Глава 17. Новый 1937 год: полезная часть из наследия Иосифа Виссарионовича.

Итак, читатель, мы с вами выяснили, что "новые русские", особенно в их высшем олигархическом эшелоне, - это всего лишь сырье для истории, которые обречены на употребление: либо Вечным рейхом (после окончательного распада РФ), либо силами русского воскрешения - чтобы обеспечить прорыв страны в Нейромир.

Особенно это касается олигархии и самых крупных государственных чиновников.

В сущности, многих из них считать капиталистами нельзя (а чиновников - и подавно). Для развития России они бесполезны, ибо делать деньги - еще не значит быть капиталистом. Они - лишь умелые "добыватели трофеев", которые либо прямо воруют (например, на восстановлении Чечни) и берут взятки, либо без пользы для нашей нации эксплуатируют недра страны, воруя опосредованно.

Что ж, тут уж сам бог велел мудрому властителю России (который создал тайное, параллельное государство) использовать этих людей как сырье, как источники необходимых средств. Можно назвать эту операцию "новым 1937 годом".

* * *

Поясню свою мысль. Нынешние чиновничьи бонзы и олигархи все-таки здорово смахивают на столпов так называемой ленинской гвардии в самом начале советской эпохи. Зиновьев, Каменев, Троцкий, Рыков, Радек и прочие тоже смотрели на Россию как на "эту страну", которую нужно лишь использовать в своих целях. Они тоже происходили из еврейских кругов, будучи страшно далекими от нас, русских. Они так же, как и нынешние тузы Россиянии, были связаны с международными финансовыми кругами и мечтали вписаться в мировую элиту. И они тоже, будучи "добывателями трофеев" и новыми кочевниками, поднялись на диком грабеже и разрушении России, заимев заграничные счета с десятками миллионов франков, долларов или фунтов на них. По тем временам это были изрядные средства, равносильные нынешним миллиардам. В те благословенные времена огромный боевой корабль обходился в 10-15 миллионов фунтов стерлингов.

Иосиф Виссарионович Сталин всю эту публику рассматривал как врагов дела своей жизни: создания мощной, индустриально и научно развитой Красной империи (СССР-1). Столкнувшись со жгучей необходимостью обеспечить финансирование имперского строительства, Сталин репрессировал эту ленинскую гвардию, вырвав у этих "красных олигархов" номера заграничных счетов. (Опустим тот момент, что в лагеря поехало много простого, честного народа - но тут уж Сталину нужна была дешевая рабочая сила ради снижения издержек.)

В уничтожении олигархии тех времен Сталин поступил как истый приверженец Макиавелли. Для себя он нашел и союзников, и социальную опору: новых партийных выдвиженцев, капитанов нарождающегося индустриального комплекса. Эти люди, среди которых славяне составляли большинство, страстно желали быть во главе нарождающихся промышленных гигантов и комплексов. Сталинская политика означала для них успешную карьеру, самореализацию, осуществление амбициозных проектов. И они поддержали Красного императора, они пришли на смену прежней, прогнившей верхушке, а затем и обеспечили невиданный в истории индустриальный рывок России 1930 - 1960-х годов.

* * *

Истории свойственно повторяться - все же она идет по Гегелевой спирали. Вот и сегодня у гипотетического властителя есть потенциальные союзники.

Сырьевых и финансовых магнатов не любят очень многие. Я всегда с интересом слушал выступления капитанов авиационной, космической и вообще наукоемких отраслей на заседаниях правительства РФ в 90-е годы. Седовласые люди, сами о том не догадываясь, высказывали такие экономические предложения, которые "один в один" совпадали с некоторыми пунктами программ Гитлера. И я видел, как шипели и корчились при этом выдвиженцы Гайдара, сидевшие в зале, какие реплики отпускали.

Итак, к противникам сырьевиков, спекулянтов и паразитов на государственном бюджете можно смело отнести капитанов "оборонки", которые не опустились и сохранили свои предприятия на плаву. Для них щедрые заказы на новые спутники, ракеты-носители и боевые самолеты для замены ужасающе изношенных русских ВВС - это бальзам, эликсир живительный. Они горой станут за того, кто создаст систему льготного, государственного кредитования экспортных сделок, само появление которых позволит нарастить на десятки процентов объемы поставок за рубеж и авиатехники, и АЭС, и ядерного топлива, и энергетических машин, и станков, и разнообразных систем вооружения. Эти промышленники станут опорой того, кто сможет финансировать стратегические программы развития страны так, как это делают государства Азиатско-Тихоокеанского мира. Они давно про себя матерят принципы либерального монетаризма, из-за которых Центробанк РФ не учитывает векселя предприятий, имеющих экспортные контракты.

Кто для этих людей все эти крупные "нефтяники", воры и спекулянты? Всего лишь паразиты, которые отнимают у родного государства миллиарды долларов ежегодно. Те самые миллиарды, которые могли бы вылиться в государственные кредиты, гарантии, заказы и программы. С их точки зрения, паразиты не только лишают их, промышленников, законной доли пирога - они еще и строят в России отсталую сырьевую экономику.

В глубине души своей те, кто строит, например, самолеты, презирают тех, кто делает миллиарды на примитивной продаже сырой нефти за рубеж, считая последних варварами и неучами. А почему варвар и невежда должен жить лучше строителя воздушных кораблей? Почему эти хищники считаются умнее нас только из-за того, что они вовремя оказались "при дворе" при раздаче недр страны, ваучеров и собственности и еще добились доступа к экспортной "трубе"? Умелый властитель способен использовать эти подспудные настроения.

Для командиров высокотехнологичных отраслей сырьевики и спекулянты отнюдь не братья по классу капиталистов. (Потому что сырьевики, воры и спекулянты капиталистами не являются.) Конечно, нельзя рассчитывать на то, что настоящие промышленники вот так возьмут и восстанут против "добывателей трофеев". Не то воспитание, да и не любит бизнес революционности. Им волей-неволей приходится обращаться за кредитами и заказами к банкирам и "нефтяникам". Но настоящие капиталисты-индустриалы пойдут за властителем, который создаст тайное государство в России, за тем, кто начнет охоту на "трофейщиков" и паразитов, превращая последних в источники финансирования для индустриально-технологического рывка.

Я, читатель, не удержусь от соблазна принести наглядный пример. В 2002 году дела свели меня с очень авторитетным деятелем русской ядерной промышленности. Он рассказывал мне, как удается спасти элитную часть нашей индустрии и лучшие кадры атомщиков благодаря тому, что Иран заказывает в России ядерные энергоблоки для АЭС в Бушере (и на перспективу - в Ахвазе). Ведь сама Эр-Эф этого сделать не в состоянии. Но едва ядерная промышленность нашла спасительные контракты, как на нее налетели паразиты, отнимая деньги у промышленников и ученых.

Есть такой делец, который поднялся на ваучерной вакханалии, который схватил огромный машиностроительный комплекс на Урале и которого я назову Вахой Канюкидзе. Мой собеседник-атомщик поведал, как этот Канюкидзе моментально бросился скупать машиностроительные предприятия, которые выполняют заказы в рамках большого иранского контракта, поставляя насосы и турбины для реакторов. Покупая сильно обедневшие в 90-е годы заводы, этот ваучерный олигарх моментально вздувал цены на поставки. И еще нагло смеялся в лицо остальным: "Я, мол, крутой, я ногой двери в администрацию Путина открываю! Попробуйте со мной тягаться: в порошок сотру!"

Когда мой собеседник, настоящий индустриал-капиталист, рассказывал мне об этом, у него от ненависти лицо белело. Он говорил мне о том, что бездарное правительство в Москве ничем ему не помогает, что оно, получая бешеные сверхдоходы от нефти в 2000 и 2001 годах, не профинансировало ни доллара в рамках программ поддержки российского высокотехнологичного экспорта. "Но что я могу сделать в одиночку?" - говорил мне атомщик.

Однако именно такие люди с готовностью пойдут за силой, которая начнет выжимать деньги из "добывателей трофеев", из россиянских лжекапиталистов. Их много, таких людей истинного дела, настоящего производства. Известный телевизионщик Андрей Караулов со своим "Моментом истины" сделал себе имя на показе подобных промышленников. И этим людям не хватает лишь фюрера.

* * *

Добавим к этому еще одно обстоятельство, которое облегчит проведение политики "нового 37-го года". Это - недовольство капиталистов высокотехнологичных отраслей засильем дельцов старой, грязной и отсталой экономики: топливных магнатов, "королей" газовой задвижки и тепловых электростанций. С точки зрения тех, кто создает ракеты или электронную аппаратуру, эта "мафия" постоянно грабит их, вздувая цены и тарифы. Если же параллельное государство, о котором мы пишем, предложит наукоемкому капитализму технику, которая намного ослабит их зависимость от энергетиков, истопников и продавцов топлива, то капиталисты из высших секторов экономики тем более пойдут за проектом "новый 37-й". А ведь мы знаем, что именно топливная и энергетическая сфера стала добычей отечественных дельцов-паразитов, и именно они препятствуют любому прогрессу, который ведет к сокращению потребляемой энергии.

Финансирование и плоды революционных технологий - вот что может дать тайное государство капиталистам наукоемких отраслей. Капитаны и владельцы сложных производств - вот первая опора "нового 37-го года".

* * *

Но и есть и второй отряд тех, на кого может рассчитывать тайное государство, - это представители бизнеса по производству товаров и услуг для России.

Я зачислю в этот отряд и мелких, и средних предпринимателей, и даже олигархов регионального пошиба. (Да простят меня строгие ученые-социологи!) Короче говоря, всех, кто производит товары для продажи внутри нашей страны, для российского рынка. Все товары - и колбасу, и мебель, и автомобили, и дома, и лекарства, и строительные материалы, и одежду с обувью. (То же самое можно сказать и о производителях услуг для внутреннего рынка.)

Эти люди, читатель, прямо заинтересованы в том, чтобы граждане России были зажиточными, чтобы они могли тратить больше денег на их товары. Ведь нищий человек покупает не русскую копченую колбасу и не охлажденные куриные тушки с ближней птицефабрики (дорого!) - нищий бежит за скверными, но дешевыми "ножками Буша" из США. Производительный бизнес в РФ задыхается, потому что основная масса граждан бедна и у нее нет денег ни на "Жигули", ни на садовые культиваторы, ни на коттеджи или элементарные городские квартиры.

С другой стороны, этот русский бизнес душит и само государство своими тяжелейшими налогами.

Олигархи, сырьевики, крупные чинуши-ворюги и финансовые пираты для вот такого русского бизнеса "домашнего масштаба" - это тоже злейшие враги. Ведь так называемый "крупный бизнес" в РФ завязан на внешний рынок. Он нефть, газ и алюминий гонит за рубеж, он кормится от сырьевого экспорта. Россия этим "добывателям трофеев" по большому счету не нужна. Им наплевать на величину заработков основной массы нашего народа: больше волнуют средние заработки европейцев и американцев. "Трофейщикам"-паразитам население России только мешает, вынуждая делиться с ним валютной выручкой и налогами. С точки зрения сырьевых баронов, было бы лучше вообще разделить РФ на несколько новых "государств", правительства коих будут более "карманными" и сговорчивыми.

Мафия сырьевых олигархов, финансистов-спекулянтов и московского высшего чиновничества, с точки зрения большинства русских предпринимателей - операторов внутреннего рынка, - это гады и кровопийцы. Эти звери губят нормальный бизнес в России двумя путями:

они создают экономику страны - сырьевого придатка Запада с очень бедным народом, и это сужает внутренний рынок, не давая развиться истинному капитализму на Руси;

они так обворовывают бюджет, настолько лишают государство всяческих доходов, что это государство начинает драть три налоговые шкуры с тех, кто ведет бизнес на внутреннем рынке, на корню губя развитие русского предпринимательства.

А к этим двум бедам добавляется и третья: олигархически-чиновная мафия космополитична по натуре, потому что хранит свои деньги в западных банках. А потому она усиленно тянет Россию в ВТО. Вступление туда нашим крупным паразитам не повредит. Но зато оно принесет массовое разорение "домашним" капиталистам, которые не смогут конкурировать с потоком дешевых импортных товаров.

Наконец, капиталисты - отечественные производители тоже страдают от засилья топливно-энергетических магнатов. Они тоже с радостью встретят технологии, которые избавят их от тяжкой дани: огромных счетов за газ, тепло и электричество.

* * *

По большому счету сегодня никто в большой политике не выражает чаяний и устремлений отряда капиталистов-отечественников. Между тем именно они сегодня склоняются к патриотическим и националистическим идеям. Есть такой сказ, что к батьке Кондратенко, в бытность того губернатором на Кубани, приходили предприниматели из братков и толковали о том, что надо бы повышать благосостояние простого народа. А надо сказать, в то время Кондратенко вызывал дикий вой в Москве из-за своих антисионистских и нелиберальных высказываний.

А известный в "коммунофашистских" кругах (по терминологии "демшизы") питерский журналист Юрий Нерсесов долго рассказывал мне о том, как некоторые отечественные капиталисты все время ищут смычку с националистически настроенными молодыми радикалами, но власть все время разбивает такие союзы. Например, уничтожая таких продвинутых капиталистов с помощью уголовных дел.

Интересы именно таких капиталистов отечественного рынка пытался выразить в своей партии "Возрождение" молодой выходец из бизнеса, думский депутат Евгений Ищенко. В Госдуме созыва 1999-2003 годов он пробовал провести закон о национализации доходов от экспорта сырой нефти, боролся за невступление страны в ВТО. Но Ищенко задавили, отрезали от СМИ.

Но почва все равно есть. И новый Сталин с тайным государством вполне может повести за собой и этот отряд капитала, сделав его своей опорой в проекте "новый 37-й год". Нужную пропаганду ненависти к паразитическому лжекапиталу в сегодняшних условиях можно развернуть из множества якобы неофициальных изданий.

* * *

Конечно, есть и другие отряды, которые пойдут за этим проектом. Есть соответствующим образом настроенные студенты, рабочие, служащие и вот такие злые интеллектуалы, как автор этих строк.

Однако у обоих отрядов отечественного капитализма есть неоспоримые преимущества. У них - большие возможности, они могут вести за собой работников своих предприятий и разворачивать агитацию за свой счет. Они богаты. Их влияние на власть все же больше, чем у простых людей. Они сами могут привести в тайное государство стоящие проекты и энергичных людей.

* * *

Еще раз прошу понять меня правильно: говоря о новом 37-м годе, я не имею в виду массовых репрессий. Нет, мы берем всего один, самый важный момент: возможность "утилизировать" прослойку паразитов, "тупиковую ветвь эволюции" в истории страны, изъять у них ресурсы для национального развития, для спасения от деградации. И цель оправдывает средства - превратить Россиянию, страну с грабительско-сырьевой экономикой и рваческой психологией "добывания трофеев", в Россию, творческую, развивающуюся. Это и будет настоящей революцией.

Такой процесс очень технологичен и высокопроизводителен. Средства, которые можно выжать всего из одного олигарха или очень крупного грабителя 1990-х, равносильны раскулачиванию десятков, а то и сотен тысяч крепких крестьян-хозяев в 1929-1930 годах, когда Сталину приходилось таким образом искать средства на индустриализацию страны. Да и число объектов таких вот высокоточных репрессий действительно невелико. Кроме всех известных лиц вроде "семейной группировки", есть и круг людей, которые не особо "светятся" в средствах массовой коммуникации - но которые при этом служат заманчивыми объектами атаки. В самом деле, многое ли вы знаете об одном кавказце (имя его мы здесь опустим), который стал почти полным хозяином Южного Урала? Или об одном мерзавце, который почти пять лет "доил" русскую промышленность минеральных удобрений? Так что в разработку попадет не более десяти тысяч "жирных фазанов".

* * *

А дальше, в общем, дело остается за тайным (параллельным) государством. Именно ему предстоит сконцентрировать в своих руках все нити управления захваченными финансовыми активами, умело выбрав проекты для инвестирования вот этих хитро конфискованных денег.

Они должны обеспечить нам экономическое чудо. С одной стороны, захваченные деньги и финансовые активы должны развить технологии Нейромира, технологии - могильщики индустриальной эпохи - так называемые "закрывающие". Примеры оных мы привели в этой книге, а с более полным перечнем таковых вы сможете познакомиться в книгах "Третий проект" и "Оседлай молнию!". Безусловно, здесь будут и новая энергетика, и энергосберегающие чудеса, и промышленные установки на новых физических принципах, и технологии развития возможностей человеческого сознания, что означает создание новой расы.

Однако не будем сбрасывать со счетов и собственно индустриальные проекты. Скажем, для оживления авиационного производства и стране достаточно создать подконтрольный тайному государству (а внешне - как бы частно-акционерный) лизинговый фонд в 3-4 миллиарда долларов, и одно это позволит начать поставки воздушных кораблей нового поколения не только в Россию, но и в Иран, Египет, Китай, Юго-Восточную Азию и в арабский мир. Это даст толчок производству новых транспортных самолетов. У нас ведь все еще есть все технические возможности для такой операции, не хватает лишь денег.

* * *

Но возможны и более смелые проекты. Скажем, в 2003 году очень многим казалось, что отечественная электронная промышленность обречена на смерть как полностью неконкурентоспособная и отсталая, разоренная к тому же в 1990-е годы. Однако наша беседа с одним из высокопоставленных руководителей Российского агентства по системам управления выявила ошеломляющие вещи.

- На каких же направлениях Россия все еще конкурентоспособна, на что надо делать ставку в наши дни?

- В каждой нашей подотрасли есть свои "жемчужины". Например, разработки в области цифрового телевидения и радиовещания, по которым мы идем во главе мировой гонки. Если взять электронно-компонентную базу, то отстали мы далеко не везде. В апреле 2002 года президент России утвердил основы государственной политики развития этой сферы. В документе закреплены те направления, в которых наша страна сохраняет конкурентоспособность. Тут и квантовая электроника, и наномеханика, инфракрасная техника, твердотельная (цифровая) электроника.

У нас есть отличные разработки в наноэлектронике, в электронике гетероструктур и радиационно-стойкой электронике. Мы располагаем серьезным потенциалом в развитии твердотельной, электронно-вакуумной и СВЧ-электронике.

Философия наша ясна: не надо копировать все, что делают за рубежом. Конечно, нужно обеспечивать отечественное оружие собственной электроникой. В остальном же, сосредоточившись на направлениях "главных ударов", наша электронная промышленность мало-помалу завоевывает гражданский рынок и в России, и за ее пределами.

Конкретный пример. В нашей электронике ставка делается на сложнофункциональные блоки в одной микросхеме. Проще говоря, нужно изготавливать такой чип, который целиком обеспечивает управление и цифровым фотоаппаратом или телевизором, и противотанковым снарядом. Мы уже формируем для этого соответствующие школы и дизайн-центры. В 2004 году начнем серийное производство цифровых телевизоров именно с такими сложнофункциональными блоками, и это будет производство мирового уровня. Ведь за цифровым телевидением с его сверхчетким изображением и стереозвуком - огромное будущее.

В дальнейшем же предстоит перейти к системам, в которых один кристалл сможет осуществлять функции конкретной аппаратуры.

- Но каким образом обеспечить прорыв?

- За счет рационализации всей отрасли. Прежние четыре "электронных" министерства СССР отгораживались друг от друга, по отдельности вели научные программы и создавали экспериментальные базы, обладали четырьмя особыми аппаратами управления. Они строили параллельные производственные цепочки и дублирующие производства, распыляя средства. Предприятия с высоким уровнем технологии оказывались разбросанными по разным министерствам, и объединить их в рамках перспективных проектов было трудно. Мы же убираем ведомственные границы и путем выстраивания оптимальных, динамичных схем можем добиваться успехов с гораздо меньшими затратами. Мы заменили ведомственный подход в управлении целевым, "делократическим" методом. Возможностей для сосредоточения сил и средств на приоритетных направлениях стало больше. Выигрыш достигается и за счет создания единого информационного поля. Это раньше предприятия одного ведомства не знали о том, что делают их коллеги из другого министерства. А теперь информация о выгодных проектах становится общим достоянием.

- Но все же Минрадиопром и Минэлектронпром СССР были богатейшими концернами, с бездонными бюджетами, мощным управленческим аппаратом. Им беспрекословно подчинялись директора всех подопечных предприятий. И пусть с огромными недостатками, но они обеспечивали развитие отечественной электроники. Одни госпрограммы, на которые министерствам государство выделяло миллиарды еще советских рублей и сотни миллионов долларов, чего стоят. Разве может сравниться с ними небольшое РАСУ со штатом в 107 человек? В отличие от прежних министерств агентство не ворочает государственными заказами, часть ваших подопечных предприятий уже приватизирована. Не оказались ли вы в положении "главноуговаривающего"?

- Вы не совсем правы. РАСУ, как и другие агентства, выступает государственным заказчиком по нескольким программам. Например, по мобилизационной подготовке экономики. Здесь мы заключаем контракты с предприятиями разных форм собственности, которые в обмен на налоговые льготы и наше непосредственное участие создают у себя необходимые мощности, внедряют нужные технологии.

Есть и второй рычаг влияния. РАСУ проводит конкурсы на осуществление работ по федеральным целевым программам. Скажем, по развитию ГЛОНАСС-М - глобальной навигационной системы, для которой нужно создавать приемники и наземную инфраструктуру в целом. Здесь мы работаем вместе с Росавиакосмосом и готовим серийное производство аппаратуры в рамках солидного инвестиционного проекта. Также РАСУ задействовано в программе "Национальная технологическая база" и в ряде других проектов. И, конечно, мы выступаем заказчиком по части работ федеральной целевой программы реформирования ВПК. Формируем интегрированные структуры, занимаемся технико-экономическим обоснованием их создания.

Естественно, никто не будет против увеличения государственных ассигнований на эти программы, против наращивания оборонных заказов на оснащение армии передовыми системами управления и средствами связи. К сожалению, возможности государственного спроса ограниченны и поэтому нужно "вертеться" в рамках бюджетных средств.

- А можно ли приоткрыть для читателей "кухню" создания новых интегрированных структур в ВПК? Как они проектируются: "сверху" или "снизу"?

- РАСУ старается формировать такие структуры на важных направлениях, где они могли бы решать задачи в комплексе - от разработки до производства, сопровождения изделий в течение жизненного цикла и их утилизации. Примером такого объединения стал концерн ПВО "Алмаз-Антей".

Механизм создания интегрированных структур - многоступенчатый. Сначала поступает предложение о формировании компании, затем мы собираем руководителей предприятий и обсуждаем с ними без всякого давления, кто мог бы участвовать в перспективной программе. После этого составляется технико-экономическое обоснование для строительства такой структуры. Еще до ее складывания мы изучаем экономические перспективы будущей компании. Отмечу сразу: в новые структуры мы включаем не все предприятия. Без всякой жалости отвергаются те, кто довел себя до банкротства, кто не имеет "уровневых" разработок, кто не сохранил свои технологические процессы. И только когда проект новой структуры получит "добро" на коллегии РАСУ, он попадает (уже в виде пакета документов) на межведомственную комиссию при Минпромнауки. Если же и она одобряет инициативу предприятий, то окончательное решение принимает правительство.

Интеграция - крайне полезное для наших отраслей явление. Улучшается управляемость: ведь специалисты РАСУ входят в руководящие органы новых структур. И, кстати, интегрированные структуры в сфере нашей ответственности есть уже давно. Например, холдинговая компания "Ленинец" и "Росэлектроника"...

- Способна ли подобная интеграция помочь России прорваться на тех направлениях, о которых вы говорили?

- Интегрированным структурам легче воспользоваться выгодами глобализированной экономики, чем разрозненным предприятиям. Напомню, что после развала СССР Россия не может быть на полном самообеспечении. У нас не хватает современных производств кремниевых пластин, из которых делают микросхемы. Каждый такой завод стоит от полутора до двух миллиардов долларов, и ставить их в России сегодня никому не по карману. Но зачем это делать, если такие производства есть во многих странах Третьего мира? Ведь главные прибыли получает не производитель кремния, а тот, кто разрабатывает микросхемы. Кремниевых фабрик в мире сотни, все они ищут заказы. Все, что проектируется у нас, в виде заданий и фотошаблонов пойдет, допустим, в Малайзию. Вот и пусть азиаты "пекут" чипы по нашим проектам, а интеллектуальная собственность и ноу-хау остаются у нас. Крупная структура не только сможет организовать процесс производства с таким глобальным охватом, она будет ревниво оберегать залог своих прибылей - интеллектуальную собственность.

С другой стороны, интегрированная компания способна эффективно сократить накладные расходы, снизить издержки производства. Причем и тогда, когда она выходит на рынок с гражданской продукцией, и тогда, когда выполняет оборонный заказ. Это раньше каждое оборонное предприятие было самодостаточным "колхозом" - эдаким "натуральным хозяйством", в котором директор стремился обзавестись всем мыслимым набором производств, чтобы ничего не заказывать на стороне. В наши дни это выливается в огромные затраты. Зато в интегрированной структуре, произойдет естественное разделение труда. У кого там, скажем, механообработка лучше всех по качеству, да и по цене ниже? Вот ему и достанутся заказы со всех предприятий. А если такое производство найдется вне группы, то заказы надо отдавать туда! Если же эффективность использования мощностей растет, то легче и модернизацию производства проводить: уже не возникнет вопросов, на какие участки нужно ставить передовое оборудование.

Наконец, в интегрированном концерне можно ускорить цикл разработок новых видов техники или товаров. Не годами это делать, как сейчас, а за считанные месяцы, а то и недели. Иначе на рынке не удержаться...

Так говорил нам технократ. А теперь, читатель, представьте себе, что в русскую электронную промышленность нынешних дней вливаются не сотни миллионов "условных единиц", как сегодня, а два-три миллиарда. Всего лишь через два-три года русские становятся одним из мировых центров электроники, возникают новые транснациональные структуры производства по принципу "русские мозги - азиатская аккуратная и дешевая рабочая сила". Деньги и умелое управление инвестиционными программами обеспечат нам такой прорыв на этом фронте, что американцы позавидуют.

Психология bookap

Есть несколько подобных направлений для развития, среди которых есть и новая программа вооружений - та, которая носит ярко выраженное "двойное" назначение, которая ускоряет развитие. Примером таких вооружений может служить, например, комплекс противоспутниковых ракет, запускаемых с борта истребителя. Это дает нам и оружие для борьбы с космическим эшелоном врага, и выгодный способ зарабатывать на выводе в околоземье коммерческих спутников. Сюда же мы отнесем и создание системы воздушно-космической обороны.

Так что "новый 1937 год" - это очень стоящее дело. Это - наш реванш, наше возрождение, это торжество творца, инженера, ученого и технократа над племенем варваров-паразитов, над кликой "добывателей трофеев".