4. Я — Субъект! Я — Хозяин

Это — путь. Откровения второго порядка


...

Законы, правила, технологии

Что это такое — надперсональные законы?

Это законы, которые действуют на нас в рамках жизни как устройства.

Сюда входят:

 социальное наследование,

 социальное давление,

 социальное внушение,

 социальное распределение.

Они в большинстве случаев не зависят от нашей личной и индивидуальной роли, тем более что мы их просто не осознаем. Это с нами происходит. По типу законов природы. День, ночь, холод, тепло, пар, вода, полетело, легло… Кто это осознает всерьез? Так — условия жизни. А надперсональные законы — это законы социальной природы

У социума существует целая надперсональная система, которая оперирует таким понятием, как работа. Поэтому подсознательно у многих людей доминирует образ работы как принуждения. Даже так называемые творческие люди, свободные художники любят говорить о том, что «меня подбросила и заставила какая-то сила». Короче говоря, какое-то принуждение, а не собственное желание реализовать профессиональные, физические, интеллектуальные и прочие способности. Что, конечно, является реакцией на то, что правила этой работы задаются извне.

Как работать в социуме, нас обучают в учебных заведениях, на опыте старших товарищей, принудительно-добровольно, методом социальной суггестии, с помощью различных социальных нормативов, плюс-минус подкреплений, внушают, что лениться плохо, а трудиться хорошо.

Но существуют надперсональные законы и во внутренней реальности.

Это в первую очередь особенности нашего информационного инструмента, то есть особенности информационного метаболизма как устройства интеллектуальных механизмов, описанных в соционике (См.: Калинаускас И. Игры, в которые играет Мы. Киев: Ника-Пресс, 2005).

Особенности психики — скорость реакции, чувствительность, стрессоустойчивость — все то, что называется индивидуальными характеристиками. Все эти характеристики надперсональны, то есть мы не можем без сознательных усилий с ними что-то сделать, и они во многом определяют течение нашей внутренней жизни, особенно в области связывания замыслов с намерениями.

Неосознаваемый набор потребностей, определяющий активацию тех или иных мотиваций.

Логично предположить, что правила внутренней работы мы тоже не можем узнать иначе, чем от кого-то. Только внешнее мы обзываем нехорошим словом «социум», а внутреннее — хорошим «духовное сообщество». Работа — это некая совокупность знаний и умений. А человек не рождается со знаниями и умениями, он рождается с потенциальными способностями — эмоциональными, интеллектуальными и так далее.

Значит, для того чтобы научиться делать внутреннюю работу, нужно узнать об этом. А как о ней узнать? Надо пойти туда и столкнуться с тем, где существуют эти знания и умения. Естественно, на уровне внешнего это все равно будет принуждение. Вроде и добровольно человек выбрал, но как только его начинают учить работать, он начинает воспринимать это как принуждение.

Любой практикующий психолог или психотерапевт знает, что большой проблемой в жизни человека является то, что социальная жизнь настолько сложна и трудно перевариваема, что человек переносит ее правила и законы в частную жизнь и очень часто даже в интимную и тем самым лишает себя интимной жизни. Это классическая проблема для психолога-практика или психотерапевта. Такой же риск возникает в отношениях, связанных с обучением внутренней работе. Единственное средство, предохраняющее от этого, — постоянная забота об объективизации. Человек должен быть в состоянии объективизировать во внешней деятельности все, чему он научился внутренне.

А если мы позволяем себе объективизировать свой свободный поиск, который в обыденной речи чаще всего называется «полет», то получаем что? Получаем импульсивное поведение. Оно чаще всего воспринимается как асоциальное, то есть нарушающее согласованную реальность, что, естественно, вызывает напряжение у социального окружения.

Если вы реализуете импульсивное поведение в зоне, где это категорически недопустимо, вы рискуете получить диагноз «психопатия», или «снижение уровня социального торможения», что означает, что вы не в состоянии управлять своим поведением в соответствии с согласованным требованием места. Это соблазн, и достаточно большое количество людей, занявшись тем, что они называют «духовный опыт», прежде всего начинают демонстрировать импульсивное или, иначе говоря, «спонтанное» поведение, как раз там, где его демонстрировать не принято. В этом они ощущают некоторое свое отличие от «недуховного» поведения.

Но существуют практики, которые позволяют решить эту проблему в конструктивном русле. Обучение происходит внутри себя, ведется внутренняя работа по управлению и оптимальному использованию так называемых механизмов подсознания. Вы находите возможности совершать действия от импульса, однако это будет не импульсивное поведение, а поведение, связанное с задачей и реализацией, то есть поведение организованное и в то же время неожиданное с точки зрения общепринятого здравого смысла. Чаще всего оно бывает очень эффективным.

Когда-то мне попался на глаза фантастический рассказ, где описывалась история о том, как герой увидел рекламу устройства, которое подсказывало, что нужно сделать, чтобы заработать денег. Вот она, мечта многих! Герой поверил, рискнул, все продал, все, что мог, занял, купил. И вот наступил этот момент: прибор привезли, распаковали, выдали инструкцию по пользованию — какие кнопки нажимать.

Герой сидит в абсолютно пустой комнате, потому то все продал, нажимает нужную кнопку и получает листочек, на котором написано: Такого-то числа пойдешь на такой-то мост и, прыгнешь с моста. Он пошел, ведь деньги-то плачены. Деваться-то уже некуда.

Он идет и прыгает. В это же время в этой речке тонет сын миллиардера, герой его спасает. Миллиардер, естественно, благодарит. Так герой заработал свой первый миллион. Когда он с этим освоился, то решился еще раз нажать. Нажал — получил следующий совет: в такое-то время иди на такой-то вокзал, на такой-то путь и ложись на рельсы, в 18.21. Что он и проделал в полной уверенности, что что-то хорошее из этого будет. И, действительно, все складывается так, что он зарабатывает уже десять миллионов. Когда он освоился и в этом положении, нажал третий раз — получил такой же абсурдный совет, пошел, сделал, заработал уже сто миллионов и уже когда освоился в положении такого крутого миллионера, он нажал на чудесную кнопку в четвертый раз, сделал то, что там было сказано, и разорился вчистую.

Вот он опять в пустой комнате, перед ним агрегат, он хватает молоток, разносит его вдребезги и оттуда выпадает листочек. Оказывается, в четвертый раз там было написано: «Продай меня и купи следующую более совершенную модель».


Любой практикующий психолог или психотерапевт знает, что большой проблемой в жизни человека является то, что социальная жизнь настолько сложна и трудно перевариваема, что человек переносит ее правила и законы в частную жизнь и очень часто даже в интимную и тем самым лишает себя интимной жизни. Это классическая проблема для психолога-практика или психотерапевта. Такой же риск возникает в отношениях, связанных с обучением внутренней работе. Единственное средство, предохраняющее от этого, — постоянная забота об объективизации. Человек должен быть в состоянии объективизировать во внешней деятельности все, чему он научился внутренне.

Существуют традиции, в которых презирается внешняя реализация, она обесценивается, не берется в расчет, в расчет берется только внутренняя реализация. Но внутренняя реализация обеспечивается либо самооценкой, независимой от внешней оценки, либо оценкой авторитета, который является для данного человека наставником.

В нашей Традиции реализация является частью работы, то есть между внутренней работой и внешней работой существует, с точки зрения нашей Традиции, взаимная связь, потому что постижение и преображение связаны между собой практикой. Обращаю ваше внимание на важный момент, в котором видны различия в понимании внутренней работы при социологическим или психотехнологическом подходе и при взгляде на внутреннюю работу с позиций нашей Традиции.

Социологический и психотехнологический подход направлены на оптимизацию усилий человека по реализации. Если там говорится о внутреннем, то только как об улучшении качества прогнозирования, качества осознавания, то есть об обратной связи и улучшении обслуживания своего инструментария.

Когда мы говорим о внутренней работе с позиции нашей Традиции, мы говорим о том, как освоить внутреннюю реальность, как с ней общаться, какие возможны необщепринятые способы внутреннего взаимодействия с ней. То есть мы предполагаем, что у нас, пусть в перспективе, есть Я, которое занимается внутренней частью нашего пребывания, и есть Я, которое занимается внешней частью нашего пребывания, нашей жизнью как места совместного пребывания с другими людьми.

Внешняя жизнь, естественно, обусловлена Мы, теми Мы, в которых человек реально осуществляется, реально реализуется, от самых маленьких до самых больших, их групповыми конвенциями, из которых и возникает некоторая согласованная реальность. Естественно, что согласованная реальность в каждом конкретном Мы может быть абсолютно разной. Но в любом случае, в каждом конкретном Мы согласованная реальность частична по отношению к реальности как таковой.

Внутренняя реальность, ограниченная вашим описанием, включая сознательные и подсознательные моменты, тоже частична по отношению к реальности как таковой. Это естественно, ибо все явленное отграничено. Человек есть явленное, поэтому, как все явленное, он отграничен. Человеческий внутренний мир отграничен его фантазией, но и она тоже имеет предел — у каждого свой.

Можно сделать вывод, что духовные занятия, духовные искания связаны с относительной независимостью внутренней реальности человека и его пребывания в ней, а также реальности внешней и его пребывания в ней от реальности как таковой. Тогда мы можем дифференцированно воспринимать те предложения, которые через тексты делаются нам от лица различных традиций, учителей, мастеров, что вошло в систему социального наследования в качестве текстов, преданий, мифов, то есть объективизировано. Дифференцированное восприятие дает нам возможность осознанно ориентироваться в данном материале.

Существуют предложения в истории человечества, связанные с принципиально иным способом пребывания в мире. Эти предложения обещают преодоление разделения на внутреннее и внешнее. Существуют различные технологии и практики, которые уверяют нас, что мы можем получить такой результат и при этом сохранить самотождественность.

А ведь самотождественность — вещь еще более важная, чем самооценка. Если самооценка касается только личности, то есть совокупности социальных отношений, то самотождественность — это осознание того факта, что это Я, а не кто-нибудь другой. По некоторым данным, мозг тратит каждую 1/1000 секунды на установление самотождественности. У человека каждую 1/1000 секунды все внимание полностью находится внутри, но мы этого не замечаем, потому что это слишком малый промежуток времени. Кроме того, система самотождественности, такая, какой она стихийно складывается в процессе изготовления человека, очень громоздкая. Она забирает огромное количество времени и психологических сил, хотя мы этого не осознаем.

Так вот, наиболее смелые духовные технологии связаны с модификацией механизма самотождественности. Самодеятельно это делать не рекомендуется. Без особой подготовки тоже не рекомендуется. Однако существуют технологии, предлагающие свести механизм самотождественности к простому утверждению Я — это Я. И этого будет достаточно для того, чтобы не произошло раздвоения личности, потери адекватности самовосприятия, потери самотождественности. Это сложные технологии, высокопрофессиональные, но они существуют, в том числе и в нашей Традиции.

Что же происходит оттого, что механизм самотождественности свели к Я — это Я? Происходит растождествление. Особенное растождествление — растождествление как с жизнью внешней, так и с жизнью внутренней. Образно это звучит очень красиво и безопасно — это два крыла одной птицы, а чтобы полететь нужно стать ее телом. Психологически — это очень сложная и долговременная работа, которая опять-таки образно и красиво называется «умереть, чтобы родиться».

Вы лишаете себя самооценки, вы лишаете себя субъекта всех этих атрибутов самотождественности и оказываетесь в некоем безатрибутном состоянии, в котором Я — это только метка на потоке переживаний. Если этот процесс был организован грамотно и профессионально, человек-субъект получает возможность непосредственного контакта с реальностью как таковой.

Что значит непосредственный контакт? Непосредственный контакт не обусловлен согласованной реальностью, он не обусловлен текстами, он не обусловлен образами самого себя и описания мира, а больше у нас ничего нет, чтобы согласовывать нашу реальность. Эта технология позволяет вам сохранять внешнюю и внутреннюю адекватность и эффективность за счет того, что вы используете механизм переживания для управления и познания. Таким образом, вы для внешнего наблюдателя остаетесь адекватным, эффективным и не сумасшедшим. Вас как бы нет — и в то же время, вы как бы есть. Быть и не быть в мире одновременно возможно. Если у вас возникла мотивация, безудержное желание испытать свой потенциал до предела, я имею в виду потенциал интеллектуальный, психологический, эмоциональный и физический, то это и есть предел, известный на сегодня.

Можно ли что-то сказать рационально об этом варианте пребывания в мире? Можно, как ни странно, если согласиться с теми авторами, которые утверждают, что переживание — гораздо более эффективная, объемная и информационно емкая форма взаимоотношений с самим собой, с миром и с другими людьми. Если мы примем такую гипотезу, то сможем создать или использовать какую-либо из уже существующих, созданных и апробированных в ходе истории человечества технологий по выделению переживания как основного инструмента взаимодействий с самим собой, с окружающим миром и людьми.

Возможно, есть орган, который создан и существует в человеке именно для этих целей, он называется по-разному, нам наиболее знакомо название «душа», на старом языке — чувствилище или вместилище. Вот этот орган, не задействованный практически реальностью согласованной, и почти неразвитый во внутренней реальности, как всякий орган, поддается тренировке, развитию и пользованию. С его помощью мы можем решить задачу по выделению переживания как основного инструмента взаимодействия, если поставим перед собой такую задачу.

Итак, внешняя реализация, отграниченность внешней и внутренней реальности, самотождественность на основе Я — это Я, непосредственный контакт с реальностью и управление и познание посредством души. Таковы цели основных этапов работы ученика над собой.