Часть I. Простейшие и сложные типы личности

Глава 1. Простейшие типы личности

Одним из основных понятий классического психоанализа является "вытеснение". Зигмунд Фрейд называл так устранение из области сознания неприятных переживаний, которые после этого не способны вернуться в сознание в своей первоначальной форме. За счет вытеснения в психике образуется обширная область бессознательного (подсознание). Фрейд полагал, что у любого человека к бессознательному в первую очередь относится сексуальная сфера.

Карл Густав Юнг, долгое время работавший вместе с основателем психоанализа, издал в начале нашего века труд "Психологические типы", во многих положениях которого расходился со своим коллегой. Юнг считал важным для изучения сознания и подсознания учет психологического типа человека. Он создал, как бы мы теперь сказали, биполярную типологию.

По Юнгу, бессознательное имеет компенсаторную (дополнительную) к сознательному природу. Если сознание имеет экстравертированную установку, то бессознательное - интровертированную, и наоборот. Кроме широко известной пары противоположных типов: экстравертированного и интровертированного (кстати, в эти термины вкладывался смысл, совершенно отличный от расхожего в наши дни), Юнг описывал еще три простейшие пары: мыслительный и эмоциональный, ощущающий и интуитивный, рациональный и иррациональный. Перечисленные пары независимы друг от друга, и поэтому возможны шестнадцать вариантов их сочетаний. Эти шестнадцать сочетаний и представляют собой то, что я называю сложными типами. Описание сложных типов приведено в третьей главе.

Одно из основных расхождений Юнга и Фрейда состоит в различном понимании содержания бессознательного. Сексуальность как свойство психики связана в гораздо большей степени с интровертированным ощущением, чем с любой другой из основных психических функций, введенных Юнгом (Более подробно этот вопрос рассматривается в четвертой главе.). Таким образом, у интровертированного ощущающего типа бессознательное связано с предметом дополнительной психологической функции, а именно экстравертированной интуиции - пониманием своего предназначения и свойств своего характера. Сексуальность же при том же социальном прессе осознается им гораздо спокойнее и дифференцированнее, чем любым другим типом. Таким образом, Юнг показал возможность создания шестнадцати различных "психоанализов" и наметил методику их описания. Например, учение Адлера о том, что основным в подсознании является воля к могуществу и преодолению неполноценности, представляет собой пример "психоанализа", в котором место интровертированного ощущения (сексуальности) занимает экстравертированное ощущение.

Все открытые Фрейдом законы действовали и на него самого, поэтому, видимо, им не были до конца поняты и приняты работы своих наиболее значительных сотрудников. Хотя, если встать на точку зрения Юнга, они вовсе не противоречили ортодоксальному психоанализу, а лишь дополняли его.

Со времени создания типологии понимание природы простейших типов, которые мы будем называть также элементарными или бинарными, стало глубже. Пришлось даже изменить их названия на другие, точнее отражающие современный уровень знаний (названия Юнга и Аугустинавичюте даются в скобках). В этой главе мы рассмотрим следующие пары типов:

1. Конкретики и абстрактики (Ю. ощущающие - интуитивные; А. сенсорики - интуитики). Конкретики лучше ориентируются в конкретных практических вопросах, абстрактики - в отвлеченных.

2. Объективики и субъективики (Ю. мыслительные - эмоциональные; А. логики - этики). Первые, люди логического толка, мыслят в категориях "правильно" и "неправильно", уверенно рассуждают и действуют. Вторые гораздо лучше разбираются в трудно формализуемых вопросах, касающихся, в частности, человеческих взаимоотношений. Они увереннее проявляют эмоции, чем действуют в объективном мире.

3. Соматики и релатики (Ю. экстравертированные - интровертированные; А. экстраверты - интроверты). Сознание первых направлено на объекты (на их устройство или качество, действия или внутренние изменения), вторых - на взаимодействия (на объективные или на субъективные, на энергетические или на информационные).

4. Спонтаники и планомерики (Ю. иррациональные - рациональные; А. циклотимы - шизотимы). Сила первых - в целостном восприятии, они почти всегда исходят из своих ощущений или предчувствий. Вторые сильны в изучении закономерностей, в выполнении сложных последовательностей действий, в воплощении в жизнь своих продуманных планов. Они последовательнее спонтаников, но не так хорошо адаптируются к быстро меняющейся ситуации, когда сила и тонкость восприятия играют основную роль.

Это, конечно, очень грубые определения бинарных типов. Далее мы подробно остановимся на каждой паре. Но уже из сказанного можно представить многочисленные практические приложения типологии. Так, например, сразу понятно (и подтверждается практикой), что соматики чаще всего страдают от пренебрежения своим взаимодействием с окружающей действительностью, а релатики, наоборот, сносно регулируют взаимодействия, но неуверенны в своей объективной ценности, недостаточно хорошо знают, как лучше всего применить свои качества и способности. Из этого можно сделать множество выводов о том, какие профессии больше подходят представителям этих групп типов, выполнение каких рекомендаций облегчило бы им жизнь и позволило бы успешно заниматься самосовершенствованием.

Но и это еще не все. Из каждого разделения людей на два бинарных типа сразу следуют особенности их взаимодействий друг с другом. Это оказывается и очень интересным, и очень полезным для регулирования взаимоотношений между людьми (об этом мы поговорим во второй главе).

Немного о терминологии, используемой в первой главе. В основе разделения людей по каждой паре бинарных типов лежат весьма фундаментальные понятия. Например, в основе разделения людей на соматиков и релатиков лежит само существование в природе объектов и взаимодействий. Это приводит к возникновению двух аспектов (типов) человеческой деятельности и связанной с ней информации. Вполне очевидно, что психике присущи две функции. Первая - это прием, обработка и выдача информации, связанной с манипулированием объектами (их качеством, устройством, работой, внутренними изменениями). Вторая - это прием, обработка и выдача информации о взаимодействиях (их удобстве, стабильности, рациональности и приятности).

Одна из этих функций у человека непременно лучше развита, чем другая, что и определяет его тип личности (С другой стороны, это разделение обеспечивает специфическую динамику психической деятельности. Об этом можно прочитать в конце книги.). О том, какая из функций доминирует у каждого конкретного человека, можно судить, сравнивая его объективные успехи в соответствующих сферах жизни, а также по субъективной свободе и уверенности в проявлении более зрелой функции. Это определяет критерии практического определения типа.

Для удобства мы будем называть одним термином и аспект действительности, и соответствующую ему психическую функцию (например, соматика). Тип с доминирующей соматикой мы будем называть соматиком.

Помимо простых типов, в соционике рассматриваются также составные, образованные "пересечением" простых. Например, для профориентации имеет значение рассмотрение четырех типов: конкретики-объективики (т. е. к этому типу относятся все, кто является конкретиком и объективиком одновременно), абстрактики-объективики, конкретики-субъективики и абстрактики-субъективики. Естественно, что наиболее детальную картину может дать рассмотрение типов по всем четырем парам одновременно, например, соматик-конкретик-объективик-спонтаник. Всего таких типов шестнадцать, и никакого более подробного описания современная соционика дать не может. Описания всех шестнадцати типов сделаны в третьей главе с неявным учетом информационных моделей. По отношению к сложным типам простейшие выступают как признаки, идентификаторы. Мы будем иногда так их называть.

Первая глава имеет двойное значение. С одной стороны, в ней изложен вполне самостоятельный раздел типологии Юнга, а с другой - она служит развернутым тестом для определения сложного типа.

Любой тип - это динамичная система функционирования психики. Поэтому соматик может иной раз выглядеть релатиком, спонтаник - планомериком, что мешает определению типа, особенно начинающими. Как с такими запутанными случаями разобраться, выясним позже, в седьмой главе.

Поскольку система всегда есть нечто большее, чем сумма элементов, ее составляющих, каждый признак по-своему проявляется у каждого из типов (это верно даже для всякого конкретного человека). Надо стараться в поведении того, чей тип определяется, выделять главенствующую черту, помня о том, что тип - это система, и все поступки человека взаимосвязаны. Отдельные детали, штрихи и опенки могут быть на практике не совсем такими, как описано в тестах, но суть всегда может быть выявлена.

Еще одно существенное замечание: мы выглядим совсем не так, как хотим выглядеть. Поэтому при чтении описаний выбирайте не то, чего хочется, а то, что есть на самом деле.

Конкретики и абстрактики

(Ю. ощущающие - интуитивные; А. сенсорики - интуитики)

Практика и теория, реализованное и потенциально возможное - эти пары отражают различия между конкретным и абстрактным. Конкретика и абстрактика - это две стороны действительности (Так же обозначаются психические функции, обрабатывающие информацию об этих сторонах.). Уже названия позволяют предположить, что они из себя представляют. Во всем, что нас окружает, есть конкретное, видимое и ощущаемое. Качество, форма и цена вещей, внешность и сила людей, конкретные действия, энергия, которую они тратят, их самочувствие и так далее. Напротив, абстрактика - это то, что нельзя непосредственно увидеть и оценить, это смысл и перспектива происходящего, характер человека и история человечества... Это то, с чего нельзя написать портрет, но можно составить схему.

Поскольку эти две противоположные стороны мира резко различны, неодинаково и восприятие их человеком. Конкретика видится, ощущается, абстрактика понимается, воображается.

Удивителен факт, подмеченный впервые Карлом Густавом Юнгом. Наше понимание и ощущение не могут быть одинаково развиты. Почему? Ответ прост - потому что восприятие одного мешает восприятию другого. В самом деле, что требуется для того, чтобы представить себе перспективы человека, его характер? Конечно, необходимо время, ведь характер, как известно, на лице не написан, уж во всяком случае, не узнаваем полностью. Чтобы составить о нем более или менее верное представление, иногда недостаточно многих лет. Для понимания скрытого от глаз нужна еще и теория. Чем она лучше и чем больше опыт, тем быстрее и точнее мы можем судить о скрытой стороне вещей.

С другой стороны, вещи имеют внешность и состояние. Разглядывая внешность людей, мы скорее составим себе представление об их достатке и вкусе, об их подтянутости, самочувствии в данный момент, чем об их характере, так как мы будем не понимать (для этого нужны опыт и время), не моделировать (нужна теория), а оценивать.

Каждой из сторон нашего восприятия соответствуют определенные принципы и стиль психической деятельности. Конкретика предполагает максимально развитое и осознанное ощущение, это та функция, которая побуждает человека окружать себя наиболее красивыми предметами и иметь деньги для их покупки, быть максимально сильным и здоровым, она позволяет определять качество пищи и требует, чтобы качество было высоким и т. п.

Абстрактика дает возможность предполагать и предвидеть, разбираться в своих потенциальных возможностях и совершенствовать их. Если конкретика - "здесь и сейчас", то абстрактика - "где-то" или "когда-нибудь", в будущем или прошлом.

Конкретику интересует непосредственно данное, ощутимое. Совершенствование этой функции требует развития наблюдательности, умения быстро переключаться с одной точки пространства на другую, чтобы полно и точно увидеть и ощутить действительность. Она требует также здоровья, остроты зрения и тонкости ощущений, которые позволяют иметь эстетический вкус. Конкретика должна, исходя из своей сущности, видеть и ощущать. Ей некогда понимать.

Человек, развивая свою конкретику, совершенствует практические навыки. Естественно, человек, развивающий свой практицизм, частенько не обращает внимания на предчувствия или подавляет их. Совсем другое дело абстрактика. Она заставляет видеть перспективу и планировать свою жизнь. Это та функция психики, которая дает возможность предполагать, например, развитие своих отношений с каким-то новым знакомым, перспективу нового дела. Это то, что побуждает человека теоретизировать и заниматься делами, не дающими сиюминутной выгоды. Так же, как конкретика побуждает красиво и практично одеваться, так абстрактика - читать наиболее глубокие и умные книги. Как конкретика требует набирать и использовать силу, так абстрактика - получать и применять образование.

Конкретиком мы будем называть человека с практическим складом мышления, который в конкретных качествах вещей и явлений разбирается лучше, чем в их потенциальных возможностях. Его сознательное поведение и (уж во всяком случае) его главнейшие поступки определяются конкретными и практическими соображениями. По крайней мере, он так их пытается объяснить.3 Иначе говоря, конкретик стремится делать и делает то, что выгодно. Он в своих наличных качествах и возможностях разбирается лучше, чем в потенциальных. Надеется в основном на свои здоровье, силу, умение обращаться с деньгами и доверяет им больше, чем своему умению видеть перспективу и выбирать наиболее беспроигрышный вариант с точки зрения будущего.


3 Пример классической рационализации. Менее сознательная функция человека не меньше проявляется в его действиях, чем ей противоположная. Но проявления слабой функции самому человеку мало понятны, и поэтому он склонен объяснять большинство своих поступков с точки зрения сильной функции, даже тех, что в действительности обусловливаются слабой.


Абстрактиком называют человека с теоретическим, концептуальным складом мышления, который лучше разбирается в потенциальных возможностях вещей и явлений. Он увереннее обращается со своим временем и управляет ситуацией, выходя из сложных положений благодаря нетрадиционному мышлению и развитому воображению. Свое умение распоряжаться временем и ситуацией оценивает выше, чем силу и практицизм. Делает то, что перспективно.

Это общая установка приводит к многочисленным различиям конкретиков и абстрактиков. Они проявляются практически во всем: в походке, взгляде, внешности...

Ниже приведено более подробное описание отличий между конкретиками и абстрактиками. Следует заметить, что хотя описание это и верно для подавляющего большинства, вполне вероятны отличия в деталях. Пропорции и степень развитости функций могут сильно различаться. Крайне редко, но встречаются практичные абстрактики и прозорливые конкретики. Про этих людей специально замечу, что при любой развитости слабой функции сильная все равно будет развита существенно лучше.

1. Конкретик упрямо добивается удовлетворения своих материальных и физиологических потребностей. Он не забудет вовремя поесть и не съест некачественной пищи. Если ему нужны деньги, то нужны именно на что-то конкретное, а не "вообще", и он будет стремиться эти деньги добыть. Если ему нужна вещь, то он будет выбирать лучшее из возможного и, скорее всего, именно лучшее и выберет. Если случится ошибка, то конкретик без суеты и особенных переживаний постарается ее исправить и никогда не повторит.

В удовлетворении своих материальных потребностей абстрактик далеко не так настойчив. Отчасти потому, что хуже понимает, что ему нужно. Он имеет об этом слишком общее представление (тогда как конкретик опишет желаемую вещь довольно подробно). Абстрактик может быть голоден и не понимать этого, не есть чересчур долго или наоборот - переедать. При покупке вещи может, не подумав, взять первую попавшуюся. Притом часто не уверен, выбрал лучшее или нет. Когда принимает гостей, нередко не уверен, досыта ли их накормил и было ли вкусно.

2. Ощущения конкретика яркие. Во всем, что он делает, заметна выраженная "чувственная связь" с окружающим миром. Физическая сторона любви нормальна, желаема и естественна. В этой области могут быть принципы, но относительно редко - ханжество и комплексы. Конкретику нужен партнер, который либо развивает его сексуальный опыт (везде есть авторитеты), либо принимает его стереотипы и подчиняется его желаниям.

Абстрактик хуже запоминает лица, цвета, вещи. Физическая любовь и очень желанна, и немного загадочна. Даже большой опыт не слишком добавляет уверенности и спокойного отношения к проблемам секса. Абстрактика частенько тянет спросить у партнера, все ли хорошо в сексуальных отношениях. Правда, без расспросов услышать одобрение гораздо лучше. Что можно и чего нельзя в сексе - предмет долгих сомнений. Полученный самостоятельно ответ не всегда дает уверенность.

3. Всякий конкретик не сомневается в своем вкусе, не оставляет его в пренебрежении, развивает его и живет в соответствии с ним. Вещи, одежда, кухня, партнер, обстановка - все должно удовлетворять его. Вкус конкретика не следует представлять в виде набора мертвых догм. Для него не существует качеств и ощущений вообще. Он хорошо представляет не только саму вещь, но и даваемые ею ощущения, учитывает массу сопутствующих обстоятельств. Он знает, позволяют ему финансы сделать ту или иную покупку или нет. Если есть проблемы с деньгами, то спокойно и без суеты их решает. "Профессионально" справляется с проблемами здоровья. Позволяет себе творчество в области моды. Лучшими и оригинальнейшими модельерами становятся именно конкретики.

Вкус абстрактика, если он и есть, гораздо менее динамичен, поэтому ему труднее заниматься творчеством в этой области. Тяжело учитывать все обстоятельства, связанные с приобретением новых вещей и использованием новых коммерческих приемов. В этом, как и в вопросах собственного здоровья, он частенько запаздывает с принятием решений или наоборот, излишне суетится. Возможно полное презрение к вопросам собственного здоровья и внешности, являющееся следствием неумелости. Когда человек такого типа начинает готовить, то редко представляет вкус готовящегося блюда. Когда шьет, может не без удивления разглядывать получившуюся вещь. Большинство его конкретных действий напоминает эксперимент с трудно предсказуемым результатом (тогда как у конкретика материальный результат заранее известен).

4. Представления конкретика о своем характере, своих способностях, талантах, своем времяпрепровождении обыкновенно несколько туманны. Редкий конкретик знает точно, сколько ему потребуется времени на новую работу, плохо представляет, как формируются характеры и т. п. Он больше доверяет слову "квалификация", чем слову "способности", не любит долго ждать.

Своему воображению абстрактик справедливо доверяет больше, чем умению претворять свои изобретения в жизнь. Хорошо чувствует время и представляет себе перспективы развития своих чувств или поступков (не хуже, чем конкретик - их сиюминутные последствия).

5. Конкретик имеет развитое предметное воображение и память. Он видит мир как противоборство сил, вместилище ярких предметов и разнообразнейших ощущений. Его мышление и чувства предметны, он превосходно запоминает и воспроизводит ощущения. Может мысленно представить, как переодеть человека. Вообще, многие конкретики утверждают, что думают картинками. Ни один конкретик не станет утверждать, что безразличен к деньгам, внешности, здоровью и комфорту. Он может себя закалять, приучая к лишениям, быть щедрым хлебосолом, но остаться совершенно на мели и при пустом холодильнике органически не способен, ибо знает меру расхода денег и своего труда. Редко в работе пытается превзойти требуемое качество.

Абстрактик пытается мыслить в самых общих категориях. Если его и волнуют практические вопросы, то касаются они только его близких, о конкретных проблемах других людей думает мало, хотя хорошо представляет себе проблемы окружающих в области образования, культуры или организации времяпрепровождения. Абстрактик лучше характеризует, чем описывает. Его мир - это мир возможностей, мир абстракций и интуитивных представлений. Вещь для него, во-первых, - схема, и лишь во-вторых - портрет.

6. Конкретика тоже может интересовать новое, но на практике он предпочитает применять уже изученные средства. Вообще, при знакомстве с чем-то новым первый вопрос, который задает конкретик, это "а какое это имеет практическое применение и насколько это уже проверено на практике?"

Интерес абстрактика к новому приводит к тому, что он больше любит изучать новое, чем им пользоваться. Частенько устройство, конструкция вещей и явлений проще и интереснее, чем их конкретное применение и стоимость. Абстрактик - это тот, кто лучше изобретает, чем внедряет. Ему почти всегда не хватает практицизма.

7. Конкретик и в работе, и в настроениях ровен и стабилен, неплохо распределяет силы.

Психология bookap

Активность работы и эмоций абстрактика нестабильна. Вспышки чередуются с периодами спада, потому что ему нужно время для того, чтобы заметить и обдумать возникающие возможности. Кроме того, абстрактик редко умеет распределять силы и частенько переутомляется.

Может показаться, что конкретики очень жадные, страшные люди, практичные до безобразия - сущие акулы. Абстрактики - книжные черви, совершенно не приспособленные к жизни, несчастные ущербные люди, унылые фантазеры. Вполне разумное предположение. Именно так и выглядят стопроцентные конкретики и абстрактики. Так же неприятны, размазаны в пространстве и времени, непоследовательны люди "половинчатого" типа (50% на 50%). На практике, к счастью, гипертрофированно выраженные типы встречаются относительно редко.