Глава 8. Леонардо подбитый глаз


...

Васмое марта

Мама мама я всех абижаю мама я никаво ни люблю

ночю сам сибе угражаю сам сибя я па морди да кpoвu бью

мама мне дали звание хулегана я хужи фсех я дypaк и гавно

ихнее щасте што нету нагана ани фсе баяца а мне все равно

мама миня приучают пapяткy завуч клавдюха клипaит грихи

кaдa я умру ты найдеш титpaткy и прачитаиш маи стихи

мама я ни тaкoй бизабразник мамачка лучше всех эта ты

мама прасти што на этот пpaзник я ни принес цвиты

Есенина Ермила никогда не читал, а писал точно как говорил, игнорируя орфографию и пунктуацию. Несколько раз уличаем был в кражах: воровал завтраки, ручки, карманные деньги; однажды вытащил половину зарплаты у физкультурника - то, что взял только половину, его и выдало, и спасло. Потом в каждой краже стали подозревать его, и на этом некоторое время работал какой-то другой маэстро, пожелавший остаться неизвестным.

Первым ученикам не было от Ермилы прохода; очкарика Краснова сживал со свету, заставлял бегать на четвереньках. Клячу тоже доставал: дразнил всячески, материл, подставлял подножки, изводил «проверкой на вшивость»… Сдачи не получил ни разу, и это его бесило. «Ну что ж ты, Водовоз? Хоть бы плюнул. У!… Дохлый ты мудовоз».

И однако, когда Академик рассказывал что-нибудь общедоступное или играл на пианино, Ермила слушал с открытым ртом и первый бежал смотреть его рисунки и куклошаржи. Когда же я попросил его оставить Клячу в покое на том основании, что он мой друг, - вдруг покраснел и, накалив глаза добела, зашипел:

- Хули ты петришь?… Может, ему так надо, законно, понял?! Может, ему нравится! Может, я тоже, понял…