Глава 9. Насилие: так ли уж безобидны эти драки на экране?


...

Модуль 9.6. Другие виды косвенной поддержки насилия в масс-медиа

Когда мы говорим о насилии в СМИ, то, как правило, представляем развлекательные телесериалы, фильмы и, вероятно, новости. Тем не менее, существует много других сообщений, передающихся через СМИ, которые говорят нам, что насилие – это здорово, нормально или, по крайней мере, не так уж плохо. Есть и наглядные примеры:

1. Музыка. Очень популярная песня, в 1997 году лидировавшая в хит-парадах поп-музыки США, это песня группы Prodigy «Убей мою сучку». Популярная лирическая песня в стиле рэп «Я знаю игру» Моба Дипа звучала так: «Наёмник ждёт, кого замочить/он придёт в чёрном/тебе башку проломить/твои мозги задымятся/брюхо разорвёт, одежда промокнет... голову снесёт...»

2. Спорт. В декабре 1997 года баскетболист из команды «Голден стейт варриорз» Лэтрелл Спруэлл напал на тренера П. Дж. Карлезимо, ударил его по шее и через несколько минут завопил: «Я убью тебя. Будет лучше, если ты уберёшь меня из этой команды, или я сделаю, что сказал». Хотя за такую выходку он получил максимальную дисквалификацию в истории NBA (один год) и тут же потерял выгодный контракт с командой «Конверс», в прессе всё же широко обсуждалось, что Карлезимо спровоцировал Спруэла и был к нему нечуток. Срок дисквалификации Спруэлла впоследствии сократили, но тем не менее он понёс более строгое наказание, чем другие горячие головы из NBA, как, например, суперзвезда баскетбола Чарльз Баркли, который плюнул на фаната и выбросил его через стеклянное окно на улицу (J. Stein, 1997 b). Всё же многие репортёры задавали вопрос, на какой другой работе можно вернуться к выполнению своих обязанностей после нападения на босса и угрозы убить его.

3. Компьютерные игры. Видеоигра «Ночная ловушка» (Night trap) основана на сюжете, когда вампиры нападают на легко одетых молодых женщин и сверлят им шею дрелью. «Сплаттерхауз-3» (Splat-terhouse 3) изображает мужчину в хоккейной маске, который нападает на монстров и убивает их мясным ножом (Strasburger, 1995). В игре «Квейк» (Quake II) машина пожирает людей и выплёвывает мелкие кусочки, оставшиеся от них. Французская компьютерная игра, созданная BMG Interactive, призывала игроков стать «врагом общества номер 1», грабить, убивать и переправлять наркотики. Полицейские Парижа потребовали запретить эту игру (Hamilton, 1998).

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Категория G – в кинопрокате США фильмы, которые разрешено смотреть детям без сопровождения взрослых.

 Глава 10. Секс: возбуждение, отвращение

Вопрос. Один из номеров достаточно заурядного иллюстрированного журнала ежегодно вызывает в Соединённых Штатах настоящий ажиотаж и пользуется бешеным спросом. О чём идёт речь?

Ответ. Sports Illustrated, номер, посвящённый купальным костюмам (Sabo Jansen, 1992).

Вопрос. Что серийный убийца Тэд Банди назвал причиной своей необузданной жестокости, когда в 1989 году давал интервью перед казнью?

Ответ. Как сообщалось в прессе, он обвинял порнографию. Тем не менее Линц и Доннерштейн (Linz Donnerstain, 1992) настаивали на том, что из показаний Банди следует иное: причиной было насилие, которое он видел в кинофильмах и по телевизору. На собрании руководства ФБР в 1986 отмечалось, что у преступников при аресте чаще всего находят не порнографию, а журналы с кровавыми детективами.

Вопрос. Когда жестокие люди видят эпизод с изнасилованием, то испытывают сексуальное возбуждение, но нормальные гетеросексуальные мужчины, наблюдая подобные сцены, обычно не возбуждаются. В каких случаях это всё же происходит?

Ответ. Если изображается, что женщина, которую насилуют, возбуждается и получает удовольствие, то нормальных мужчин это зрелище тоже возбуждает (Malamuth, 1984; Malamuth Check, 1983).

Наш основной источник информации о сексе – это средства массовой информации. Представления о том, что такое секс и чего люди ждут от него, мы получаем отовсюду, начиная с малейших намёков в телевизионной комедии и до откровенно порнографических видеофильмов. По данным Time (CNN) на 1998 год, 29% тинэйджеров США считали телевидение главным источником информации о сексе, а ещё в 1986 году эта цифра составляла всего 11% (Stodgehill, 1998). Чуть больше (45%) подростков упоминали как основной источник «друзей», лишь 7% назвали родителей и 3% – сексуальное образование. Мы постоянно узнаём о сексе что-то новое и модифицируем своё представление о его природе. То, как мы воспользуемся этой информацией, может иметь серьёзные последствия для нашей жизни и жизни окружающих. В этой главе мы рассмотрим, каким образом секс представлен в прессе, а затем обратимся к исследованию эффектов воздействия этого материала. Конец главы будет посвящён одной из самых сомнительных областей секса, представленных в масс-медиа, а именно сексуальному насилию.

Характер секса, изображаемого в СМИ

Проблемы дефиниции

Когда мы говорим о сексе в масс-медиа, то должны чётко представлять, что мы под этим подразумеваем. Есть целый тип масс-медиа (по крайней мере, в США), явно называемый «эротическим», «порнографическим» или «сексуально откровенным», куда входят журналы, видеофильмы и некоторые сайты сети Интернет. Эта информация, как правило, распространяется по другим каналам, нежели обычные СМИ, по крайней мере, она не доступна детям. И всё же существуют противоречивые мнения на счёт того, следует ли ограничивать распространение такого рода информации. Считается, что этот тип СМИ предназначен исключительно для сексуальных целей, не обладает литературными достоинствами, и его материалы не являются произведениями искусства. Среди немногочисленных исключений – относительно «ручной» Playboy, практически единственный из сексуальных журналов, кто имеет высокую литературную репутацию. Существует и серьёзная образовательная информация, и информация, предназначенная для повышения сексуальной культуры взрослого здорового населения.

Некоторые учёные считают целесообразным строго разграничить материалы, которые изображают изнасилование и другие примеры причинения физического вреда, и материалы ненасильственного со­держания, вне зависимости от того, изображается ли в них деградация, доминирование, подчинение и унижение. Материалы, не изображающие деградацию и насилие, как правило, показывают гетеросексуальную пару, которая без принуждения одного из партнёров занимается вагинальным или оральным совокуплением. Эксперименты свидетельствуют о более значительных негативных эффектах от наблюдения за сексуальным насилием, чем от просмотра фильмов и видео, не содержащих насилия и деградации. Достаточно широко распространена и так называемая «детская порнография», изображающая маленьких детей. Её производство запрещено в США и большинстве других стран, однако подобные журналы и видеоматериалы ввозятся контрабандой и передаются из рук в руки. По очевидным этическим соображениям, научные исследования эффектов воздействия «детского порно» никогда не проводились.

Надо сказать, что секс присутствует не только в откровенной порнографии, но и во множестве других материалов, публикуемых СМИ. Например, тема секса широко используется в рекламе, особенно такой продукции, как духи, одеколон, средства для ухода за кожей после бритья, а также в рекламе покрышек, автомобилей и кухонных раковин. Секс в масс-медиа не ограничивается явными изображениями совокупления или наготы, а может включать любую модель, подразумевающую сексуальное поведение, интерес или мотивацию. Тем не менее, основное внимание в этой главе уделяется более откровенным материалам, хотя и не обязательно являющимся «порнографией» в обыденном смысле этого слова. Некоторые из них уже обсуждались в предыдущих главах, особенно четвёртой и пятой. Слово «порнография» имеет достаточно широкий спектр значений, в научном смысле оно не точно, поэтому в дальнейшем мы будем использовать вместо него термин сексуально откровенные материалы.

История секса в средствах массовой информации

Темы секса присутствуют в литературе с самого начала её существования. Античные драматурги часто использовали в своих пьесах сексуальные мотивы, примером чему может служить «Лисистрата» Аристофана – антивоенная комедия о женщинах, которые отказывают своим мужьям в сексе, чтобы принудить их прекратить воевать.

«Кентерберийские рассказы» Чосера и «Укрощение строптивой» Шекспира наполнены сексуальными намёками и открытыми сексуальными темами, многие из которых в наше время уже не воспринимаются, как из-за архаичности языка, так и из-за ауры «классики», окружающей эти произведения. При этом на протяжении всей истории художественной литературы постоянно менялись мнения о том, насколько позволительно изображение секса в литературе и насколько откровенным оно может быть.

Когда появились электронные СМИ, то для них были выработаны гораздо более консервативные стандарты, чем для печати, поскольку печатную продукцию сексуальной направленности легче оградить от детей, чем радио или телевидение. С приходом кабельного телевидения и технологии видеокассет возник своеобразный двойной стандарт: для кассет и первоклассных кабельных каналов, таких, как «Плейбой», «Таксидо» и «Америкен экстази», ограничений было меньше, чем для телесети, на основании того, что кабельное телевидение и ленты напрокат «предлагаются» для просмотра, а телевизионные программы навязываются каждому зрителю, имеющему у себя дома телевизор. Ещё более щекотливый вопрос – проблема доступности секса в Интернете и ограничение доступа детей к этой информации.

Секс в средствах массовой информации сегодня

Результаты исследований (Greenberg, 1994; Greenberg Busselle, 1996; Greenberg D'Alessio, 1985; Greenberg et al., 1993; Lowry Towles, 1989) показывают, что сексуальные намёки и сексуальное поведение зачастую бывают опасны для общества, даже если представлены в юмористическом контексте. Примеры секса до брака и супружеских измен намного превысили по количеству сексуальные сцены супружеских отношений соотношение партнёров, не состоящих в браке, к супругам в «мыльных операх» 1987 года составляло 24 к 1 (Lowry Towles, 1989), и это же соотношение в фильмах категории R составляло 32 к 1 (Greenberg et al., 1993). Контент-анализ «мыльных опер» 1995 года показал, что эта тенденция сохранялась, хотя появились и новые темы: негативные последствия секса и отказ от сексуальных предложений. Ни одна из этих тем не оказалась преобладающей по данным исследований 1970-х и 1980-х годов (Greenberg Busselle, 1996).

Секс в СМИ представляет собой ту область, в которой мы чётко принимаем некоторые ограничения свободы речи. Относительно того, где должны быть установлены эти границы, мнения сильно расходятся. Вряд ли кто-нибудь стал бы настаивать на том, что в сериалах «Дома лучше» и «Друзья» следует разрешить показывать голое тело или детей-проституток, несмотря на то, что продюсеров этот вопрос бы волновал меньше всего. Когда мы говорим о допустимых границах свободы, то особенно важен возраст зрителя и читателя. Гораздо больше беспокойств и тревог возникает относительно влияния и эффектов сексуальных эпизодов в СМИ на детей, чем на взрослых. Самый ярый борец за свободу скорее всего не захочет, чтобы его шестилетний ребёнок читал Hustler, но даже очень консервативный в моральном плане человек будет меньше беспокоиться за взрослых, которые смотрят фильмы категории X, чем о детях, которые тоже могут посмотреть эти фильмы.

Материалы откровенно сексуального содержания традиционно создавали мужчины и для мужчин. В них присутствует отчётливо гипермаскулинная ориентация, идеализируется мужской тип «мачо». Показываются все возможные виды совокуплений, но уделяется мало внимания эротическим предварительным играм, объятиям, нежности и состояниям после полового акта. Женщины изображаются в масс-медиа полными желания, всегда принимающими участие в сексе, часто в состоянии истерической эйфории. В фильмах мало изображаются последствия секса – матрица человеческих взаимоотношений, имеющая большое значение для многих людей. Лишь недавно возросло количество материалов сексуального содержания, уделяющих внимание взаимоотношениям, до- и посткоитальному поведению, чаще поданных с женской точки зрения и предназначенных главным образом для женщин. Тем не менее, эти материалы охватывают лишь незначительную часть оценивающегося в пять миллиардов долларов мирового рынка (Day Bloom, 1988; Hebdictch Aiming, 1988; Weaver, 1991). Хотя мужчины намного активнее потребляют и ищут сексуальные материалы, чем женщины, это ещё не предполагает большей мужской заинтересованности в сексе; данный факт может просто отражать крен индустрии порнографии в традиционно мужском направлении.

Очевидно, что масс-медиа – главные источники информации о сексе, информации, которую мы используем, чтобы сконструировать наши представления о сексуальности, сексуальном поведении и связанных с этим ценностях (Dorr Kunkel, 1990; Fabes Strouse, 1984, 1987; Strouse Fabes, 1985; Wartella, Heintz, Aidman Mazzarella, 1990). Чтобы лучше понимать воспринимаемую нами реальность, давайте рассмотрим некоторые эффекты просмотра секса на экране. Изменяемся ли мы после воздействия материалов подобного содержания?

Эффекты восприятия секса через масс-медиа

Хотя многие люди предпочли бы, чтобы это было не так, секс, даже откровенный секс, хорошо продаётся. И печатные издания и телепередачи, ориентированные на секс, коммерчески необычайно выгодны, и этот факт имеет последствия для всех масс-медиа. Тем не менее, поскольку экономические вопросы не являются основной темой этой книги, мы обратимся теперь к различным психологическим эффектам (см.: Linz Malamuth, 1993; Lyons, Anderson Larson, 1994; и работы Greenberg, Brown Buerkel-Rothfuss, 1993; Zillmann Bryant, 1989, в них даётся обзор литературы об эффектах восприятия секса через масс-медиа).

Возбуждение

Первый непосредственный эффект секса в масс-медиа – сексуальное возбуждение, драйв, который вызывает и усиливает сексуальное поведение. Сексуально ориентированные масс-медиа, в особенности откровенные журналы и видеофильмы, действительно возбуждают людей сексуально, этот эффект измерялся субъективным уровнем возбуждения с помощью теплографии (Abramson, Perry, Seeley, Seeley Rothblatt, 1981) и с использованием таких физиологических параметров, как эрекция пениса (Eccles, Marshall Bar-baree, 1988; Malamuth Check, 1980 a; Schaefe r Colgan, 1977) и вагинальные изменения (Sintchak Geer, 1975). Сексуальное насилие особенно возбуждающе действует на сексуальных маньяков и намного слабее на нормальных мужчин, если только не изображается, что жертва испытывает возбуждение от изнасилования.

Сексуальное возбуждение в ответ на стимул, который естественным путём не вызывает эту реакцию, может быть усвоено посредством классического формирования условных рефлексов. Этим объясняются широкие индивидуальные различия специфических стимулов, сексуально возбуждающих разных людей. По мере приобретения индивидуального опыта наше восприятие обусловливается различными стимулами, ассоциирующимися с теми, кого мы любим. Поскольку эти ассоциации связаны с определённым человеком, тот или иной человек возбуждается от запаха определённых духов, типа одежды или специфической манеры поведения.

Вопреки ожиданиям, уровень возбуждения не обязательно строго коррелирует со степенью откровенности масс-медиа. Порой человек больше возбуждается менее откровенной в сексуальном плане историей (Bancroft Mathews, 1971). Вырезанная из фильма эротическая сцена может сделать фильм даже более возбуждающим, потому что зрители могут сами вообразить её. Сексуальное возбуждение очень индивидуально. Когда людям предоставляется возможность самим придумать окончание романтического эпизода, они, скорее всего, вообразят ситуацию, гораздо больше возбуждающую их лично, чем если бы они смотрели на чужое видение сексуальной сцены. Есть доля правды в старом трюизме, что самый важный сексуальный орган – это мозг.

Установки и ценности

Секс и ценности

Большой класс эффектов СМИ связан с воздействием масс-медиа на установки и ценности. Люди испытывают озабоченность чаще всего в связи с десенсибилизацией (снижением чувствительности) к определённым проявлениям сексуальности, которые могут считаться «неприличными». Например, комедии положений, изображающие сексуальную активность тинэйджеров, вероятно, ослабляют ценности, усвоенные в семье, в которой запрещается добрачный секс. Автомобильные журналы, рекламируя амортизаторы, показывают на обложках женщин в бикини, в шутку привязанных к гигантскому амортизатору. Такая реклама может способствовать развитию десенсибилизации читателей к насилию в отношении женщин.

Иногда масс-медиа могут действительно изменить ценности и установки человека, а не просто вызвать десенсибилизацию или подкрепление уже существующих установок. Очень вероятно, что тинэйджеры, которые смотрят «Дома лучше» и видят, что один из мальчиков в сериале решает заняться сексом со своей подружкой, тоже могут усвоить ценности этого телегероя. Более вероятно, что такое произойдёт, если подобных взглядов придерживаются положительные, уважаемые персонажи телесериалов или фильмов, с которыми зрители могут идентифицировать самих себя. Сексуальная распущенность проститутки вряд ли повлияет на ценностную ориентацию зрителя, а вот распущенность уважаемой матроны, живущей за городом, может воздействовать на аудиторию достаточно серьёзно. Беспокойство такого рода выразил, в частности, бывший вице-президент США Дэн Кейл, когда в 1992 году критиковал героиню комедии положений Мэрфи Браун как недопустимую ролевую модель, потому что у неё родился ребёнок (и, по всей вероятности, была любовная связь) вне брака (см. главу 5).

Ещё одна проблема, касающаяся влияния на ценности и установки, состоит в том, что сексуально ориентированные масс-медиа побуждают людей не воспринимать сексуальные темы настолько серьёзно, насколько они этого заслуживают. Когда сексуальный журнал регулярно выпускал карикатуры «Честер-приставала», изображавшие заигрывание с детьми, публика сочла, что это слишком легкомысленным отношением к серьёзной теме. История из Penthouse «Ублажая рядового Райана» рассказывала, как барменша надевала презерватив на член рядового,[1] и это была пародия на серьёзный военный фильм «Спасение рядового Райана». Одна из статей в секс-журнале, адресованном мальчикам-тинэйджерам, называлась «Хороший секс с застенчивыми девчонками», это тоже открытая для критики тема. И хотя почти все согласятся, что в сексе есть много комичного, для большинства людей существуют некоторые сексуальные темы, не допускающие легкомысленной трактовки.

Иногда юмористическое отношение к сексу несёт серьёзное послание. Когда отец из «Женатого мужчины с детьми» ругает дочку, которая получила плохую оценку, он чувствует облегчение, потому что, по крайней мере, это была плохая оценка за сексуальное образование. Смешно, но эта сексуально-либеральная комедия подтверждает очень консервативное, и в данном случае скрытое, убеждение, что знание о сексе и контрацепции ведёт к распущенности. Когда в рекламе автомобиля две женщины обсуждают, не для того ли мужчины ездят на больших машинах, чтобы компенсировать размер своих пенисов («Интересно, что у него под капотом»), эти женщины передают послание о том, что именно привлекает женщин в мужчинах (Leo, in: Strasburger, 1995).

Ценности, касающиеся установок в отношении женщин, представляют особый интерес. Самая острая критика в адрес сексуально откровенных материалов говорит об их общей направленности против женщин. Обычно именно женщины, а не мужчины, изобража­ются игрушками или жертвами противоположного пола. Хотя эта озабоченность касается всей палитры сексуальных эпизодов и сцен в масс-медиа, больше всего она затрагивает тему сексуального насилия. Какое представление сложится о том, чего ждут женщины от занятий сексом, у тех мальчиков-тинэйджеров, которые видят фотографию отбойного молотка, засунутого в вагину, в качестве иллюстрации к рассказу под названием «Как лечить фригидность»? Когда журнал Hustler печатает серию фотографий с изображением того, как массовое изнасилование перерастает в оргию, показывая, что женщины возбуждаются, когда на них нападают, то чему учат такие фотографии о женщинах и об их реакции на принудительный секс? Исследование, рассматривающее этот вопрос, мы обсудим далее.

Наконец, люди иногда жалуются, что секс в масс-медиа, в особенности наиболее откровенные вещи, лишает человека ощущения мистики, какой-то ауры в этой таинственной, почти священной сфере. Это мнение трудно сформулировать, ещё труднее опровергнуть или тестировать эмпирически, но именно такие аргументы высказываются чаще всего.

Экспериментальные доказательства

Некоторые исследования показали эффекты демонстрации в СМИ сексуальных материалов ненасильственного содержания и их влияние на установки и ценности зрителей. После просмотра слайдов и фильмов, в которых сексом занимались красивые обнажённые женщины, своих собственных партнёрш мужчины оценивали как менее привлекательных и одарённых в этом отношении, хотя и сообщали при этом, что их сексуальное удовлетворение не снижалось (Weaver, Masland Zillmann, 1984). Участники ещё одного эксперимента сообщали о том, что меньше любят своих партнёрш после просмотра откровенно сексуальных видеофильмов с очень привлекательными моделями (Kenrick, Gutierres Goldberg, 1989). Мужчины, которые просмотрели видеофильм порнографического содержания, после этого более сексуально реагировали на женщину, бравшую у них интервью, чем мужчины, просмотревшие контрольный видеофильм, хотя этот результат был верен лишь для тех испытуемых, кто придерживался традиционных гендерных схем (McKenzie-Mochr Zanna, 1990). Все эти эксперименты свидетельствуют о значительных изменениях установок после лишь незначительного просмотра материалов сексуального содержания.

Зиллман и Брайант (Zillmann Bryant, 1982, 1984) на протяжении недели показывали участникам экспериментов эротические фильмы, а спустя 1–3 недели тестировали их. Психологи обнаружили, что испытуемые, видевшие сексуально откровенные фильмы, переоценивали частоту встречающихся в них сексуальных сцен с фелляцией, куннилингусом, совокуплением, садомазохизмом и сношением с животными, по сравнению с восприятием контрольной группы, смотревшей фильмы несексуального содержания. Это может отражать когнитивную эвристику наличия, когда мы оцениваем частоту различного вида активности по лёгкости, с которой мы можем вспомнить примеры (S. Taylor, 1982; Twersky Kahneman, 1973, 1974). Так увиденные яркие примеры из масс-медиа приводят нас к переоценке подобных событий в реальности и воспринимаемая нами реальность начинает существенно отличаться от подлинной.

Применяя ту же самую методологию, использовавшуюся и в исследованиях 1982 и 1984 года, Зиллман и Брайант (Zillmann Bryant 1988а, 1988b) обнаружили эффекты этой воспринимаемой реальности для установок в отношении реальных людей. Субъекты, видя откровенные фильмы, говорили впоследствии о меньшей сексуальной удовлетворённости от страсти, физической привлекательности, сексуального любопытства и полового акта с партнёрами в реальной жизни. В отличие от контрольной группы, для которой этот фактор оставался очень важным, они не включали в секс эмоциональную составляющую. Кроме того, они проявили более сильную заинтересованность в добрачном и внебрачном сексе и хуже оценивали брак и моногамию. Они также проявляли меньше желания иметь детей и большее приятие мужского доминирования и женского подчинения. Результаты, как правило, не различались для мужчин, женщин, студентов колледжа и не-студентов.

Испытуемых в эксперименте Дермера и Пищински (Dermer Pyszczynski, 1978) просили думать о своих партнёрах по сексу перед чтением откровенных отрывков о женских сексуальных фантазиях. Позже они оценивали своего партнёра как более сексуально привлекательного. Несоответствие данных этого эксперимента результатам Зиллмана и Брайанта, скорее всего, возникло из-за специфических процедурных аспектов исследования, в частности, используемых материалов или психологических различий в реакциях на печатный и видеоматериал. Словесные описания секса в прессе (например, колонка Советника в Penthouse), вероятно, ведут к большему проявлению фантазий, связанных с имеющимся партнёром, тогда как секс на фотографии может поощрить сравнение не в пользу своего партнёра.

Чтобы воздействовать на установки, сексуальный материал совсем не обязательно должен быть откровенным или живописным. Брайант и Рокуелл (Bryant Rockwell, 1994) обнаружили в ходе эксперимента, что те тинэйджеры, которые просто смотрели большое количество вечерних эротических программ, высказывали другие суждения и оценки по сравнению с контрольной группой, когда учёные просили испытуемых оценить степень неприличия фильмов или несправедливость по отношению к жертве в фильме. Надо отметить, что суждения подростков смягчались чёткой системой семейных ценностей, активным критическим взглядом и открытыми дискуссиями в семье на эти темы.

Поведенческие эффекты

Обучение новому виду поведения

Второй большой класс эффектов – эффекты, связанные с поведением. С одной стороны, сексуальные масс-медиа могут действительно научить новым манерам поведения. В качестве секс-терапии пара может приобрести руководство, чтобы обучиться новым сексуальным позициям или поведению, которое они не пробовали раньше. С другой стороны, новое поведение не всегда так уж безопасно. Один из номеров Penthouse содержал серию фотографий из Юго-Восточной Азии, на которых изображались женщины, зверски изрубленные, связанные толстой верёвкой и свисающие с деревьев. Два месяца спустя 8-летняя китаянка Чепел Хилл из Северной Каролины была похищена, изнасилована и убита. Её тело было подвешено на дереве (New York Times, 1985, процитировано в Final Report, 1986, p. 208). Конечно, такие истории происходят не часто, и чётко определить причинную связь в этих случаях бывает трудно, но всё-таки подобное сопоставление очень тревожит.

Некоторые из самых грубых материалов показывают крайние формы сексуального насилия, которые наблюдатель может повторить в своих поступках. Имеются в виду очень жестокие и агрессивные образы, в том числе убийство («убойные» фильмы), различные пытки и такая, например, извращённая форма насилия, как сексуальное проникновение в глазницы свежего трупа (skull-fucking). По очевидным этическим соображениям тема материалов экстремального сексуального содержания трудна для научного изучения.

Растормаживание

Материалы эротического содержания могут также вызвать растормаживание уже знакомого типа поведения, это может происходить, когда по телевидению показывают секс до брака и эти сцены снимают существующие у зрителя запреты по отношению к подобным поступкам. Наблюдение за сценой изнасилования, в которой показывают, что женщина наслаждается, когда её насилуют, может спровоцировать растормаживание тайного импульса мужчины совершить насилие. Эта проблема особенно настораживает, учитывая некоторые имеющиеся данные о том, что удивительно большое количество молодых мужчин-студентов колледжа признавались, что совершили бы изнасилование, если бы знали наверняка, что их не арестуют (Check, 1985; Malamuth, Haber Feshbach, 1980).

Сексуальные преступления

Самое тревожное в поведенческих эффектах просмотра эротических материалов заключается в том, что прослеживается непосредственная связь с совершением сексуальных преступлений. Было проведено много исследований, рассматривающих рейтинги таких преступлений, как изнасилование, эксгибиционизм, растление несовершеннолетних, в зависимости от изменения доступности материалов откровенно сексуального характера. В детальном обзоре таких работ Курт доказывал, что существует корреляция между доступностью сексуально откровенных материалов и некоторых сексуальных преступлений (1984; см. также: Court, 1977, 1982; Bachy, 1976). Кроме того, по мнению Курта, более ранние исследования на эту тему не отражают действительности. В первую очередь это относится к работе Кучински (Kutchinsky, 1973), доказывающей снижение сексуальных преступлений в Дании после либерализации ограничения показа порнографии в 60-х годах, так как в ней были объединены данные об актах изнасилования и вуайеризм, неприличное обнажение и гомосексуальный секс.

В большинстве западных стран в конце 20-х годов одновременно с возрастанием доступности сексуально откровенных материалов выросло и число изнасилований. Курт (Court, 1984) представил данные, собранные в двух австралийских штатах, которые показывали резкое увеличение числа изнасилований в Южной Австралии, где в начале 70-х годов были изданы либеральные по отношению к порнографии законы, при том что в Квинсленде, где подобные законы изданы не были, роста насилия не наблюдалось. На Гавайях между 1974 и 1976 годами в период ограничений сексуально откровенных СМИ наблюдался относительный временный спад количества изнасилований. В модуле 10.1 приводится интересный пример, противоречащий этим данным.

Очень трудно установить чёткую причинную взаимосвязь между доступностью сексуально откровенных материалов и частотой изнасилований, так как на число преступлений влияют и другие релевантные факторы, такие, как разнообразие сексуальных материалов, изменение отношения в обществе к сообщениям о сексуальных нападениях и изменения норм, санкционирующих такое поведение. Некоторые данные показывают корреляцию между количеством изнасилований и тиражами сексуальных журналов, в особенности журналов, где встречалось изображение или рассказ о сексуальном насилии. Например, Бейрон и Страус обнаружили корреляцию +0,64 уровня изнасилований и уровня тиражей шести сексуальных журналов в 50 американских штатах (1985, процитировано в Final Report, 1986). Несмотря на то, что другие исследователи считают, что здесь не прослеживается отчётливой взаимосвязи, не подтверждаются и объяснения о том, что эротические материалы способствуют высвобождению сексуальных импульсов и снижению уровня сексуальных преступлений.

Хотя никто не считает изнасилование преступлением без жертв и не заявляет, что его следует разрешить официально, законы о порнографии и непристойностях подвергаются регулярным нападкам, потому что они якобы запрещают преступления без жертв, которые не стоят преследования полиции и усилий судей. В модуле 10.2 этот вопрос рассматривается в несколько ином ракурсе.

Модуль 10.1. Порнография в Японии (abramson hayashi, 1984)

Япония даёт нам интересный и необычный пример для исследования: в этом обществе сексуальные масс-медиа довольно распространены, однако уровень изнасилований очень низкий. Сексуальные темы в японском искусстве возникли много веков назад и восходят к объектам древнего культа плодородия, деревянным гравюрам укье-е. Несмотря на то что в 1868 году после революции Мейдзи были введены некоторые ограничения и цензура, а ещё больше ограничений было внесено во время американской оккупации после окончания Второй мировой войны в 1945 году, сексуальность оставалась ведущей темой в японской массовой культуре и не связывалась с чувством стыда или вины. Хотя в Японии и встречаются некоторые специфические ограничения для изображений волос на лобке или рисунков и фотографий с гениталиями, но зато нет особого типа сексуальных СМИ, какие существуют в США. Так, обнажённое тело, связанное верёвками, изнасилование регулярно показывают по коммерческим телевизионным программам и в популярных фильмах и журналах, включая рекламные материалы. В фильмах часто изображаются яркие сцены изнасилования или рабского подчинения. В последние годы рынок наводнили журналы с обнажёнными школьницами. Японские законы разрешают заниматься сексом с детьми старше 12 лет, и некоторые школьницы зарабатывают деньги проституцией и удовлетворением специфических сексуальных желаний в мужских «клубах фантазий». Некоторые оправдывают увеличившийся интерес мужчин к детской сексуальности растущим ощущением угрозы со стороны женщин, которые стали более современными и более требовательными к равенству (Lolita in Japan, 1977).

Почему тогда уровень зафиксированных случаев изнасилований в Японии намного ниже, чем в других странах (2,4 на сто тысяч человек населения по сравнению с 34,5 в США, 10,1 в Англии и 10,7 в Германии)? Абрамсон и Хайаши (1984) считали, что ответ на этот вопрос надо искать в различиях культур. Японское общество обращает особое внимание на порядок, выполнение обязанностей, кооперацию и добродетель, и тот, кто нарушает социальные нормы, «теряет лицо». Кроме того, секс не является сегментом социальной жизни, как в США. Другие исследователи полагают, что насилие в Японии скорее всего подстрекается группами, его совершают подростки и по большей части жертвы не сообщают в полицию (S. Goldstein Ibaraki, 1983).

Катарсис

Катарсис – ещё один мнимый эффект масс-медиа, то самое эмоциональное высвобождение, имеющее большое значение для психодинамических моделей личности (например, у Фрейда). Применительно к сексу аргументы в пользу катарсиса говорят о том, что потребление секса через СМИ высвобождает сексуальные импульсы, это высвобождение связывают с влиянием журналов и видео (возможно, в виде мастурбации), и оно является своеобразным замещением реальности. Аргументацию в пользу катарсиса часто используют либералы, чтобы поддержать требования снижения ограничений для сексуально откровенных материалов (например, Kutchinsky, 1973). Экспериментальная база обоснования катарсиса как функции просмотра секса в СМИ довольно слаба, если вообще существует (Comstock, 1985; Final Report, 1986).