Часть I. Простейшие и сложные типы личности


. . .

Спонтаники и планомерики

(Ю. иррациональные - рациональные; А. циклотимы - шизотимы)

К. Г. Юнг: "Объективно происходящее закономерно и случайно. Поскольку оно закономерно, оно доступно разуму, поскольку оно случайно, оно разуму недоступно". Можно сказать и иначе: мы называем случайным то, что разуму (пока или вообще) недоступно.

Часть явлений внутреннего и окружающего мира можно изучать, предсказывать, развивая и тренируя свой разум, вторую, не менее обширную часть, мы никак не сможем предсказать и использовать, основываясь на наших выводах, потому что в этой своей части он непредсказуем. В частности, физика вследствие этого вынуждена во многих случаях отказываться от строгого детерминизма и вводить в свой арсенал аппарат теории вероятностей и многие другие методы, которые верны лишь статистически. В отдельных и немногочисленных событиях эти теории не дают гарантии точности.

Каждому человеку приходится сталкиваться в своей жизни со случайным и закономерным. Здесь возможны два пути. Первый - это всемерно тренировать свою способность последовательно мыслить, внимательно изучая закономерности окружающей жизни. Понятно, что этот путь предполагает появление сознательных людей, имеющих рассудочный подход к действительности, умеющих отвлекаться от случайного, уникального и неповторимого в окружающем. Результатом такого подхода будут нормативная логика (вообще всякие правила, с минимумом исключений), продуманная же этика, стремящаяся к совершенству и не терпящая случайного. Что же должно произойти с умением воспринимать случайное у людей, "выбравших" первый путь? Естественно, раз основное внимание уделяется тому, что закономерно, то все неповторимое многообразие явлений несколько подавляется и затушевывается. Восприятие дает им и ту, и другую компоненты, но первая сознанием подвергается пристальному изучению, а вторая, как мешающая, не замечается.

Второй путь противоположен первому. Восприятие при этом вовсе не подавлено, а наоборот, стремится быть наиболее целостным. Более того, всяческие планомерные рассуждения выполняют служебную по отношению к восприятию роль и подавляются, если сильно ему мешают. Для второго пути характерно стремление учесть и рассмотреть ситуацию целостно. Но людям, его "избравшим", не хватает последовательности. Они следуют изменчивой жизни, а не каким-то своим суждениям, которые приходится отбрасывать, если они не соответствуют тому, что реально происходит.

Оба эти пути до известной степени исключают друг друга (одномоментно они уж точно неосуществимы). По своим результатам они равноценны, насколько вообще можно говорить о сравнении. Для психики каждого отдельного человека становится наиболее характерен один из них. Таким образом происходит дифференциация психики, возникают две установки. Мы будем называть соответствующие этим установкам типы планомериками и спонтаниками. Теперь можно дать и их полное определение.

Планомериком в соционике называют тип, который ставит рассудочность и последовательность (в симпатиях, логике, действиях и эмоциях) выше следования за тем, что воспринимается во внешнем мире непосредственно (внешность объектов, сенсорные ощущения, интуитивные предположения и предчувствия). Подобная установка требует, чтобы человек сознательно обуздывал силу своего восприятия и не шел за ней, а последовательно претворял в жизнь то, что заранее спланировал (Подавленное восприятие у таких людей играет время от времени с ними злые шутки.).

Спонтаником называется тип, который ставит силу и глубину восприятия реальной жизни выше своих рассуждений и жесткой последовательности в выполнении своих планов. С его точки зрения, всю полноту жизни не загнать ни в одну интеллектуальную или моральную формулу, да и незачем это делать. Важно уметь вовремя увидеть и понять. Поэтому спонтаники более эмпиричны и непоследовательны. Сила их восприятия (ощущения и предчувствия) ничем не обуздывается. Логика и этика следуют как ответ на ситуацию, на комплекс ощущений и предчувствий, а отнюдь не ценны умением гнуть свою линию, как у планомериков.

Уже из определений вырисовывается два типа характеров, отвечающих этой паре признаков. Планомерик представляется педантом, который не позволяет своему вниманию сверх меры распыляться. Он последовательно проводит в мир свои идеи, не внося в них изменений, пока в результате детального анализа не решит это сделать (или пока его подсознательное восприятие его не обманет). То же касается и его чувств и эмоций. Все они по возможности от ума и привычки быть последовательным. Эмоции и симпатии планомериков более четкие и более жесткие.

Спонтаник представляется человеком более непредсказуемым и стремящимся к разнообразию восприятия. Он более мягок и податлив, ему часто хватает того, что ему показывают, а о том, чтобы долго доказывать, он и не думает. Если жизнь планомерика - это торжество последовательности, то жизнь противоположного типа в идеале - праздник непринужденности и свободы. Жизнь иногда ставит человека в ситуацию, когда следовало бы поступать так, как это свойственно людям, принадлежащим к противоположному типу. Тут-то и скрыты серьезные неприятности. Это хуже получается, больно бьет по самооценке и приводит в тяжелых случаях к сознательной борьбе со своей сильной установкой. Психика же, не деформировавшись до основания, не приемлет изменений такой глубины. Единственное, что может получить планомерик, по какой-то причине пожелавший следовать всей полноте жизни и проявивший в этом (не своем) деле неуместную последовательность, это невроз. То же относится и к спонтанику, пожелавшему сменить тип.

Люди, сталкивающиеся с тестами на определение типа, часто вместо того, что есть у них на самом деле, выбирают то, чего им не хватает. Но ведь принадлежать и к той, и к другой группе одинаково хорошо (и равной степени плохо)! В общем случае, ни то, ни другое не дает ни выигрыша, ни проигрыша. Доказательством могут служить некоторые простые черты, которые и перечислены ниже.

1. На поступки и эмоции других планомерик реагирует тут же, не "раскачиваясь". Эта реакция обдумана, обусловлена всем наличным опытом. Она выглядит не обязательно быстрой, но почти всегда очень разумной, решительной, "холодной" и четкой (поэтому у последователей Юнга на его родине этот тип называют также "решительным" или "решающим").

Движения, действия, эмоции, симпатии и антипатии, суждения спонтаника - следствие его самочувствия или предчувствия. Прежде чем начать выполнять работу или проявлять эмоции (например, петь для публики), он всегда внутренне "раскачивается", ищет образ, который попытается передать.

2. Самоощущение для планомерика - следствие поступка или настроения, поэтому как поступки, так и проявления эмоций обдумываются по возможности тщательно.

Самоощущение для спонтаника - причина, а не следствие поступка, поступки и эмоции заранее не обдумываются, они, как правило, несколько "спонтанны", потому что реагируют люди этого типа не на сами поступки, эмоции, проявления симпатии или уважения, а на вызываемые ими у себя ощущения или ассоциации. По крайней мере, они сознательно стараются так поступать.

3. Планомерик рассматривает ту или иную функцию объекта и решает, каким должен быть объект исходя из этой функции ("Что-то в комнате пыльно... не изобрести ли нам пылесос?").

Спонтаник рассматривает объект и предполагает, как и для чего его можно использовать ("О, пылесос! Интересно, а что он еще может делать кроме выполнения своей основной функции?").

4. Планомерику естественней быть пунктуальным и систематичным, события и дела планировать заранее и к ним готовиться. Он стремится дела вести так, чтобы не пришлось их доделывать в последнюю минуту.

Спонтанику естественно быть безмятежным, удачливым, свободным от обязательств для того, чтобы максимально использовать то, что предлагает изменчивый случай. Дела нередко улаживаются в последнюю минуту.

5. Свои планы планомерик обыкновенно стремится воплотить в жизнь, отступать от них не любит. Ему неприятно, не закончив одного дела, хвататься за другое, пусть даже неотложное.

Если поинтересоваться планами спонтаника (хотя бы на завтра), то можно услышать много интересного (раз в пять больше, чем человек способен сделать за день) или не услышать вообще ничего. Может без особых переживаний бросить одно дело и взяться за другое - важное или интересное.

Естественно, что различаются и социальные роли, которые выполняют типы в обществе. Планомерики незаменимы для сложных методичных и систематических работ и расчетов, при проверке такого сорта работы других людей. Лучшие диспетчеры, к примеру, всегда планомерики.

В том, что касается формы, устройства и характера объектов, планомерики далеко не так уверены в себе. Это же касается таких сторон жизни, как кулинария, моделирование одежды, прогнозирование и долгосрочное планирование. Отношения со временем, с самочувствием, с конструкциями и внешностью таковы, что здесь для планомерика важно не столько техническое знание, сколько фантазия и возможность свободного творчества. Поэтому к этому типу принадлежали почти все оригинальные модельеры, художники, конструкторы, которые создавали совершенно новые изобретения в своих областях. Стоит назвать такие имена, как Сальвадор Дали (художник), Роберто Бартини (изобретатель и конструктор).

Психология bookap

Спонтаники обладают талантами другого рода. К ним относятся наиболее оригинально и новаторски мыслящие ученые (А. Эйнштейн, З. Фрейд), создатели новых этических систем (Ж. Ж. Руссо и Б. Рассел), нетрадиционные в эмоциональном смысле поэты (С. Есенин, В. Высоцкий) и т. д.

Но это только наиболее известные и яркие примеры. В перечисленных вопросах все спонтаники оригинальны независимо от их образования, пола, интеллекта и материального достатка. Зато в том, что касается внешности объектов, эстетики, интересного и полезного использования времени и ощущений, они могут при благоприятных условиях становится неутомимыми исследователями, стремящимися к совершенству. Среди спонтаников (и одновременно конкретиков) лучшие врачи (традиционных и хорошо изученных направлений), критичные воспитатели (спонтаники-абстрактики) и наиболее предприимчивые бизнесмены (опять-таки конкретики).