Глава 8. Слова «из нагрудного кармана»

Одно и то же слово звучит у разных писателей по-разному. Один отрывает его от сердца. Другой достает из нагрудного кармана.

Чарльз Пегай, The Honest People, 1943

Жертвы психопатов часто спрашивают себя: «Как я мог быть настолько глуп? Как я мог клюнуть на эту невероятную ложь?»

Этот же вопрос, но в другой форме, могут задавать и посторонние: «Как же ты мог позволить обвести себя вокруг пальца?» Типичный ответ: «Ох, если бы ты оказался тогда на моем месте. Его слова звучали так разумно и убедительно». Здесь очевидно — и, по большому счету, обоснованно — подразумевается то, что если бы мы оказались на их месте, мы тоже могли бы стать жертвой обмана.

Некоторые люди доверчивы и легковерны по своей природе. Они становятся легкой добычей для мошенников. Но как же остальные? Как это ни печально, все мы беззащитны. Редкие люди настолько хорошо разбираются в человеческой природе, чтобы устоять перед махинациями опытного и решительно настроенного психопата. Не обладают иммунитетом даже те, кто их изучает. Я и мои студенты тоже становились жертвами обмана, хотя иногда и чувствовали, что имеем дело с потенциальным психопатом.

Конечно, не все патологические лжецы и манипуляторы — психопаты. Последних из общей массы выделяет невероятная простота и проникновенность их лжи, а также бессердечие, с которым они обманывают окружающих.

Но есть еще кое-что в словах психопатов, что тоже сбивает с толку. Это часто звучащие из их уст противоречивые и нелогичные заявления, лживость которых обычно остается незамеченной. Недавнее исследование речи психопатов приблизило нас к разгадке этой тайны. Кроме того, мы лучше изучили их ну просто сверхъестественную способность абсолютно свободно обращаться со словами (и с людьми). Для начала приведу несколько наглядных примеров. Первые три взяты из жизни преступников, набравших высокие баллы по Контрольному перечню признаков психопатии.

• Когда мужчину, отбывающего срок за воровство, спросили, совершал ли он когда-либо тяжкое преступление, он ответил: «Нет, но однажды мне пришлось убить человека».

• Женщина с ошеломляющим послужным списком мошенничеств, обманов и нарушенных обещаний закончила письмо к комиссии по досрочному освобождению следующими словами: «Я подвела очень многих….Но есть кое-что, достойное моего честного имени. Даю слово».

• Мужчина, обвиненный в вооруженном ограблении, так отреагировал на заявление свидетеля: «Он лжет. Меня там не было. Надо было вообще снести ему чертову башку».

• В одной телепередаче был представлен классический аферист, который обманывал пожилых женщин.1 На вопрос журналиста: «Где вы проводите черту между правильным и неправильным?» — он ответил: «У меня есть моральные принципы, хотите — верьте, хотите — нет, но они у меня есть». На вопрос: «Так где же черта?» — он ответил: «Хороший вопрос. Я не пытаюсь уйти от ответа, но это хороший вопрос». На следующий вопрос: «Вы действительно носили в своем портфеле чистые бланки для оформления доверенности?» — его ответ был таким: «Нет, я не носил их с собой, но они действительно лежали в моем портфеле».

• Когда Тэда Банди спросили, как на него действует кокаин, он ответил: «Кокаин? Да я никогда его не пробовал… Я не нюхал кокаин. А может, я его и пробовал, но мне не понравилось. Нюхнул разок. Но мне он не по душе. Слишком дорого. Думаю, если бы я торговал наркотиками и у меня было бы его завались, тогда, может, я бы и увлекся им. Но я убежденный растаман… Да, я люблю травку. И колеса. И, конечно, выпивку».2

Проанализируйте сказанное. Это не просто ложь. Психопаты на одном дыхании выдают несколько противоречивых фраз. Озадачивает, правда? Создается впечатление, что психопаты иногда теряют контроль над своей речью и выпускают на свободу никак не связанные между собой слова и мысли.

Иногда психопаты употребляют странные словосочетания. В качестве примера представляю вам отрывок из интервью с серийным убийцей Клиффордом Олсоном. «И затем у меня был с ней аннуальный18 секс». — «Раз в год?» — «Нет. Аннуальный. Сзади». — «Но ведь она была мертва!» — «Нет-нет. Она просто была несознательной». О своих похождениях Олсон сказал буквально следующее: «О моих приключениях можно рассказывать антидоты19». И он решительно не считал себя «козлом отпускания»3 [курсив мой].


18 Игра слов. Английское annual переводится как «ежегодный». — Примеч. ред.

19 Игра слов. Вместо anecdotes («анекдоты») преступник сказал antidotes («противоядия»). — Примеч. ред.


Естественно, слова не слетают с языка по собственному желанию. Они являются конечным продуктом весьма сложного мыслительного процесса. Отсюда вытекает достаточно интересное предположение, что мышление психопатов не соответствует традиционным представлениям о мыслительных процессах и что оно слабо контролируется самими психопатами. Этому и посвящены следующие разделы данной главы. В них вы найдете доказательства того, что организация работы мозга и связь между словами и чувствами у психопатов несколько иная, чем у нормальных людей. Следующую главу я посвятил теме, которая вытекает из всего сказанного выше: почему слушатель часто не замечает очевидной словесной путаницы.

Осужденный серийный убийца Элмер Уэйн Хенли в настоящее время добивается досрочного освобождения. Он заявляет, что им манипулировал другой серийный убийца и что сам он ничего такого никогда бы не сделал. Вместе они лишили жизни по меньшей мере двадцать семь юношей и мальчиков. «Я инертен, — говорит он. — Я не хочу быть психопатом. Я не хочу быть убийцей. Я хочу быть добропорядочным человеком».

Вот отрывок из его беседы с интервьюером: «Вы заявляете, что стали жертвой серийного убийцы, но в судебном деле серийным убийцей названы именно вы». Ответ Хенли: «Это ложь». «Вы не серийный убийца?» — недоверчиво спрашивает интервьюер, на что Хенли отвечает: «Я — не серийный убийца». Тогда интервьюер говорит: «Сейчас вы утверждаете, что вы не серийный убийца, но ведь вы совершили ряд убийств». В ответе Хенли слышится недовольство и высокомерие: «Ну да, эта вездесущая семантика».

Отрывок из передачи 48 Hours от 8 мая 1991 года

Кто виноват?

У большинства людей полушария мозга выполняют различные функции. Левая половина головного мозга отвечает за аналитическую и логическую обработку информации и играет ключевую роль в понимании и использовании речи. Правая же обрабатывает информацию в целом. Она играет важную роль в восприятии пространственных соотношений, создании образов, переживании эмоций и осмыслении музыки.

Наверное, природа «оснастила» полушария разными функциями для того, чтобы увеличить их продуктивность.4 Например, очевидно, что участие в процессе понимания и использования речи только одного полушария делает его более эффективным, чем если бы был задействован весь мозг. В последнем случае информация многократно переносилась бы из одного полушария в другое, что замедляло бы скорость ее обработки и увеличивало бы вероятность ошибки.

Более того, некоторые части мозга должны обладать полным контролем над выполнением определенной задачи. Если бы полушария мозга начали соперничать между собой за право последнего слова, это существенно снизило бы их эффективность. Например, некоторые формы дислексии20 и заикания связаны с билатеральным (в обоих полушариях) расположением речевых центров. Конкуренция полушарий приводит и ко многим другим нарушениям речи.


20 Дислексия — расстройство развития способности к чтению, которое включает задержку и нарушение этой способности. — Примеч. ред.


Новейшие экспериментальные данные говорят о том, что билатеральные речевые процессы характерны и для психопатии.5 Это позволяет мне допустить, что противоречивость заявлений психопатов частично связана с неэффективной «субординацией» полушарий — каждое из них старается взять на себя роль первой скрипки, вследствие чего речь получается несвязной и неконтролируемой.

Естественно, большинство людей, страдающих билатеральной локализацией речевых центров, среди которых заики, дислектики и левши, не лгут и не противоречат себе, как психопаты. Безусловно, здесь замешано что-то еще.