6. Душа с душою говорит

Открылась бездна… Что вмещает «вместилище»?


...

Ода к радости, или новый мост

Большинство считает, что новое — это продолжение старого. Такое вот широко распространенное заблуждение. Но секрет в том, что новое от старого отделяется пропастью, дыркой, катастрофой, перерывом. Поэтому так трудно сделать что-то новое. Любому человеку трудно сделать что-то для себя совершенно новое, потому что живет в нем знание, что корни нового в старом, что так или иначе, но это продолжение, а продолжения никакого нет и корней никаких нет. Между новым и старым всегда есть разрыв.

Традиция — это мистерия, происходящая в реальности, и происходит она независимо от того, осознаем мы это или нет. Новый этап, в котором мы сможем, а может, и не сможем принять осознанное участие, уже начался. А наше сознательное участие или неучастие в нем зависит только от каждого из нас, от того сумеем мы или не сумеем организовать для себя этот разрыв. А бессознательно мы все в ней уже участвуем, потому что это реальное событие.

Этот новый период можно назвать временем реализации. Главное во внешней линии деятельности Традиции сформулировано так: сначала сделать нечто такое, что вызовет удивление и восторг со стороны внешнего мира, а потом уже опять можно говорить о духовности. Если человек чему-то учится, в чем-то тренируется, то обнаружить это со стороны внешнего мира можно только одним путем: когда человек с помощью того, чему научился, в чем натренировался, начинает действовать.

Допустим, люди работают по восемь часов в день и жалуются, что устают, а вы работаете по шестнадцать часов в день и говорите, что мало работы. Все спрашивают: а как у тебя так получается? А у вас один ответ — Традиция.


Традиции на новом этапе необходима реализация тех знаний, навыков и умений, которые содержатся в ее материалах.

Часто бывает так, что человек верит в Бога, а Богу не верит. В чем разница? Верить в Бога — это личное дело, а верить Богу — это значит жить согласно его заповедям. Также и с Традицией. Человек как бы верит в Традицию, но не верит Традиции. Когда человек не верит Традиции, ему быстро становится скучно с ее знаниями. Он легко и без напряжения находит время изучать что-нибудь другое. Когда у него спрашиваешь, в чем дело, он отвечает: «Ну, это же я уже прочел».

В Киеве я познакомился с охранником нигерийского посольства. При первом знакомстве он мне и говорит: «Вот я очень Традиции благодарен. Я очень хотел остаться в Киеве при новом после и с помощью знаний, полученных от Традиции, остался. Поэтому я хочу изучать их дальше и глубже».

Я с ним разговариваю, а боковым зрением наблюдаю за людьми, которые уже шесть, восемь, девять лет под Законом. Они бы так не смогли.


Когда-то Вивекананда сказал: «лучше быть честным атеистом, чем утверждать, что веришь в Бога, ни разу с ним не пообщавшись». Если нет процесса реализации, откуда быть вере? Неоткуда. Сколько ни читай, сколько ни размышляй, пока ты не попробовал сделать, о какой вере может идти речь?

Теперь я пытаюсь помочь вам организовать разрыв между старым и новым. Вы все прекрасно помните первый постулат: «каждый человек есть проводник бесконечного океана знания и силы, лежащего позади него». Так есть, но чтобы в этом убедиться, нужно так быть, то есть так действовать.

Человеческий мир, персональный мир каждого человека, ограничен двумя вещами: с одной стороны, фантазиями — они предел индивидуального мира. Как бы человеку ни казалось, что это бесконечно много, — это исчерпаемо. С другой стороны, реальное содержание персонального мира структурировано отношением человека к самому себе. Один из самых главных уроков Традиции, который большинство не усвоило, состоит в том, что полученные знания о человеке, в первую очередь, должны были послужить изменению вашего отношения к самому себе. Персональный мир человека изменяется настолько, насколько изменяется отношение человека к самому себе.

Старая весть на современном языке, которую несет Традиция, состоит в том, что первая задача человека, его персональная задача, состоит в том, чтобы научиться грамотно пользоваться тем, что ему дано. Мы получили нашу воплощенность в подарок. Получили тело, в процессе социализации получили сознание и личность, получили то, что называется душой, чувства, переживания, интуицию, все то, что научно называется подсознательным, бессознательным. Все проявления духовной природы — видения, сны — мы тоже получили. Мы не получили только одного — хозяина всего этого.

Это и есть главная задача — стать хозяином самого себя. Это та работа, которую человек должен сделать, тот замысел, который он должен воплотить, то предназначение, которое он должен реализовать по отношению к мирозданию. И эту работу он должен сделать сам. Духовные традиции, также как психологическое практическое знание, которое ведет свое происхождение из них же, также как и заповеди всех религий мира, составляют инструкцию по пользованию изделием под названием: «человек». Только тогда человек становится венцом творения, хозяином природы, сыном Божьим, когда становится хозяином того, что ему дано. Говоря компьютерным языком, надо стать грамотным пользователем, продвинутым пользователем. А потом и хозяином.

Вот для этого мы и явились на свет божий. Это и есть наше призвание, предназначение, это и есть Божий замысел. В этом и только в этом может реализоваться свобода воли. Все остальное: физический мир, мир живой природы, социальный мир, духовный мир — это только среда нашего обитания и больше ничего. В этом мы родились, выросли, существуем. Это условия. А задача — стать хозяином этого самого изделия под названием «человек», хозяином самого себя.

В переводе на современный язык — это главная заповедь всех религий, всех философий, всех духовных традиций. Все остальное — прах. Но, как мы помним из Библии, Господь именно из праха все и сотворил. Поэтому задача абсолютно ясная: стать хозяином для себя.

Все моя предыдущая работа в Традиции имела один — единственный смысл — понять и озвучить эту задачу. И, естественно, реализовать ее. Это не означает, что есть какой-то один единственный путь к ее решению. Как всякая задача, как всякая истина, она одна, но положена на многих. Поэтому каждый решает ее по-своему. Это творческая задача, персональная. Мое убеждение, моя вера состоит в том, что в этом и есть абсолютный смысл отдельно взятой человеческой жизни. Все внешние примеры в истории человеческой жизни — это великие люди, которые эту задачу решили. Но задача по силам любому человеку. В каждом из нас есть все, чтобы решить эту задачу, если мы верим. Таково живое содержание первого постулата нашей Традиции.

Насколько подробно изучать каждую природу, в которых мы живем, и которые проявляются в нас, в нашей воплощенности — это задача творческая. Как при решении любой задачи, вы сами определяете необходимое и достаточное. К нашей Традиции, к любой другой традиции, к любому другому источнику веры можно относится по-разному, но по сути своей это всегда инструкция по пользованию изделием под названием «человек».

А поскольку человек это и тот, кто пользуется, мы вводим такое понятие, как «воплощенность» — все то, что нам дано. Заметьте, каждому дано свое. Призвание человека, его предназначение, раскрывается в том, что ему дано. Оно, по определению, не может находиться вне его. Один из любимых вопросов: «Скажите, в чем мое призвание? Для чего я предназначен?» Что тебе дано, для того ты и предназначен.

Всю свою сознательную жизнь я занимаюсь только одним: собираю и проверяю знания о человеке, о человеческой жизни, о человеческих взаимоотношениях. Во всем остальном я — дилетант. И я по-прежнему восхищен этим изделием и по-прежнему вижу кругом дикарей, которые микроскопом гвозди заколачивают, в полной уверенности, что у них в руках потрясающий молоток.

Мы верим кому угодно, любым россказням о том, как мы должны пользоваться нашей воплощенностью, только потому, что нам в голову не приходит, что она принадлежит нам по факту рождения, и от нас требуется только одно — изучать эту данность и научиться ею пользоваться.

Люди готовы поверить во что угодно, кроме утверждения о том, что пользоваться собой, своей воплощенностью можно научиться.

Мало того, что у людей нет такой внутренней потребности, у них воспитано отвращение к себе. Человек приходит и спрашивает меня как психотерапевта: как полюбить себя? Я ему говорю: «Вот ваша рука. Скажите о ней что-нибудь хорошее». Человек в растерянности. У него нет слов сказать что-то хорошее о собственной руке. Я уже не говорю про селезенку, или желчный пузырь, или память. Таково воспитание, и это естественно.

Любой природе — биологической, социальной, духовной — глубоко наплевать на отдельную особь. Природа, любая, живет по статистическим законам, оперирует массами: биомассами, физическими массами, социальными массами. Духовные приключения на лоне духовной природы ничем не отличаются от поездки в США по туристической путевке или рыбалки на сибирской реке. Эпизод. Не больше и не меньше. Только самому человеку есть дело до самого себя. Это дело — пользоваться самим собой. Никакого другого смысла, вложенного в это, реального смысла реальной, единичной человеческой жизни я не нашел.

Все задачки, которые предлагает нам в качестве смысла жизни социальная природа в лице социума, как правило, теряют первоначальный смысл при одной только мысли о смерти. Потому что Мы бессмертно, а Я смертно. Так почему дела бессмертного Мы я должен принимать за личный смысл своего смертного Я? Именно для того, чтобы я не искал смысл там, где он действительно находится, мне внушают отвращение к самому себе.

Встречаются два суфия. Один из них все время что-то ищет.

— Что ты ищешь? — спрашивает один

— Монетку потерял, — отвечает другой.

— А где ты ее потерял?

— Да вон там.

— А почему здесь ищешь?

— Здесь светлее.


Вот так мы и живем. Куда нам светят, туда мы и идем искать. А тот свет, который мы хотим найти, он уже здесь, в нас. Его не надо искать, он уже есть. Только надо научиться пользоваться.

Старая мудрость: то, что вы ищете, и есть то, что в вас ищет.

Да, конечно, в любой природе есть не подвластные индивидууму силы. Я не могу остановить извержение вулкана, но я могу не оказаться там, где оно происходит. Я не могу в одиночку остановить какой-нибудь социальный катаклизм, но я могу в одиночку в него не попасть. Не потому, что я сидел и высчитывал, а потому, что я хозяин себя. Я не могу избежать катаклизмов духовной природы. Остановить пассионарный разогрев или пассионарное охлаждение, не могу изменить жизнь этноса, но я могу эти ситуации пройти так, чтобы сделать то, что я могу сделать. Если я грамотно собой пользуюсь.

Что может остановить человека на пути обретения себя как хозяина своей воплощенности? Что это за сила? Существует постоянное напряжение между Я и Мы. С одной стороны, мудрость говорит: одиночество, — это кратчайший путь к Богу, — а с другой: будешь плохо себя вести, попадешь в одиночную камеру.

Если мы не занимаемся тем, чтобы стать грамотным пользователем, мы можем вместо персонального знания о себе пользоваться тем, что нам предлагают. Если задача стать хозяином своей воплощенности не является персональным смыслом персональной, отдельно взятой жизни человека, то все, что говорили духовные учителя человечества, все религии — ложь.

Верите вы мне сейчас или не верите, согласны вы со мной сейчас или не согласны, не имеет никакого значения. В том числе и для меня. Ведь я — хозяин. В каком-то смысле уже да. Я знаю, что это так. Но также я знаю, что некоторые из вас однажды переживут это как свою субъективную истину и начнут не просто играть в игру под названием «духовный искатель», но изучать и практически осваивать ту или иную инструкцию по пользованию.

Когда-то я работал в лаборатории. У нас замечательная была компания. Все профессионалы. Разгорелась жуткая дискуссия. Каким должен быть идеальный испытуемый? Там чуть ли не до морального кодекса строителя коммунизма дошли. И мой товарищ, которого я очень уважаю и даже в какой-то степени люблю, с замечательными инициалами Б.О.Г., сказал гениальную фразу: «Все, что требуется от испытуемого, это чтобы он мог понять инструкцию».


У меня часто спрашивают: что такое человек Традиции? Каким он должен быть? На кого похож? Отвечаю. Он должен быть в состоянии усвоить инструкцию по пользованию, которую данная традиция ему выдает. Человек, который ее усваивает и ею пользуется, и есть человек традиции.

Никакого другого практического содержания ни в текстах нашей Традиции, ни в других традициях и текстах я не обнаружил. Духовность как деятельность — есть деятельность индивидуальная, деятельность человека, имеющая своей конечной целью стать хозяином своей воплощенности. Это и есть, с моей точки зрения, основная заповедь всех религий, духовных традиций и всех философий жизни. Это и есть смысл единичной, персональной человеческой жизни. Вопрос, в чем может быть реальный смысл персональной, единичной человеческой жизни, сформировался во мне, когда мне было четырнадцать лет. Ответил я на него, когда мне исполнилось пятьдесят девять. Советую вам сократить «срок отсидки», воспользовавшись моим опытом. Но, опять же, сделать это смогут только те, кто переживет полученные сведения как персонально пережитую истину. Поэтому я действую согласно евангельской притче о сеятеле.

Вот вышел сеятель сеять. Когда он сеял, иное семя упало при дороге и было потоптано, и птицы поклевали его. Иное же семя упало на каменистое место, где было мало земли; оно взошло, но скоро засохло, потому что не имело корня и влаги. Иное упало в терние (дикая, сорная трава), и терние заглушило его. Иное же упало в хорошую добрую землю, оно выросло и принесло обильный плод.

Евангелие от Матфея, гл. 13, 1-23


Одна беда: я не знаю, где почва вспахана, а где нет. Поэтому я сею. Так я ощущаю свою миссию в мире.

Я вам еще один подарок сделаю. Науке известно, что любой человек на бессознательном уровне принимает решения практически мгновенно. Дальше, казалось бы все просто. Душа решает — сознание ищет способы реализации. Законодательная власть отдельно, исполнительная отдельно. Но у нас, как известно, они в одном месте. И человек начинает играть в игру «я думаю над решением». Он думает, думает, спрашивает, спрашивает, считает, считает и делает… но только изредка то, что уже давно решил, потом жалуется, что не получилось. В наивной мудрости древних гораздо больше науки, чем мы привыкли думать. Они говорили: если радости нет, если душа не радуется, все, мягко говоря, мимо. Если же ваш ум действует в согласии с душой, радость есть всегда.

Критерий правильности ума — это радость, критерий правильности действия — это радость. Действие без радости — действие против себя самого. На современном научном языке это звучит так: возникновение конфликта между сознательным и бессознательным. Как следствие — невроз обеспечен, а то и психоз. Такая вот тайна душевного здоровья.

Теперь представьте себе, что вы такой человек, у которого душа принимает решения, а ум исполняет. Как вас в таком случае заставить играть роль второго могильщика в пьесе «Гамлет», если у вас к ней душа не лежит? Как вас заставить? Да очень просто. Надо вам вставить здравый смысл, и вы будете социально управляемый человек. Ну и что, что у вас душа болит? Зато работаете хорошо, исправно, согласно штатному расписанию. Душа болит — дайте заработать психотерапевтам. Всем жить надо, и им тоже. У них тоже жена и дети, и свой невроз. Это я перевел на понятный язык те аргументы, которые мне сообщили люди, объясняя, почему они не живут в соответствии с Традицией, которой по их словам, верят.

Жизнь наша очень проста, особенно в свободе для. В свободе от — там хоть медаль борца за справедливость, диссидента, правозащитника или просто «протестута» или «протестутки» можно заработать. А быть свободным для — это радость личная, иррациональная и никаких медалей. Но это так здорово — что-то сделать для себя, на самом деле для себя. Когда вы становитесь Хозяином своей воплощенности и пользователем самого себя, вы обретаете, наконец, единственное место, в которое Мы не может проникнуть.

Человек как изделие соединяет в себе три природы: биологическую, социальную и духовную. Внутри этих природ Мы бессмертно, одиночное Я смертно. Так устроена природа. Она обеспечивает свое существование количеством. Человек, как целое имеет возможность за счет эффекта целого, которое не равно сумме частей его составляющих, преодолеть зависимость от природы — одной, второй, третьей — и сформироваться в идеальное Я, прикрепленное к субъекту. Субъект не есть часть природы и, благодаря этому, он может стать хозяином изделия.

Но это необязательно. Можно жить, как живется. Это тоже нормально, если это вас устраивает. Людей, которых это устраивает, я видел очень мало. А среди людей, которых это не устраивает, очень мало таких, которые пытаются с этим что-то сделать. Так вот, то, что я рассказываю, — это для тех, кого не устраивает, в качестве рекомендаций к действию.

Когда мне было четырнадцать лет, судьба свела меня с одним философом. Естественно, я задал ему вопрос: зачем все так, как есть? И он мне очень спокойно ответил: «Зачем?» — это вопрос некорректный. На него нет ответа, а значит, можно придумать бесконечное количество ответов. Корректно спрашивать не «зачем», а «как»? Как в этом быть? «А на этот вопрос, — сказал он мне, — каждый отвечает сам. И каждый имеет право на свой ответ. Потому что единственная реальная ценность, которой обладает человек, — это его жизнь, факт его существования. Этой ценностью человек в праве, если быть до конца последовательным, распорядиться, как он хочет».