Мотивация и саморегуляция


...

Парадигма отсроченного удовлетворения потребности по Мишелу

Мишел с коллегами (Mischel, 1974; Mischel, Shoda, & Rodriguez, 1989; Metcaife & Mischel, 1999) выбрали стратегию исследования личностных детерминант самоконтроля, отличающуюся от стратегии Блоков. Мишел не выявлял глобальные параметры индивидуальных различий (личностных конструктов. - Примеч. науч. ред.), а для начала попытался установить когнитивные процессы, облегчающие контролирование побуждений. При этом индивидуальные различия можно было бы трактовать с точки зрения лежащих в их основе механизмов. Выявив конкретные психические процессы, участвующие в самоконтроле, Мишел смог получить и корреляционные и экспериментальные данные, касающиеся проблемы самоконтроля.

В этой программе исследования оценивается отсрочивание удовольствия, то есть способность человека отложить получение доступной в данный момент награды с целью получения чего-то лучшего в будущем. В эксперименте ребенку предлагается возможность получить одну из двух наград. Одну можно получить немедленно. Обычно это нечто не очень значимое (например, крекер). Вторую награду ребенок может получить только в том случае, если подождет некоторое время; эта отсроченная награда является чем-то более значимым (например, несколько крекеров), очевидно предпочтительным по отношению к награде, доступной незамедлительно. Ребенку объясняют правила игры, согласно которым он может получить первую награду, позвонив в колокольчик - ему тут же принесут небольшую награду. Если же ребенок сможет дождаться, когда кто-то придет, он получит большую награду. Зависимая переменная - это время, которое ребенок готов ждать, прежде чем звонить в колокольчик.

В этих условиях Мишел экспериментально манипулировал факторами, влияющими на когнитивные механизмы, которые, как считается, влияют на способность человека отсрочивать удовлетворение потребности. В частности, дети могли видеть или не видеть награды. Эта простая манипуляция имела огромное значение. В экспериментальной ситуации, когда ребенок в период ожидания имеет возможность видеть обе награды, ему труднее выдержать отсрочку. Детей, видящих награды, фрустрирует необходимость ожидания. Они быстро звонят в колокольчик, чтобы тут же получить меньшую награду. Когда же обе награды находятся вне поля зрения детей, они справляются с заданием значительно лучше. В ситуации, когда не видна ни одна награда, продолжительность периода отсрочки, который выдерживается ребенок, почти в 10 раз больше, чем когда обе награды находятся в поле его зрения (Mischel, 1974).

Решающая детерминанта отсрочивания удовольствия - не местонахождение объектов, а процессы, протекающие в голове ребенка. Даже когда награды отлично видны, ребенок способен отложить удовлетворение потребности, используя когнитивные стратегии, отвлекающие его от заманчивых свойств объекта, связанных с возможностью его потребления (Metcaife & Mischel, 1999). Эти стратегии включают сосредоточение на свойствах награды, не связанных с возможностью ее потребления (например, поиск сходства между крекерами и деревянными чурбачками), представление награды простой фотографией (например, мысленное обрамление объекта в фотографическую рамку), мыслительная деятельность, отвлекающая от награды (например, пение песен, придумывание смешных историй). В ряде исследований было продемонстрировано, что детям, овладевшим этими стратегиями, лучше удается выдержать отсрочивание (Mischel & Baker, 1975; Mischel & Moore, 1973; Moore, Mischel, & Zeiss, 1976).

Таким образом, это исследование при помощи экспериментальных манипуляций проясняет роль когнитивных стратегий в способности к отсрочиванию удовольствия. Практически любой ребенок, получивший инструкцию о том, как мысленно преобразовать фрустрирующую ситуацию, становится более способным выдержать отсрочку. В этом смысле способность к самоконтролю изменчива. Человек обладает возможностью освоить эффективные когнитивные стратегии и таким образом научиться контролировать свои эмоции и действия.

Второй вопрос, исследованный Мишелем и коллегами, - это вопрос индивидуальных различий. При отсутствии систематического обучения навыкам самоконтроля у людей отмечаются устойчивые индивидуальные различия в способности отсрочивать удовлетворение. Лонгитюдные исследования свидетельствуют о том, что парадигма Мишела позволяет оценить стабильные возможности самоконтроля. Мишел, Шода и Пик (Mischel, Shoda, & Peake, 1988) сопоставили показатели способности к отсрочиванию детей младших классов с рейтинговыми оценками тех же детей во время обучения в старших классах. Дети, более способные отсрочивать удовольствие, в подростковом возрасте получили более высокие оценки способности контролировать свои побуждения, планировать свои действия и справляться со стрессом. Таким образом, так же как в исследовании Блоков, отмечалась значительная преемственность между способностью к саморегуляции на ранних и на более поздних этапах развития (см. также гл. 5).

Важно отметить, что личностные рейтинговые оценки в подростковом возрасте были связаны только с показателями способности к отсрочиванию, полученными в ситуации «присутствия наград», то есть ситуации, когда отсрочивание было наиболее трудным (Shoda, Mischel, & Peake, 1990). Итак, самая трудная экспериментальная ситуация оказалась наиболее диагностичной в отношении индивидуальных различий. Другие исследования также указывают на то, что сложные условия наиболее диагностичны в отношении индивидуальных различий. Райт и Мишел (Wright & Mischel, 1987) обследовали агрессивные тенденции детей в различных обстоятельствах, в которых варьировался уровень трудности контролирования фрустрации и подавления агрессии. Рейтинговые оценки агрессивности детей были прогностичными в отношении агрессивного поведения лишь в ситуациях, когда контролировать агрессию было особенно трудно.

Меткалф и Мишел (Metcaife & Mischel, 1999) предложили теорию, синтезирующую данные исследований феномена отсрочивания удовольствия. Согласно их теории, самоконтроль регулируется двумя психическими системами: «горячей» и «холодной». Побуждения - это «горячие» реакции, заставляющие действовать. Когнитивные стратегии содержатся в холодной системе, которая способна сдержать побуждения, отводя внимание от «горячих» свойств ситуации. В этой модели отражаются и экспериментальные результаты, и выявляемые индивидуальные различия. Исчезновение наград из поля зрения и обучение когнитивным стратегиям помогает отвлечь внимание от привлекательных сторон наград. При этом горячая система менее активизирована, и человек более способен отсрочить удовольствие. Знания о собственном Я и когнитивные способности, образующие холодную систему, в частности метакогнитивные знания, необходимые для контролирования эмоциональных состояний (Mischel & Mischel, 1983), являются стабильными индивидуальными различиями. Эти стабильные различия в холодной системе объясняют преемственность детской и подростковой способности к самоконтролю.

Теория «холодной и горячей систем» может оказаться весьма удобной моделью для изучения самоконтроля. Она подводит общее основание под исследования базовых психических механизмов, ситуационных факторов, устойчивых индивидуальных различий и взаимодействия между личностными и ситуационными факторами, что является ее большим достоинством. Она позволяет выявить диспозиционные различия между людьми и при этом раскрывает способность человека к изменению своих диспозиционных тенденций через освоение навыков самоконтроля.

Важная проблема, требующая своего разрешения, - определение пропорционального вклада горячей и холодной систем в достижение того или иного уровня саморегуляции. Например, стабильные индивидуальные различия в способности к самоконтролю могут отражать стабильность в холодной системе, как предполагается в теории. Вместе с тем они могут отражать стабильность в горячей системе. Даже у людей, холодные системы которых обладают равными возможностями, различные уровни реактивности горячей системы (ср. Gray, 1987; Rothbart & Bates, 1998) могут привести к устойчивым индивидуальным различиям в способности отрочивать удовольствие. В итоге, что необходимо, так это более глубокое изучение конкретных аффективных и когнитивных детерминант самоконтроля, а также того, как эти аффективные и когнитивные механизмы взаимодействуют и развиваются. Достижения в этой перспективной области исследования могут вскоре привести к получению полных ответов на некоторые из основных и давних вопросов о личностном функционировании.