Часть вторая. Цели актуализации.

Глава 5. Честно выражать свои чувства.

"Не расстраивайтесь... Возьмите себя в руки... Не принимайте близко к сердцу", - увещевает вас манипулятор. Что ж, вполне понятно. Он не может позволить вам рассердиться на него и всегда старается помешать вам вступить с ним в конфронтацию, взывая к вашему благоразумию.

Поэтому лучшая защита от манипуляций в большинстве случаев состоит в том, честно выражать свои чувства.

Природа чувств.

Хотя каждый день нашей жизни наполнен чувствами, большинство из нас не понимает, что значит испытывать и, тем более, выражать свои чувства. Некоторые из нас даже не знают, что эти чувства собой представляют. В результате мы так и не научились точно различать их и обрекли себя на вечную жизнь в ситуации вавилонского столпотворения, вызванного "смешением языков". В этой связи уместно рассмотреть пять базовых контактных чувств, о которых мы уже упоминали в предыдущей главе:

1. Гнев. Каковы физиологические признаки гнева? Что говорит вам ваше тело? Как вы узнаете, что рассердились? Вы хотите подраться - вот что это такое. А как вы узнаете о том, что хотите подраться? Ваше тело прямо-таки кричит об этом. Дыхание и пульс учащаются, мышцы сжимаются, и вы чувствуете неожиданную и резкую волну тепла, горячее чувство внезапного прилива крови. Будь то словесная стычка, физическая или просто незначительные проявления сердитого поведения, - наше тело должно сделать хоть что-нибудь. Оно просто требует от нас действий. И самое худшее, что мы можем сделать в подобной ситуации, - подавить этот всплеск.

2. Страх. Как вы узнаете, что боитесь? Что говорит вам ваше тело на этот раз? Оно дает прямо противоположные сигналы. Во рту пересыхает, ладони становятся влажными, вы чувствуете озноб, кожа покрывается мурашками.

3. Душевная боль. По-видимому, большинство из нас боятся ненароком причинить кому-то боль. И я подозреваю, что это заслуга многочисленных манипуляторов, которые призывали нас не оскорблять их чувств. Они с легкостью вовлекают нас в свои игры, а мы этого даже не замечаем. "Почему вы никак не отреагировали?" - спрашивают у нас, и мы почти машинально отвечаем: "Как-то не хотелось никого расстраивать". С какой стати?

Необъяснимое желание никого не расстроить - это, безусловно, невротический симптом. Если мы начинаем так себя вести, важно понимать, почему. Действительно ли нам так страшно задеть чьи-то чувства, или, может быть, мы все же боимся, что задеть могут нас - оскорбить самолюбие, унизить достоинство?

Душевная боль - самое трудное в выражении чувство. Когда вы чувствуете себя по-настоящему задетыми, то возвращаетесь в детство и превращаетесь в ребенка, который ищет защиту у матери. Один из симптомов душевной боли - это слезы. По многим причинам женщины не боятся выражать свои чувства таким образом; однако мужчины в нашей культуре к этому не расположены. Вне всякого сомнения, когда-то в детстве какой-то манипулятор запрещал им плакать, приговаривая что-нибудь вроде: "Ну, ну, Джонни, большие мальчики не плачут". По словам Тиллиха, большинству из нас "не хватает смелости даже на то, чтобы огорчиться". Однако со временем невыраженная боль может стать непосильным бременем.

4. Доверие. Оно переживается как ощущение открытости. То есть вы раскрываете потайные уголки своей души и как бы говорите: вот я весь, как на ладони, смотри, я тебя не боюсь. При этом вы избавляетесь от привычной несвободы и как бы обретаете второе дыхание. Доверяя, вы волей-неволей становитесь самими собой.

5. Любовь. Это золотой ключ к творческому использованию всех остальных чувств, но как мало мы о ней знаем! Шелли называл ее "пищей поэтов". Голдсмит - "унижением, которое уравнивает тиранов с рабами". Но мне больше нравится определение Рильке: "Любовь - это когда два одиночества оберегают, касаются и приветствуют друг друга".

С психологической точки зрения жизненно важно знать, когда ваше тело испытывает чувство любви, и я рекомендую вам "Искусство любить" Эриха Фромма. Это одна из наиболее основательных книг, когда-либо написанных о любви, которую он называет "активным участием в жизни и росте тех, кого мы любим"10. Наше тело не обманет, и даст нам знать, когда мы почувствуем влюбленность. Любовь можно сравнить с ощущением тепла в теле, тогда как гнев скорее напоминает жар.


10 Erich Fromm. "The Art of Loving", New York: Harper & Row, [1956] 1962, p. 26.


Тем не менее любопытно, что эти два чувства весьма близки. Как часто мы обнаруживаем, что прежде чем стать ласковым и добродушным, нам нужно выпустить пар в гневе. Чтобы выразить любовь, необходимо сперва пойти на риск проявления четырех других основных чувств, что, несомненно, чрезвычайно важно в человеческих отношениях, особенно в браке. У человека никогда не может быть длительных и глубоких отношений с другим, если он неспособен проявлять себя в его присутствии. Если мы в состоянии явить другому свой гнев, страх, боль и доверие, значит мы на самом деле умеем любить. Лишь тогда, когда мы в состоянии открыто выражать друг другу свои чувства и открыто говорить о них, мы можем ощутить душевную близость. Таким образом, любовь есть завершение и исполнение остальных чувств.

Все это следует иметь в виду, особенно в семейной жизни. Семейные терапевты предпочитают работать одновременно с обоими членами супружеской пары, поскольку ситуация, когда свои чувства учится выражать лишь один из супругов, может еще больше расстроить их отношения. Два актуализатора не обязательно создадут "счастливую" семью, но эта семья будет полной жизни; два манипулятора смогут привыкнуть друг к другу и приспособиться к играм партнера. Но союз манипулятора и актуализатора немыслим.

Манипулирование чувствами других людей.

Когда человек честно выражает пять основных чувств, это означает, что он встал на путь актуализации. С другой стороны, манипулятор тоже хорошо понимает важность этих чувств и нередко пытается использовать их для того, чтобы управлять другими людьми. Рассмотрим несколько примеров.

1. Гнев. Манипулятор может демонстрировать гнев, чтобы запугать других. Вы конечно, встречали манипуляторов, которые своими криками и грубой речью отбивают у людей охоту установить с ними контакт.

2. Страх. Юджин Бердик предположил, что манипулятор использует страх в сочетании с ненавистью: "Он сидит за пультом и одаривает их тем, что им, по его мнению, нужно: сегодня немного страха, завтра немного ненависти. А в иные дни он дает им одновременно и то и другое. Они же трепещут перед ним и обожают его, полагая самым замечательным человеком в мире".11


11 Eugene Burdick. "The Ninth Wave", Boston: Houghton Mifflin Company, 1956, p. 90.


3. Страдание. Автор книги "Как стать еврейской матерью" Дэн Гринберг приводит примеры того, как манипулятивная мать использует свое страдание для контроля над детьми. Он называет это "техникой мировой скорби".

Сначала постарайтесь изобразить косоглазие. Затем сведите брови, опустите уголки губ и попытайтесь вспомнить пронизывавшую вас когда-либо боль, такую, например, какая бывает при остром гастрите.

Запомните также некоторые ключевые фразы, которые при этом следует произносить, потому что одного только страдальческого выражения лица недостаточно:

"Иди, погуляй (и пусть тебя не волнует моя головная боль).

Не переживай за меня.

Я совсем не возражаю против того, чтобы остаться дома одной.

Я рада, что это случилось со мной, а не с тобой"12.


12 Dan Greenburg. "How to Be a Jewish Mother", Los Angeles: Price/Stern Sloan Publishers, 1965, pp. 15, 16.


4. Доверие. В коммерческой сфере мошенники используют доверие, чтобы выманивать у людей деньги. В английском языке само слово "мошенник" (con artist) происходит от слова доверие (confidence) и означает "игрок на доверии". Да и любой опытный продавец всячески пытается вызвать у покупателя доверие к себе. Он заставляет вас поверить, что его фирма самая уважаемая во всем мире, что их продукт - самый лучший на рынке, и что он - самый честный человек из всех когда-либо живших на земле. Когда этот честный человек в конце концов убеждает вас расписаться в квитанции на приобретение этого великолепного продукта, он говорит: "И помните, я верю, что вы своевременно оплатите полученный товар".

5. Любовь. Использование любви в качестве одного из средств манипуляции можно проиллюстрировать фразой: "Если ты меня на самом деле любишь, то..." Молодым вдовам нередко приходится сталкиваться с жадными до их денег мужчинами, которые предлагают составить им партию, заставляя их поверить в свою любовь. Использование любви в манипулятивных целях - довольно распространенное явление. Дэн Гринберг в шутку предлагает матерям семь основных "жертв во имя любви", с помощью которых они могут манипулировать сыновьями:

"Проведи на ногах всю ночь, чтобы приготовить ему хороший завтрак.

Останься без обеда, чтобы положить ему лишнее яблоко в портфель.

Откажись от вечерней работы в благотворительном фонде, чтобы он мог пользоваться машиной.

Смирись с существованием девушки, которой он назначает свидания.

Не говори ему, что ты дважды падала в обморок от усталости в универмаге, когда покупала ему рубашку. (Но удостоверься, что он знает, что ты никогда ему об этом не скажешь.)

Когда он возвращается от дантиста, возьми его зубную боль на себя.

Открой окно в его спальне, чтобы у него было побольше свежего воздуха, и закрой в своей, чтобы не создавать сквозняков"13.


13 Там же, р. 17.


Обманные приемы манипуляторов.

Чтобы не попадать под влияние манипуляторов, существующих в нашей жизни, для начала нужно научиться распознавать, переживать и честно выражать свои подлинные чувства. Напротив, манипулятор разрабатывает целый репертуар обманных приемов эмоционального проявления. Рассмотрим некоторые из них, наиболее распространенные.

1. Подмена одного чувства другим. Многие из нас выражают гнев, когда на самом деле испытывают душевную боль. Мы ведем себя так потому, что гнев - более предсказуемая эмоция. Нетрудно предположить, что может случиться после нашего гневного выступления - другая сторона тоже рассердится. Мы к этому готовы. А когда мы признаемся другому человеку, что он причинил нам боль, случиться может все, что угодно, и реакция его непредсказуема. Он может рассердиться, может расплакаться, может холодно удивиться. Поэтому вместо душевной боли мы демонстрируем гнев. В другое время, используя тот же обманный прием, мы выражаем гнев, когда на самом деле боимся.

2. Эмоциональная карусель. Этот прием состоит в том, чтобы обрушить на окружающих лавину эмоций, не давая им сообразить, что именно мы на самом деле испытываем. Так ведет себя истеричная женщина, чувства которой лопаются одно за другим, словно мыльне пузыри, не успевая сформироваться и обозначиться. Выражая свои чувства таким образом, она не позволяет окружающим адекватно на них отреагировать. Благодаря этому она может управлять ими, чтобы добиваться своего.

Например, мать не хочет ехать в выходные за город, как предварительно было договорено. Поэтому она делает вид, что плохо себя чувствует. Семья не скрывает своего расстройства по поводу ее болезни и по поводу того, что срывается поездка. И тут мать взбирается на "эмоциональную карусель". Она перескакивает от одной эмоции к другой, начиная с того, что отец сводит ее с ума своим равнодушием, и кончая тревогой за здоровье детей, которые "что-то ужас какие бледные в последнее время". Постскриптумом может идти недовольство ветеринаром, который в прошлый раз "не проявил никакого участия" во время профилактического осмотра их собаки. Приведя таким образом всех в замешательство, мать погружается в уныние и устало просит оставить ее одну и "дать, наконец, покой".

3. Отсроченные эмоции. "Я обиделся на тебя на прошлой неделе", - может сказать манипулятор. Что, у него неделя ушла на то, чтобы понять это? Нет, конечно. Просто тогда невыгодно было заявлять о своей обиде, иначе пришлось бы вступать с вами в контакт. А это именно то, чего он стремится избегать.

4. Возведение в добродетель отсутствия нормальных чувств. Среди ваших знакомых наверняка есть человек, который любит заявлять: "У нас с женой прекрасные отношения, мы никогда не ссоримся". Когда я слышу такое, то обычно взрываюсь: "Какая чушь!" Нормальные люди похожи на наждачную бумагу и должны время от времени царапать друг друга довольно болезненно. Конечно же, они ссорятся, ведь у них есть обычные человеческие чувства, хотя они могут и делать вид, что мастерски от них избавились.

5. Отождествление чувств с фактами. Скажем, один человек говорит другому: "Ты дурак". Это не факт, поскольку он не измерял интеллект своего собеседника. Тем не менее, многие из нас страдают от ошибочного представления, что мнение, если оно приходит извне, непременно несет сообщение о реальном факте. Вот если бы он сказал: "Мне кажется, ты дурак", это действительно было бы сообщением о факте.

6. Чувствование "с рукой на дверной ручке". Есть целая когорта манипуляторов, которые не боятся самых бурных проявлений чувств, но готовы бежать, как только кто-то на них отреагирует. Они боятся реакций других людей.

В первой части Послания к коринфянам сказано: "Когда я был ребенком, я говорил, понимал, думал, как младенец, но когда стал взрослым, то оставил младенческое". Трудность с манипуляторами состоит в том, что хотя они становятся взрослыми и говорят и думают, как взрослые, чувствовать они продолжают, как дети. Они избегают любых самоактуализационных тенденций, которые позволили бы им научиться работать с эмоциями. Но коротких путей к этому знанию нет. Чтобы обрести хотя бы долю его, нам придется вернуться назад и заново научиться испытывать основные эмоции.

Конгруэнтность и актуализация.

Ключом к сознательному взаимодействию с нашими чувствами служит то, что Карл Роджерс назвал "конгруэнтностью". Под конгруэнтностью подразумевается способность сознавать и точно выражать испытываемые нами чувства. Актуализация имеет место в случае конгруэнтности, соответствия между этими тремя процессами - бессознательным, сознательным и коммуникативным.

Манипулятор не конгруэнтен. Когда его проявления не соответствуют сознаваемым висцеральным ощущениям, они становятся ложью. Например, проскучав смертельно целый вечер, и говоря хозяйке дома на прощанье "это был прекрасный прием", мы не выражаем того, что испытываем. С нашей стороны честно было бы сказать "спасибо за приглашение". Когда манипулятор не сознает проявляемых им ощущений, о нем говорят, что он защищается. Пример: поведенческое выражение гнева с вербальным его отрицанием. "Ты сердишься?" - спрашивает приятель. До этого я сжимал кулаки. А теперь бью ими по столу и кричу: "Да нет же, я НЕ сержусь!" Мое тело сердится, что может ясно видеть каждый, но я отказываюсь признать это. Слова манипулятора редко бывают сонастроены с его телом.

Манипулятивные формы общения.

Самые большие проблемы в связи с нашими чувствами возникают при общении. Как известно, любая коммуникация включает в себя как минимум два элемента: передачу и прием сообщения. Подобно передатчику, мы все время посылаем информацию. Но окружающие нас люди зачастую получают ее либо в искаженном виде, либо не получают вовсе. Рассмотрим некоторые из проблем, которые возникают у манипуляторов в сфере общения.

Первая группа проблем связана с ошибками в передаче, самая распространенная из которых - невыраженное ожидание.

Предположим, у мамы день рождения, и она тайно надеется, что кто-нибудь принесет ей кофе в постель, или что к завтраку ее ожидает какой-то приятный подарок. Но она ничем не выдает своего ожидания, а больше всего скрывает его от отца. И - ничего подобного не происходит. Мама ужасно расстроена. У нее плохое настроение, которое постепенно передается всем остальным. А все потому, что имело место невыраженное ожидание, которое не оправдалось. В человеческих отношениях, особенно в семье, витает целый сонм таких ожиданий, и стоит одному из них не сбыться, как жизнь превращается в ад. И все из-за того, что мы просто боимся сообщить о том, чего нам хочется.

Актуализатор понимает это, так как он достаточно искушен в коммуникации. Он не хочет идти через жизнь непонятым и знает, что многих недоразумений можно избежать. Достаточно просто сообщить, чего он хочет, а не морочить людям голову. Ведь если мы хотим чего-то, чего у нас нет, в нашу задачу входит дать об этом знать. [...]

Другую большую проблему составляет прием сообщения, и здесь мы совершаем не меньше ошибок, чем при передаче. Например, может оказаться, что мы игнорируем сообщение, хотя на самом деле его получили. Например, кто-то говорит нечто такое, что глубоко нас ранит, но мы не даем ему об этом знать. Игнорируя это, мы просто не реагируем на сказанное; а впоследствии у нас возникает чувство подавленности.

Вторая ошибка приема состоит в нейтрализации адресованного нам сообщения. Здесь можно упомянуть о мере способности принимать любовь. Некто говорит: "Как вы сегодня привлекательны!", и вместо того, чтобы поблагодарить за комплимент, мы обычно говорим: "О, вы тоже прекрасно выглядите". Похоже, мы боимся почувствовать себя хорошо, когда кто-то дарит нам хорошее настроение. Мы стараемся отфутболить его назад дарителю, чтобы не испытать сообщенного нам чувства. Обычно в таких случаях я говорю своим клиентам: "Вы просто обкрадываете себя".

Третья ошибка приема - отвечать то, чего от вас ждут, даже если это не соответствует действительности. Какую бы глупость ни учудил наш собеседник, мы почему-то считаем своим долгом реагировать так, чтобы угодить ему. "Как тебе мой новый костюм?" - доверительно спрашивает приятель. "Он просто великолепен", - дежурно отвечаете вы, а сами думаете: "Боже, как он мог одеть такое?" Между тем вы могли бы просто сказать, например: "Мне нравится вырез жилетки" или "Очень неожиданная, оригинальная расцветка". Даже если вы скажете, что костюм не в вашем вкусе, ничего страшного не произойдет. И мы бы так не боялись несовпадения во вкусах, если бы не навязанный нам "комплекс Дейла Карнеги", - глубокая вера в то, что мы непременно должны "влиять на людей и приобретать друзей".

Наконец, манипулятор может намеренно отвечать не то, что от него ждут. Скажем, жена за обедом спрашивает мужа: "Как тебе понравился ростбиф?" Может случиться, что муж - манипулятор, склонный искать во всех ее высказываниях скрытый умысел и подтекст; и он вовсе не собирается давать ей тот ответ, на который она рассчитывает. Одно из правил его игры - не позволить жене получить удовольствие от своего умения готовить. Поэтому муж отвечает: "Откровенно говоря, он далеко не так хорош, как обычно получалось у моей матери".

Актуализационные формы общения.

[...] Хотя актуализационное общение предполагает честность в передаче и приеме сообщений, следует помнить о различии между интровертами и экстравертами. Многие актуализаторы-экстраверты могут легко и быстро воспринимать сообщения и столь же быстро отвечать на них. Напротив, многим интровертам требуется какое-то время, чтобы разобраться в сообщении и определиться с ответом. Следует уважать тот факт, что у разных людей могут быть разные скорости реакции, и что некоторым, чтобы честно прореагировать требуется гораздо больше времени.

В случае стандартной ситуации, когда у вас возникает искушение дать тот ответ, которого от вас ждут, вы можете предпринять следующие три шага: задержаться; осознать, какой ответ вам представляется наилучшим; и лишь затем отреагировать. У каждого человека внутри есть естественный непосредственно реагирующий механизм. Прислушайтесь, что он скажет, и только после этого отвечайте. Это может занять некоторое время, и реакция ваша не всегда будет на высоте, но впоследствии вы увидите, что практика творит чудеса.

Важнейший принцип актуализации состоит в том, что здоровые отношения не обязательно должны быть соглашательскими. У разных людей разные взгляды, разные вкусы, разное отношение. Это нормально. Так почему мы должны непременно соглашаться с той или иной точкой зрения? И почему должны требовать от окружающих, чтобы они соглашались с нами? Другое дело, что в жизни часто возникают вопросы, по которым мы действительно хотим во что бы то ни стало придти к взаимному согласию.

Актуализатор особо остро сознает опасность безразличного манипулирования. Он никогда не притворяется разочарованным, равнодушным или пренебрежительным в отношениях с теми, кто ему дорог. Он никогда не произносит шаблонных фраз типа "Я сдаюсь", "Ты безнадежен" и так далее. Вместо этого он честно говорит о своих переживаниях, желаниях и надеждах с верой в то, что откровенное общение - лучшее средство для сохранения любви.