3. По камушку, по кирпичику: разобрали — собрали


...

Метод качественных структур как он есть «на самом деле»

Как же можно выйти за пределы ситуации? Вы знаете, что даже просто фактически, физически выйти из какой-нибудь ситуации бывает сложно. А умственно? Вот тогда и появляется метод качественных структур, или МКС.

При целостном способе думания, думания с опорой на целое в аспекте координации оказывается качество: «какой-то». Поэтому и называется «метод КАЧЕСТВЕННЫХ структур». Аспектом координации целого, о котором Я думаю, является его качественная определенность: «какой-то».

Например, качественная определенность такого объекта думанья, как «личность», есть таковость. Поэтому, как только человек в результате такого приключения, которое называется «духовные поиски», понимает, что надо с личностью растождествиться, иначе как субъект он не родится, он делает попытку выйти из ситуации самого себя, внутри которой до того пребывал. В этот момент таковость, которая была не очень замечаемой деталью его жизни, становится чрезвычайно важной. Если рассматривать личность целостно, то таковость окажется на оси, которая так и называется — формообразующая ось, ось, по которой можно двигаться в разных направлениях. Все остальное — аспекты, — они как раз принадлежат ситуации.

Аспекты в МКС обладают совершенно уникальным качеством — абсолютным отсутствием иерархии. Вот главный принцип МКС. Ни один из этих аспектов не является первым, вторым, третьим или четвертым, ни один из этих аспектов не является более важным, менее важным.

Так как же этим пользоваться, если вы хотите выйти из ситуации своего думанья? Только одним способом — перестать думать.

Такую возможность мы обретаем, если в основу мыслительного агрегата помещается МКС как квадрат аспектов. Мы получаем возможность осуществить знаменитый принцип «пустой комнаты» (в сознании формируется абсолютно пустое пространство). В других источниках он называется «принцип магического квадрата».

А что для этого надо? Прежде всего, признаться, уверовать, убедиться в равноценности аспектов. Это — прежде всего. Раз они равноценны, движение между ними от одного к другому невозможно, потому что в квадрате аспектов движение происходит одновременно по всем возможным траекториям.

А как можно двигаться по всем возможным траекториям одновременно? Есть способ — нужно признать, что в этом месте нет времени. Тогда возможно обрести равноценность аспектов для мысли. (Мы сейчас про мысль говорим, не про перемещение физического тела в пространстве.) Состояние «магического квадрата», «пустой комнаты» возможно в том случае, если изъято время. Процессы происходят, но вне времени, и поэтому слово «процессы» становится условным. Мы можем говорить о состоянии, в котором все траектории движения мысли присутствуют всегда. Древние называли это Вечностью. Как бы время есть, и в то же время его уже нет. Вечность.

Была публикация очень давно в журнале «Наука и жизнь», суть которой состояла в том, что был найден текст на тибетском языке. Текст был организован как квадрат. Когда этот текст по специально созданной программе проанализировали на самом современном компьютере, то выяснилось, что его можно читать в любом направлении и текст будет иметь совершенно осмысленное содержание. Даже при чтении по диагонали все равно будет осмысленный текст. Компьютер не смог найти траектории, при которой бы получилась абракадабра. В тексте 10000 знаков. Кто мог написать такой текст? Только человек, у которого принцип «пустой комнаты» является фундаментом интеллекта. Он не думает, он просто садится и пишет. Если есть импульс.


Что такое импульс? Импульс — это побуждение заполнить, впустить в «пустую комнату» какое-то конкретное содержание, а потом смотреть, что с этим содержанием там будет происходить. Хозяин «пустой комнаты» — он вышел из «думания». Где он находится? В каком пространстве? За границей сознания, на границе сознания — это тоже отдельная тема. Вот что такое МКС всерьез.

Значит, если вам удается сложить (на языке МКС нужно говорить не разложить объект по МКС, а сложить объект с помощью МКС), вы сможете ввести объект в пространство этого квадрата или, иными словами, впустить в «пустую комнату» и дальше вам уже не о чем заботиться. Дальше все будет происходить совсем по-другому. Вы уже не думаете, вы наблюдаете за думаньем. То есть если это пирамида, то наблюдающий за думаньем, этот тот, который вышел и оставил комнату пустой, он там на вершине пирамиды, а здесь происходит процесс так называемого думанья, типа объективный без участия хозяина. Он только наблюдает, а потому вне ситуации и видит ее в целом.

Вы пользуетесь результатами работы этого устройства. Будучи структурно самым сложным из ныне известных, оно включает в себя возможности всех предшествующих. Ибо сохраняется принцип жемчужины: ничто ничего не отменяет. Весь вопрос — что находится в основании.

Если бы, допустим, нам удалось создать, как Р. Подольный в своей повести «Четверть гения», рабочую группу, которая могла бы в течение какого-то времени функционировать в режиме равноценных аспектов — это был бы гений. Не функциональный гений, в смысле конкретной самореализации, а гений как таковой. Гениальность как таковая. Функциональные возможности все равно будут зависеть от инструментов, от их взаимоотношений с субъектом, тренированности.

Еще один вопрос: кто наблюдает за мышлением: это всегда Я или может сформироваться некий наблюдатель? Кто думает, когда я думаю? Это может быть Мы. Или какой-то сочинитель, автор сценария. Миллион вариантов. Если бы всегда думал Я! Тут существует одна очень острая проблема для человека: когда думает Я — невозможно думать о себе. Принцип исключенного третьего. Поэтому думать никто не любит. Любят следовать по дорожкам чужого линейного мышления. Тогда можно и о себе любимом, так называемо, «подумать».

В чем вообще смысл активности по поиску разнообразных форм структурирования первоначальных базовых элементов интеллекта? В чем мотивация? Мотивация возникает тогда, когда мы хотим ухватить целое. Смысловое целое. Допустим, свою жизнь как целое или смысл своего существования в мироздании, смысл самого мироздания. Когда мы хотим ухватить целое, когда нам уже недостаточно частичности, или когда мы нарываемся в интеллектуальном смысле слова на само целое, органическое целое, в котором сущность любой части есть целое, тогда возникает мотивация найти способ об этом целом подумать.

Допустим, вы что-то познаете, изучаете, осмысляете, делаете что-то интеллектуально с чем-то. А когда вы добираетесь до сущности этого чего-то оказывается, что его сущность — это некое целое. Вне этого целого часть сущностного смысла не имеет. К примеру, каков смысл взятой отдельно человеческой почки? Никакого. Потому что почка — часть организма. Само понятие «организм», подразумевает, что это целое — органическое целое. Качественная определенность почки — это организм, почка — часть организма.

Изучая труп, мы можем что-то узнать про труп. Дальше логически предположить, как этот труп связан с живым организмом. Но это только наше спекулятивное предположение, потому что у нас нет инструментария для изучения живого организма в его целостности непосредственно. Но мало того, у нас нет даже интеллектуального инструментария, чтобы думать о живом организме как о целом. Поэтому мы с легкостью заглатываем всевозможные предлагаемые сюжеты по поводу нашего собственного организма. Поэтому у нас нет живых отношений с организмом, потому что мы не можем помыслить об организме. В большинстве случаев мы даже не можем о нем помыслить как о ситуации, объемно, не говоря уже тотально.


Но если вы действительно поняли разницу между ситуационно-объемным способом мышления и МКС, вы можете впустить в «пустую комнату» и такой объект, как живое целое. Тогда качество вашего мышления будет приближаться к качеству мышления, скажем, такого мыслителя, как В. Вернадский, или такого мыслителя, как Тейяр де Шарден.

Если вы впустите в эту «пустую комнату» мироздание как живое целое — вам будет очень легко и с К. Циолковским, и с Н. Федоровым, и с А. Чижевским, и с Махатмой Ганди, и с Шанкарой, и с Буддой.

Если вы впустите сюда человечество как живое целое — вам будет легко и с Христом, и с Магометом. Они перестанут быть для вас памятниками. Они станут вашими собеседниками. У вас появится такая возможность. Потенциально это присутствует в каждом человеке и временами спонтанно проявляется. По неизвестным причинам, у некоторых людей это проявляется очень сильно. Все это, может быть, и не было бы столь важно, особенно для человека, претендующего на реальное изменение себя, а тем самым и своей жизни, если бы между внешней деятельностью человека и способом его интеллектуальной деятельности не существовала глубокая взаимосвязь.

В чем выражается эта взаимосвязь? Если я привыкаю впускать ситуацию в пустую комнату квадрата МКС, то я делаю первое открытие (сделанное давным-давно другими, но что мне другие, теперь это мое собственное открытие): какой я — таковы ситуации, которые на меня идут. А раз это так, значит, мир настолько пластичен, разнообразен и настолько равнодушен ко мне лично, что ему все равно. Хочешь такие — на, хочешь другие — на. Говоришь, что ты не хочешь, а хочешь подсознательно — на.

Ибо между активностью внешней и способом осознавания мира существует очень плотная связь. Это достаточно легко обнаруживается в профессиональной сфере деятельности. Но вне этого знания почему-то пропадает. Мягко говоря, человек почему-то глупеет, когда речь идет о жизни. Это же не профессия — жить. Человек в этой жизни пребывает, то есть сидит в этом потоке слов. Там и пребывает. Поэтому, если вы сделали еще один шаг и освоили как фундамент вашего интеллектуального отношения с реальностью, то естественно, структурированность вашей деятельности, вашего жизнеосуществления, невидимая невооруженным взглядом, тоже меняется. А затем и результаты этой деятельности. Это очень важно.

Уже на уровне системно-ситуационном мы знаем, что можно сознательно поменять содержание аспектов, что говорит о независимости содержимого от кувшина, в который его помещают. Чай будет чаем в чайнике, стакане, чашке, заварочном чайнике, в бутылке, и даже вылитый на землю, он еще какое-то время будет чаем, сохраняя свое имя и качественную определенность. При переходе к МКС возникает равноценность. Понятие, сложно передаваемое в тексте, ибо равноценность не есть отсутствие ценности. Наиболее хорошую словесную форму я нашел у даосов: «Даосу равнозначно, играет ли он на глиняных черепках, серебряных монетах или золотых слитках. И в одном, и в другом, и в третьем случае он играет, не изменяя своей игры». Это и есть равноценность. Или говорят: Бог равнодушен. Для него любая душа равнозначна любой другой душе, но это не значит, что она ему безразлична.

На пути нашего героя, духовного искателя или искательницы, есть момент, когда в силу определенных психологических действий возникает опасность равнодушия. В смысле бытовом — безразличия. Ибо различать не по ценнику, надо еще научиться. Мы вольно и невольно, в силу привычки снижать усилия и беречь эмоциональные силы, оцениваем тем же принципом, как мы оцениваем деньгами, допустим, «хорошесть». Тут на 100 руб. хорошести, на 200 руб. — оцениваем количественно. Для того чтобы перейти к принципу равноценности, нужно начать различать по качеству, а не по количеству. Что замечательно отображено в знаменитой притче о заблудшей овце.

По количеству заблудившаяся овца была одна, а там целое стадо, мало того, она ослушница, хулиганка невоспитанная, отбилась от стада, принесла массу хлопот пастуху. Ему нужно было ее искать, рисковать стадом, потому что его надо было оставить на какое-то время. Ну, представьте себе это как реальную историю. Лазить по оврагам, искать ее, найти наконец. И что сделал герой этой притчи? Он взял ее на руки и возлюбил не больше и не меньше, а пуще, это старое русское слово, пуще других. Потому что ему ее качество оказалось важным, он по качеству ее отличил от других. Наверняка она была самая худая, с самой плохой шерстью, грязная такая. Но качество он искал то, на которое притча и намекает, говоря о том, чего должен искать грамотный пастух.


Естественно, что массовое сознание соединило уровни и аспекты и успокоилось — МКС освоен. Простым линейным способом взято имя одного и присвоено другому. Этот другой теперь считает… «Я могу назвать тебя царем, но сделать царем я тебя не могу». Сделать — не могу. А назвать — no problem. Трижды просветленный Советского Союза и его окрестностей.

Если мы попробуем собрать все, что мы знаем о человеке, и посмотрим с точки зрения МКС — мы выясним, что под именем «человек» скрываются совершенно разные существа по качественной определенности. Иногда настолько разные, что одно имя им присвоено только по форме.