Модуль 5.3. Эпизоды из фильмов как образец современных


...

Модуль 5.7. Реклама «правильной» жизни

Одной из самых спорных международных кампаний в масс-медиа была реклама молочной смеси – альтернативы грудного молока в странах с низким уровнем дохода населения. Хотя в рекламе и говорилось, что эта смесь полезней, чем материнское молоко, но когда она растворялась в грязной воде или наливалась в грязные рожки, это могло привести к заболеваниям, не говоря уже о том, что для бедных семей смесь представляла новые расходы. Во всём мире общественность встревожилась такой безответственностью рекламы в СМИ и объявила бойкот продукции Nestle (Fore, 1987).

Повсеместное распространение телевидения привело к многочисленным рекламным кампаниям, совершенно безответственным с социальной точки зрения. Дети из бедных семей тратят последние гроши на дорогие сласти, чипсы и газированные напитки, а не на полноценный завтрак в школе отчасти благодаря рекламе. Несмотря на то что 40% населения Мексики не могут позволить себе купить молоко, бедные люди начинают день с газированного напитка, вошедшего в обиход благодаря массированной рекламе на телевидении компаний Coca-cola и Pepsico. Эти две компании продают в Мексике больше продукции, чем в любой другой стране за пределами США (Ross, 1992). Американские табачные компании всё больше обращаются к развивающимся странам как к рынкам сбыта. В этих странах не столь активно заботятся о здоровье, курение не ограничено, и для самой рекламы табака запретов нет совсем или их мало. Так, процент курильщиков в Китае сильно возрос за последние годы. Коммерческие потребности телевидения и других масс-медиа противостоят реальному миру отчаянной бедности, поэтому возникает много вопросов, связанных с нравственными и иными ценностями, которые передают СМИ. Должны ли СМИ пропагандировать более высокие для всей культуры ценности?

Религия в новостях

В целом в США мало сообщают о новостях в мире религии, но и в этом небольшом количестве информации приоткрываются некоторые интересные тенденции.

Что пишут о религии

Религиозные новости, также как политические и светские, освещают жизнь «звёзд» (см. главу 7). Так, вполне предсказуемы и естественны новости о поездках и речах Папы Римского, а вот отдельные события у протестантов и иудеев освещать труднее, потому что в них нет главного героя, личности. Особый случай представляют телевизионные проповедники, придерживающиеся радикальных взглядов. Фундаменталистские секты и в особенности странные культы, такие, как «колено Давидово», больше отражены в прессе и на телевидении, чем общепринятая религия, потому что главная фигура в них – харизматический лидер со спорными взглядами.

Когда религиозные события освещаются в теленовостях, то чаще всего говорят о католиках, у которых пышные и красочные службы и узнаваемые фигуры (в особенности Папа); говорят о протестантах-фундаменталистах, потому что их активная политическая позиция и догматы служат основой для разных противоречивых слухов и историй, в особенности если речь идёт о какой-либо харизматической личности. Адепты традиционной протестантской религии любят рассуждать по телевидению о социальном благосостоянии, а иудеи, рассматривающие варианты поддержки Израиля, не менее значительны, но не так фотогеничны.

Скандалы вокруг телеевангелистов

В 1987 году начались некоторые перемены в освещении новостей религии, и причиной тому были вполне определённые события. В начале года Орэл Робертс объявил, что Бог сказал ему, что «позовёт Орэла домой», если его приход и больница не получат к определённой дате несколько миллионов долларов. Когда впоследствии выяснилось, что популярный телеевангелист Джим Баккер уже несколько лет состоял в сексуальной связи с секретаршей, эта информация странным образом противоречила благочестивому имиджу, который он и другие евангелисты пытались создать на телевидении. Затем были раскрыты финансовые махинации Баккера, экстравагантная личная жизнь Баккера и его жены Тэмми. На аукцион была выставлена собачья конура с кондиционером, принадлежавшая Баккеру: так проповедник хотел собрать деньги для выплаты своих долгов. Взаимное очернительство евангелистов Баккера, Джерри Фалвелла, Джимми Сваггарта и других было больше похоже не на рассуждения проповедников, а на взаимные козни членов семьи из какой-нибудь «мыльной оперы». Встречи Джимми Сваггарта с проституткой тоже едва ли сделали его образ благопристойнее. В отличие от предыдущих религиозных историй, об этих много говорили и писали в СМИ, образ проповедников стал излюбленным поводом для шуток и насмешек в комедиях. Несколько месяцев «Вечернее шоу» (The Tonight Show), «Жизнь в субботний вечер» (Saturday Night Live) и большинство других передач смаковали реплики Джимми Сваггарта на тему секса и шутки Тэмми Баккер о туши для ресниц.

Создатели комедий, видимо, считают, что комедия о религии, даже грубая и острая, вполне приемлема для публики. И всё-таки такая общественная критика религиозных лидеров была почти беспрецедентной в США. Когда в 1988 году обнаружились сексуальные похождения Джимми Сваггарта, пресса обрушила на него шквал критики. Классическая тема падения величественного святоши стала такой привлекательной темой для критики, что даже те, кто не сочувствовал ей, как, например, отец Эндрю Грили, вынуждены были согласиться, что вряд ли СМИ в этих случаях поступали по отношению к проповедникам несправедливо (Greeley, I988).

Роль религии в светских новостях

В СМИ религию порой представляют упрощённо и поверхностно, в виде фундамента для других, намного более сложных социальных проблем, как, например, это было в репортажах о конфликте в Северной Ирландии, на Западном берегу реки Иордан и в Ливане, а в других случаях религии вообще не придаётся никакого значения. Так, нисколько не учитывалась роль религии в революциях, свергнувших коммунистические режимы в Восточной Европе в 1989–1991 годах.

Например, в Польше Римская католическая церковь в течение многих лет давала единственную возможность устраивать политические дискуссии и, в конце концов, стала ядром несогласия с официальной пропагандой. Соседнее с Польшей государство, мятежная Литва, единственная республика бывшего Советского Союза, в которой большинство населения – католики, первая бросила вызов Москве и потребовала независимости. В Румынии восстание против жестокого режима Николае Чаушеску началось с протеста, состоявшегося после богослужения в реформаторской церкви в городе Тимишваре, находящемся возле границы с уже демократичной Венгрией, в которой к тому времени не было строгой цензуры. Вся масса людей, выступивших с протестом, была расстреляна, но разъярённый румынский народ ответил вооружённым свержением режима, а на Рождество 1989 года диктатор и его жена были уничтожены и их казнь транслировалась по телевидению.

Пожалуй, самой драматической была ситуация в бывшей ГДР, 40% жителей которой были лютеране, хотя официально эта страна считалась атеистической. Смешно, но верующих в ГДР было намного больше, чем в свободной Западной Германии. Выступления в Лейпциге, которые привели к свержению правительства ГДР и падению ненавистного народу символа – Берлинской стены в ноябре 1989, в действительности начались предыдущим летом с вечерних молитв в лютеранской церкви. Число протестующих возрастало с каждой неделей. Из кучки членов церкви, собиравшихся после молитв и устраивавших пикеты, эти собрания постепенно переросли в массовые протесты тысяч людей, вышедших на улицы. Церковь оказала такое большое влияние на сам ход мирной революции, что правительство города Лейпцига позже вывесило большой транспарант, гласивший: «WIR DANKEN DIR, KIRCHE» («Мы благодарим тебя, церковь»).

В американских масс-медиа очень мало говорилось о роли религии в этих демократических революциях. Почему? Вероятно, подобная реакция не была особым заговором, чтобы обойти тему религии, скорее важное значение религии упустили из виду журналисты, для которых церковь не играла в жизни такой большой роли. Вероятно также, что репортёры не привыкли рассматривать взаимодействие религии и политики иначе, чем в США. Ещё один фактор, который мог иметь значение, – возможное ощущение неловкости, возникшее у журналистов, не представлявших, каким образом объяснить важное значение и роль религии для общества, в котором религиозная и светская область никоим образом не взаимодействовали (как в США).

В другой ситуации религиозный аспект новостей игнорируется или недооценивается, если в данный момент он кажется неуместным для внешней политики страны. Яркий пример: когда американские масс-медиа раздували патриотическую кампанию в поддержку войны в Персидском заливе против Ирака в 1991 году (см. главу 7, там есть более подробное рассуждение на эту тему), политического лидера Ирака Саддама Хуссейна изображали в прессе и на телевидении жестоким диктатором, но мало где говорилось о том, что он предоставил гражданам своей страны свободу вероисповедания и что Ирак был одной из арабских наций, в которой христианское меньшинство было не таким уж малочисленным. Более того, союзники США, Кувейт и Саудовская Аравия, строго запрещали любую религию, кроме ислама. Даже американским солдатам, базировавшимся в этих странах во время войны, среди которых были христиане и иудеи, запрещалось молиться и отправлять свои обряды.

Есть интересный особый взгляд, в соответствии с которым СМИ не считаются преимущественно светскими. Силк (Silk, 1995) отстаивала точку зрения, что определённые темы, источником которых безусловно является религия, буквально пронизывают новости и очерки в прессе, хотя порой кажутся неочевидными. Такие темы, как поощрение хорошей работы, одобрение терпения, презрение к двуличию и притворству, одобрение веры в чудесное и тревога, связанная с упадком религиозности, – это в целом позитивные и социально полезные тенденции, они мелькают в новостях и довольно распространены в религиозных и развлекательных СМИ.

Религиозное телевидение

В США, как нигде, откровенно религиозные программы – это многомиллионный бизнес (Bгuсе, 1990; Hoover, 1988; Peck, 1992). Религиозные передачи создаются и распространяются совершенно иначе, чем другие телевизионные программы. Эта тенденция вполне согласуется с отделением религии от других сфер американской жизни. Религиозные книги продаются в специальных несветских книжных магазинах, религиозную музыку записывают несветские певцы, и эта музыка продаётся отдельно от другой, религиозные телекомпании создают телепередачи специально для верующих. Хотя религия на телеэкране – явление чисто американское, наблюдается распространение телеевангелизма и в других странах, особенно в Латинской Америке и Гватемале, первой протестантской стране Латинской Америки (Assman, 1987 а, 1987 b).

Уже с первых дней радио и телевидения появилось и христианское вещание, но настоящая «Современная электронная церковь» была основана, когда в 1957 году по телевещанию начались выступления Билли Грехэма. Его примеру последовали Рекс Хумбард, Орэл Робертc, Джерри Фолвелл, Роберт Шуллер, Джимми Сваггарт, «Клуб 700» Пэта Робертсона и PTL Club Джима и Тэмми Баккер. Религиозные программы имеют разную форму и направленность, Это могут быть ток-шоу Робертсона и Баккера, политические проповеди Фолвелла, духовное исцеление Робертса. Все эти проповедники, кроме Шуллера, – сторонники евангелистского или фундаменталистского направления, с преобладанием евангелизма (Hoover, 1988). На пике популярности религиозные программы собирали аудиторию от 250 000 до 1 250 000 зрителей, по рейтингам Нильсена (Fore, 1987). Несмотря на евангелистскую направленность, христианское ТВ почти не привлекает неверующих и служит главным образом укреплению веры религиозных зрителей (Fore, 1987).

Скандалы 1987 и 1988 года вокруг телеевангелизма были решающими в истории религиозного вещания. Они, кажется, подтвердили то, что утверждали критики телеевангелизма, но теперь критики могли говорить об этом открыто. Телевизионным проповедникам, даже тем, кого обошли скандальные слухи, стало намного труднее собирать деньги. Образ проповедника с грязной репутацией, на которую давно указывали скептики, стал для многих стереотипом. Хотя со временем негативное впечатление поблёкло, былое уважение к телевизионным пасторам уже так и не восстановилось.

Влияние телевидения на религию

Похоже, что простое присутствие телевидения оказало незаметное, но глубокое воздействие на религию в целом, так что представление широких масс о религии уже никогда не будет прежним. В своей провокационной книге «Развлекаясь до смерти» (Amusing Ourselves to Death) Постман (Postman, 1985) отстаивал идею, что телевидение радикально изменило практически всю нашу жизнь. Религия – это та сфера, которая претерпела сильные изменения, касающиеся не только воскресных проповедей и телеевангелистов. Постман указывал, что поскольку телевидение, по сути своей, развлечение, значит, проповедник выступает в роли «звезды экрана» и у него «Бог появляется как банан у фокусника» (р. 117). Хотя христианство всегда было «требовательной и серьёзной религией» (р. 121), его телевизионная версия может рассчитывать на необходимую долю аудитории «только если предложит людям то, чего они хотят» (р. 121). Эту версию вряд ли можно назвать библейским христианством. Более того, Постман отмечает, что телевидение – преимущественно светское развлечение, поэтому религиозное ТВ использует практически ту же символику и форму («Клуб 700» был создан по образцу «Вечернего представления» (Entertainment Tonight).

Таким образом, телевизионные проповедники превратились в «звёзд», столь же привлекательных и богатых, как и кинозвезды. В телевизионных богослужениях нет соучастия: зрители сидят дома и смотрят телевизор, а не переживают общее с группой пение, молитву и литургию. Церковь и считается «святой землёй», где люди ведут себя с большей почтительностью, а когда человек смотрит службу, исполняемую по телевизору, то он или она может сидеть в грязном нижнем белье, пить пиво и есть пиццу во время службы. Церковь, стадион и джунгли (как в фильме о вьетнамской войне) – это всё однотипные места для богослужения и вместе с тем отсутствие соответствующего места для молитвы (Meyrowitz, I985).

Постман считал, что, поскольку всё больше религиозных богослужений начинают транслироваться по телевизору, а пасторы всё лучше знакомятся с приёмами телевидения, постепенно появляется «опасность, состоящая не в том, что религия становится содержанием телевизионных шоу, а в том, что телевизионные шоу могут стать содержанием религии», (р. 124) Пасторов тревожит, что службы подражают телевидению, даже когда служба не транслируется. Паства незаметно привыкает к тому, что её «развлекают» и «забавляют». Богослужения проходят под джаз, рэп и сопровождаются компьютеризированными представлениями.

Места богослужения не имеют больше ауры святости, потому что человек может совершать богослужение, сидя дома перед телевизором. Чья-то паства регулярно собирается на бывшей площадке для катания на роликах, другая группа верующих приходит в старую прачечную, третьи арендуют на утренние воскресные молитвы большую аудиторию в университете. Утрачивается ощущение святости, поражающее в европейских готических храмах и соборах эпохи Возрождения. Так поведение в церкви перестаёт отличаться от поведения человека в любом другом месте. Сыграло ли в этом процессе телевидение какую-либо роль? Интересные мысли и наблюдения о масс-медиа, религии и обществе есть также у Хувера и Ландби (Hoover Lundby, 1997).

Заключение

В этой главе исследовались вопросы, касающиеся нравственности и СМИ. На вопрос о том, что правильно, а что нет, можно ответить по-разному в зависимости от ситуации, но вопросы всегда присутствуют в контексте фильма или сериала. Телевидение начинает оказывать всё большее влияние на нашу жизнь, постепенно мы начинаем видеть в нём поводыря в моральных и этических вопросах. Как действуют наши ролевые модели? Что нас учат считать «правильным»? Каковы возможные последствия морального кодекса СМИ? Как телевидение может распространить мораль в обществе? На примере США мы видим любопытный гибрид либеральности в одних областях, почти пуританской сдержанности в других и умеренных общественных ценностей. Бойкие протесты политических правых и левых не уничтожают сложной реальности.

Возвращаясь к проблеме, которую мы уже обсуждали в этой главе, снова зададим себе вопрос. Действительно ли СМИ просто отражают мораль и ценности общества или они своего рода катализатор изменений в нём? Очевидно, они действительно в каком-то смысле отражают ценности какого-то человека, но этот кто-то едва ли будет обыкновенным потребителем продукции СМИ. Важнее, однако, то, что СМИ могут служить и служат катализатором изменений. Процесс изменений имеет важное значение, но с трудом поддаётся изучению. Процессы, обсуждавшиеся в предыдущих главах, с помощью которых мы реагируем на СМИ и создаём воображаемый мир, основанный на представлениях, усвоенных нами из СМИ, – все они применимы и к системе ценностей.

Здесь особенно уместен подход с точки зрения теории культивации Гербнера и его коллег (см. главу 2, а также: Gerbner et al., 1994; Signorielli Morgan, 1990). Телевидение и другие СМИ культивируют систему ценностей с помощью взаимодействия зрителей и содержания программы или шоу. Социальная реальность, изображаемая в масс-медиа, постепенно становится конкретной реальностью и для публики.

Психология bookap

Механизмы подкрепления, моделирования, растормаживания и классического обусловливания также срабатывают у зрителей. Например, некоторые ценности, которых придерживается зритель, подкрепляются в СМИ больше других. Некоторые ценности и те, кто их придерживается, ассоциируются с очень позитивными или негативными стимулами и таким образом подкрепляются классическим обусловливанием. Наблюдение за моделью, которой мы доверяем, поддерживает определённые ценности, а противодействие телегероя этим ценностям может привести к растормаживанию противоположных ценностей у зрителя. Фактически масс-медиа содержат смешанные послания, касающиеся нравственности и ценностей: просоциальная реклама пропагандирует презервативы и здоровый образ жизни без сигарет, и в то же время вполне уважаемые герои драм курят и занимаются сексом, не предохраняясь. Неудивительно, что многие молодые люди смешивают некоторые понятия. Крайне необходимо новое, более подробное исследование того, каким образом СМИ передают читателям и зрителям нравственные и моральные ценности.

Наконец, мы должны учесть, что в данных экономических условиях СМИ ценности, которые продаются лучше всего, вероятно, будут более важными и значительными. Это явление в его наиболее уродливой форме видно в «грязных» и «злых» ток-шоу на радио и телевидении, которые были популярны в Северной Америке в середине 90-х (см. модуль 5.8).