмосфера публичного выступления перед ними воздействует на человека весьма тяжело. Подавляющее большинство начинающих лекторов, педагогов, менеджеров, занимающихся презентацией фирм и товаров, периодически испытывают довольно тяжелый и неприятный стресс, не выдерживая атмосферу задавания самых неожиданных вопросов, массовых проявлений недовольства.

С чем же связано мощное напряжение, возникающее у подавляющего большинства людей перед публичным выступлением? Видимо, с неуверенностью в себе и внутренней закомплексованностью, мешающей нам проявить перед другими людьми нашу собственную природу такой, какая она есть. Человек, привыкший общаться в режиме диалога с одним лицом или даже в небольшой компании с несколькими людьми, внезапно оказывается перед большой и непонятной для него компанией, от общения с которой можно получить что угодно. В зависимости от характера своего выступления и личных особенностей человек ожидает от этих людей агрессии, насмешек, неожиданных вопросов, пренебрежительной реакции, проявления снобизма, холодного отчуждения, полного демонстративного равнодушия, подчеркнутой холодности. Иногда он действительно получает от людей такую реакцию, которая в главном совпадает с его ожиданиями. В некоторых случаях отрицательная реакция людей, пришедших на публичное выступление, минимальна, почти незаметна, но напряженный, словно струна, человек, столкнувшись с самым легким отрицательным отношением к своей личности и самому выступлению, впитывал в себя колоссальную порцию стресса. Иногда человеку казалось, что его столь плохо примет публика, что он даже разочаровывался, когда все проходило довольно гладко, и его избыточное напряжение оказывалось ненужным. Порой лицо, выступающее публично, чувствует стресс из-за психоэнергетического перегрева - если его выступление задело аудиторию за живое и при этом не понравилось какой-то части публики, то на тонком плане происходит столкновение ауры выступающего и множество аур недовольных людей. Даже если люди молчат, это нередко воспринимается ждущим аплодисментов человеком как обида, смертельное оскорбление, пощечина, которую невозможно пережить. Мне рассказывали артисты, что когда внезапно натыкаешься на холодное молчание зала, то начинаешь чувствовать себя навязчивым паяцем, которому противна своя роль. Потому в таких случаях нередко возникает забвение самой элементарной информации. Кстати, важной мишенью во время ударов, полученных на публичных выступлениях, оказывается не только аура и мир эмоций, но именно сфера памяти. Актеры в таких случаях могут забыть хорошо выученный монолог, а лектор - важные сведения для слушателей.

Конечно, бывают заранее заготовленные вопросы, которые совершенно выбивают из себя психологически неподготовленного человека. Однажды мне на заре перестройки довелось наблюдать, как прямо во время предвыборных встреч кандидатов в депутаты с избирателями группа поддержки одного из будущих народных избранников сочиняла каверзные вопросы своим противникам. Один из экспромтов, прозвучавший на всю аудиторию из нескольких сотен человек и адресованный пожилому соискателю депутатского счастья из бывших мидовских работников гласил: "А правда, что ваша жена коллекционирует драгоценности и во время поездки в Париж купила себе бриллиантовое кольцо за миллион франков?" Дело было еще в советское время. Тогда еще не было настоящих политтехнологов, имиджмейкеров, пиарщиков, и дипломатический работник, плохо проинструктированный, что надо говорить в таких случаях, весь покрылся пятнами и с дрожью в голосе начал оправдываться: "Что за ложь! У нас таких зарплат нет… А если бы были, нам бы совесть не позволила. Что вы себе позволяете?" Конечно, это вызвало смех, шум в зале, свист и ропот неодобрения.

После встречи мы с моим товарищем, тоже психологом, пришли к выводу, что нужно было ответить примерно так: "А почему вы так низко оцениваете мою жену? Ни за миллион, а за миллиард, не франков, а долларов, не кольцо, а ювелирный магазин на Елисейских Полях. Но если серьезно, то мы с женой коллекционируем не драгоценности, а умно заданные вопросы, но ваш вопрос к этому жанру не относится".

Однако когда начинаешь изучать психологию публичного выступления, то быстро убеждаешься, что далеко не всегда шок или неприятные эмоции, переживаемые человеком, который выступает публично, есть результат сознательных действий со стороны отдельных людей или групп лиц из зала. Неуверенный лектор и незащищенный артист чаще всего бывают выбиты хаотической энергией большой массы людей или отсутствием того восторга и положительного приема у публики, на который он рассчитывал. Это действует на многих, как холодный душ, и почти полностью парализует их активность, как оказывается, целиком зависящую от отношения других людей.

Данный закон можно проследить не только в профессиональной публичной деятельности начинающих актеров, недостаточно опытных преподавателей и докладчиков на конференции, но и в ситуациях неформального общения человека с большими компаниями и группами людей. Вспомните, разве не было в вашей жизни случаев, когда вы рассказывали в компании из десяти-двадцати и больше человек какую-то историю, случай, анекдот, передавали информацию, казавшуюся вам важной не только для вас, но и для них, но в ответ получали такую реакцию, после которой впору было уходить или даже убегать? Разве вы не сталкивались со случаями, когда на вашу улыбку, шутку, деловое или чисто человеческое предложение вам коллективно отвечали внезапной грубостью, издевательствами, насмешкой, холодом, равнодушным молчанием, непонятной паузой? Если да, то вам будет лучше понятна моя мысль о том, что жизнь любого самого незаметного человека в отдельные моменты становится публичным выступлением, где ему не только аплодируют, но и освистывают. Любой весельчак и душа компании, знающий не меньше тысячи анекдотов (один мой друг, живущий на Кавказе, по нашим совместным подсчетам, знает их не меньше 5 тысяч), - это миниактер и кумир публики, срывающий аплодисменты, пусть не на стадионе, но в масштабе квартиры, а любой закомплексованный человек, безуспешно претендующий на внимание людей, - это освистанный актер, роль или этюд которого не понравились случайным зрителям на подмостках жизни. Вся жизнь есть непрерывная самопрезентация. Поэтому все, кто не хочет быть освистанными или отвергнутыми публикой, пришедшей на ваше представление, должны учиться искусству публичного выступления.

Обычный человек с не очень высокой самооценкой, столкнувшись с коллективным неприятием его выступления в малой, средней или большой группе, реагирует на это примерно так же, как и неуверенный в себе актер на свой сценический провал, - у него перехватывает дыхание, садится голос, возникают мышечные зажимы, становятся неловкими движения, делается бессвязной речь, возникают провалы в памяти. Чем слабее человек, тем заметнее его переживания, возникающие в ответ на реакцию аудитории. Чем сильнее человек, тем он, как правило, лучше в таких случаях скрывает свою досаду. Сильный, уверенный и тем более самоуверенный человек не позволяет себе ни показывать свою слабость на публике, ни впадать в депрессию по поводу отвержения или насмешек в свой адрес. Он держит марку и внешне и внутренне.