Часть II. Информационные модели соционики

Глава 7. Признаковый комплекс в психике


. . .

Диагностика. Влияние на определение типа. Размышления о терапии

Классическое определение соматичности - релатичности в случае признакового комплекса некорректно. Оказывается, что соматик не всегда ориентирован на внешний мир. Под влиянием колебаний самооценки, из-за невозможности справиться с трудностями в его сознании может временно доминировать подавленная установка. Это приводит к появлению "фантомного" типа.

Как же диагностировать признаковый комплекс? Помочь может знание следующей особенности соционического признака. Соответствующий истинному типу массив информации всегда и при любых условиях остается мощнее. В соответствующем аспекте действительности носитель типа ведет себя гораздо более легко и естественно, "профессионально". Скорость обработки информации с помощью доминирующего механизма заметно выше. Однако в случае ПК преимущества, даваемые использованием сильных сторон, обесцениваются личностью. Даже теряются в попытках справиться с проблемами слабых сторон.

Более корректное определение типа должно основываться на массивах информации, накопленных человеком в каком-то из аспектов, а также на профессионализме в использовании этой информации. То есть при практическом определении типа необходимо сравнивать проявления личности и по соматике, и по релатике на как можно более значительном промежутке времени. В противном случае легко ошибиться, подменив строгий анализ ассоциациями по сходству. Люди могут быть похожи по причинам, как связанным, так и не связанным с типологией Юнга.

(Кстати, "сравнительный анализ" полезен и для определения типа совершенно здорового человека. Нередко человек развивает свои слабые стороны несколько лучше среднего. И это приводит к ошибкам при определении его типа. Например, один из моих знакомых неоднократно был отнесен социониками к интуитивно-этическим экстравертам (визуал-лингвикам). И действительно, он демонстрировал неплохие навыки общения. Но настоящий его тип - визуал-сциентик. Для его близких знакомых несомненно, что мышление у него развито куда лучше чувств. Однако при первой встрече этого вполне можно не заметить.).

Патологические колебания проявления установок гораздо более "вязкие", замедленные в сравнении с нормальными. Здоровый человек в естественной ситуации легко переключается с одного сорта проблем на другие. В случае ПК сознание гораздо более заторможено.

Главной опасностью для соматика, как отмечал Юнг, является чрезмерное втягивание в жизнь внешнего мира, приводящее к дисгармонии его внутреннего мира, то есть к пустым тратам времени, не оставляющим возможности привести в порядок свои мысли, чувства, здоровье. Такой соматик может совершенно измучить себя. Вслед за этим происходит обратное "качание маятника" - соматик пытается замкнуться, становится угрюм, хотя всегда в глубине души надеется, что найдется кто-нибудь, кто сумеет помочь ему навести порядок в самом себе. Внешне он проявляет в гипертрофированном виде отрицательные черты противоположного типа, причем в такой степени, что их уже можно назвать эгоизмом, безынициативностью, замкнутостью. В наших терминах это значит, что соматик с ПК "застревает" в релатичных проблемах.

Юнг сводил причины подобного состояния к компенсаторной установке бессознательного. Однако сознательное желание какой угодно ценой разрешить свои внутренние проблемы может приводить соматика к обесцениванию своей сильной стороны и концентрации внимания на слабой. Для иллюстрации можно привести всем известные случаи мнительности по поводу здоровья. Этой слабости более всего подвержены абстрактики-соматики. Без помощи окружающих они забывают изучать свои субъективные ощущения и даже следить за ними. И если слишком долго нет напоминаний о необходимости наблюдать за своим самочувствием, абстрактные соматики доводят его до катастрофы. После этого они вынуждены следить за ним постоянно. Представители этих типов, для которых в норме о здоровье ни думать, ни говорить нет времени, доведя себя "до ручки", часто готовы часами обсуждать свои хвори (Но это, как вы понимаете, еще не повод считать таких людей конкретиками-релатиками. Для последних разговоры о собственных ощущениях тоже обычны, но потому что они постоянно их изучают и совершенствуют.).

Когда признаковый комплекс встречается в своей более ранней стадии, опознать его труднее. Визуал-сциентики иногда склонны проявлять навязчивую заботу о самочувствии окружающих. В таких случаях всегда оказывается, что ими движет бессознательное желание спровоцировать окружающих на подобную заботу в свой адрес. Как только желаемое сбывается, ВС тут же забывает о том, что такое понятие как самочувствие вообще существует. Если же провокации не приводят к столь хорошему исходу, наступает депрессивное состояние.

Релатик, который слишком отрицательно относится к требованиям внешнего мира, сталкивается с проблемами другого сорта. Он оказывается не в состоянии верно оценивать свои конкретные и потенциальные возможности, его эмоции все менее соответствуют приличиям, и действует он все менее успешно и охотно. Меланхолия и депрессия становятся его естественными состояниями (для чересчур соматика характерны истерики и бурные скандалы). Если ситуация не изменяется, признаковый комплекс не заставляет себя ждать.

Релатика от соматика можно отличать даже по состоянию аффекта. Истерику и скандал, которые устроил соматик, легко отличить от релатичного. Соматик скандалит безоглядно, активно и шумно. Выглядит это как вспыльчивость, неумение обуздывать свои чувства. Ощущения, что человек "на пределе", в таких случаях обыкновенно не возникает. Действительно, соматик, накричавшись, быстро успокаивается и даже не считает, что произошло нечто экстраординарное. Другое дело, если до истерики дошел релатик. Чем кончится бурное проявление его чувств, никогда заранее не известно. Успокаивается релатик долго и старается никогда впредь ничего подобного не допустить.

Депрессии соматика и релатика тоже выглядят очень по-разному. Для релатика меланхолия - почти естественное состояние, и если даже она переходит в депрессию, ничего особенно страшного, с точки зрения релатика, не происходит, он не боится существовать в этом состоянии довольно долго: "Ну, был период, в течение которого не было возможности проявлять активность, ну и ладно, такие периоды всегда проходят". Соматик испытывает страх перед состоянием подавленности. Ощущение своей беспомощности для него - это почти крушение мира. Депрессии у соматика бывают реже истерик и скандалов. Но уж если бывают, то вспоминаются долго как нечто ужасное, чего нужно впредь не допускать. Этот факт, видимо, было бы полезно использовать в судебно-медицинской практике, когда нужно квалифицировать тяжесть состояния аффекта. Для соматика аффектом будет депрессия, для релатика - истерика.

Человек при признаковом комплексе ведет себя примерно так же, как носитель классического комплекса, изучаемого с помощью психоанализа. Его проявления весьма напоминают то, что было описано З. Фрейдом. ПК сопровождается ухудшением характера, самочувствия, сбоями ритма жизни. Иногда к признаковому комплексу приводит изучение соционики. В этом случае его проявление еще более явно связано с такими классическими явлениями как вытеснение и сопротивление при попытках вербализовать проблему.

Психология bookap

Борьба с состоянием ПК возможна разными способами. Первый - пассивный, когда человек напрочь отключается от реальности и ожидает, что все как-то само собой утрясется.

Всем, однако, очевидны недостатки такого пути разрешения проблем. Второй путь предполагает помощь психотерапевта. Но он почти всегда недостаточно компетентен или не имеет достаточных возможностей даже для снятия "острого приступа", не говоря уже об искоренении причин ПК. Причины этого слишком глубоки. Они кроются в информационной специализации психики. Нормально существовать возможно только если пользоваться помощью людей противоположного типа. Этим доказывается необходимость дуализации. Дуал, особенно если это полное дополнение, является лучшим психотерапевтом.