Глава 4. Психопатический профиль:

особенности социального поведения


...

Безответственность

Для психопатов обязательство и долг — пустые слова. Их добрые намерения — «Я больше никогда не обману тебя» — это просто брошенные на ветер обещания.

Действительно ужасные кредитные истории, например, показывают, как психопаты легко берут деньги в долг, скрываются от кредиторов или дают пустые обещания материально поддерживать ребенка. «Эта маленькая девочка очень много для меня значит….Я сделаю все возможное, чтобы ее детство было лучше моего». Социальный работник и бывшая жена относились к этим словам скептически, потому что им никак не удавалось выбить у отца-психопата установленные судом алименты.

Безответственность и ненадежность психопатов распространяются на все сферы их жизни. На рабочем месте они отличаются непостоянством, частыми прогулами, злоупотреблением средствами компании, нарушениями корпоративных правил и ненадежностью. Они не придерживаются формальных и моральных обязательств перед людьми, организациями и законом.

Энн Рул в книге о Дайан Даунз описала характерную для психопатов модель поведения безответственного родителя.5 Если Даунз не могла найти для детей сиделку, она запросто оставляла их дома в одиночестве. Соседи говорили, что ее дети, возраст которых был от пятнадцати месяцев до шести лет, были вечно голодны, обделены лаской и вообще лишены внимания (они видели, как малыши играли зимой на улице без обуви и верхней одежды). Даунз утверждала, что любит своих детей, однако полное безразличие к их физическому и эмоциональному благополучию доказывало обратное.

Запись о равнодушии к состоянию детей — как своих, так и детей сожителей — часто встречается в личных делах психопатов. Они считают детей помехой. Некоторые, правда (вроде Дайан Даунз), настаивают на своей родительской заботе, но их поступки обычно противоречат словам. Они часто и надолго оставляют детей в одиночестве или в обществе ненадежных сиделок. Одна из исследуемых нами психопаток и ее муж как-то оставили своего месячного младенца на попечительство друга-алкоголика. Этот друг напился и отключился. Придя в себя, он не вспомнил о том, что должен был присматривать за ребенком, и ушел. Когда почти через восемь часов родители вернулись домой, они обнаружили, что их ребенок был взят под присмотр властей. Мать пришла в ярость от такого нарушения ее родительских прав и обвинила власти в лишении ребенка ее любви и внимания. Она стояла на своем даже после того, как ей сказали, что ребенок страдал от постоянного недоедания.

Психопаты без раздумий используют своих родственников и друзей, чтобы выбраться из трудного положения. Одна психопатка, очень долго доставлявшая неприятности своим родителям, убедила их продать дом поручителю, который внес залог, когда ее поймали на торговле наркотиками. После этого она скрылась, а ее родители по сей день продолжают бороться за свой дом.

Психопатов не сдерживает тот факт, что их действия могут причинить вред другим. Один двадцатипятилетний заключенный, который принимал участие в нашем исследовании, был больше двадцати раз осужден за опасное вождение, управление автомобилем в состоянии опьянения, побег с места происшествия, вождение без прав и преступную небрежность, повлекшую смерть. На вопрос, будет ли он ездить на машине после выхода из тюрьмы, заключенный ответил: «А как же. Да, я езжу быстро, но ведь я умею водить. И вообще, чтобы произошла авария, нужны двое».

Недавно мне позвонил врач из одного западного штата и спросил об использовании Контрольного перечня признаков психопатии при обследовании пациентов с положительной реакцией на ВИЧ (предвестник СПИДа). Ему пришлось повидать зараженных ВИЧ-инфекцией пациентов, которые продолжали, не предохраняясь, заниматься сексом со здоровыми, ничего не подозревающими партнерами. Этот врач хотел подтвердить свои догадки о том, что многие из них были психопатами — людьми, безразличными к ужасным последствиям своих безответственных действий.

Один психолог (специалист в области психологии труда) рассказал мне, что все желающие работать на атомной электростанции проходят тщательный отбор (это естественно). Однако он заметил, что обычные конкурсные процедуры — собеседования, психологические тесты, рекомендательные письма — не всегда выявляют печально известных своей ненадежностью и безответственностью психопатов.

Психопатам часто удается заговорить проблему: «Для меня это был урок», «Даю слово, что такое больше не повторится», «Это ужасное недоразумение», «Поверь мне». Убедить судебную систему в своих благих намерениях и надежности им удается не реже. Хотя психопаты часто добиваются освобождения на поруки, условного срока заключения или досрочного освобождения, они не обращают внимания на поставленные перед ними требования. Они обычно не выполняют их даже под давлением суда.

Психопаты обычно плохо ладят друг с другом. Последнее, что нужно эгоцентричному, себялюбивому, требовательному и бессердечному человеку, — его двойник. Две звезды — это слишком. Правда, иногда психопаты сотрудничают в качестве соучастников преступления. Получается беспощадный союз, последствия действий которого разрушительны. Обычно одна половина такого дуэта обаянием, коварством и манипуляцией прокладывает дорогу к цели, а другая берет на себя выполнение завершающего действия, которое часто сопровождается применением физической силы. Так как возможности психопатов дополняют друг друга, их связка представляет особую опасность.

Доказательством тому служат некоторые мои записи. В одном случае два юноши-психопата познакомились на вечеринке. Первый («говорун») пытался обманом выудить у мелкого торговца наркотиками немного кокаина, но безуспешно. Другой («кулак») случайно услышал разговор и, как он сам выразился, «…схватил барыгу за яйца и уговорил его выделить мне и моему другу по дозе». Так было положено начало многолетнему сотрудничеству по части приобретения наркотиков. «Говорун» налаживал контакты и заключал сделки, а «кулак» ломал кости. Когда «говоруна» поймали, он быстро договорился с прокурором и сдал своего подельника.

В другом случае молодая женщина, красноречивая психопатка-тунеядка, постоянно жаловалась друзьям, что родители не одобряют ее расточительный образ жизни. Она встретила мужчину средних лет, агрессивного и недружелюбного психопата, который сказал ей: «Давай все исправим». Вместе они разработали план, по которому мужчина должен был вломиться в дом женщины и убить ее родителей. Женщина же тем временем должна была находиться за городом с друзьями. План потерпел неудачу, когда она начала хвастаться друзьям, что скоро разбогатеет. Этот слух дошел до полиции. Стражи порядка подключились к телефонной линии женщины и собрали достаточно доказательств, чтобы обвинить парочку в сговоре с целью совершения убийства. Оба они попытались добиться смягчения приговора, свидетельствуя друг против друга.

Если встречаются психопат и сумасшедший, они образуют странный и в то же время беспощадный союз, в котором первый использует безумие второго. Отличный пример приведен в книге Трумэна Капоте «Обыкновенное убийство»: Ричард Хикок и Перри Смит, которых в 1959 году приговорили к смертной казни за убийство четырех членов семьи Клаттеров. У Хикока были налицо все признаки красноречивого психопата, в то время как Смиту был поставлен диагноз: «близко к паранойяльной шизофрении». Как написал Капоте, Хикок считал Смита прирожденным убийцей и доказывал, что под его руководством «такой дар можно было выгодно использовать» (Capote, 1965, р.69). Нужно заметить, что Хикок переложил всю ответственность за убийства на своего «партнера»: «Это все Перри. Я не мог остановить его. Это он всех убил».

ibid., р.260.