Глава 4. Разгром СССР.

4.1. Организационные мероприятия.

Новая стратегия США.

В начале 80-х годов наступает третий заключительный этап информационно-психологической войны против СССР. Приближалось 40-летие со времени окончания Отечественной войны - характерное время, за которым она становится уже историческим прошлым. Военное поколение, сражавшееся за Родину, видевшее в этом смысл своей жизни, испытавшее на себе трудности тех лет, освободившее Европу от фашизма, уже достигло пенсионного возраста и постепенно уходило из активной жизни. Более молодое поколение в результате длительного информационного воздействия, прежде всего со стороны пятой колонны - идеологов КПСС, в значительной мере лишилось веры в исповедываемую официальную идеологию, в будущее страны, а также уважения к прошлому. Эволюционная стадия психологической войны завершилась. На повестку дня в качестве практической задачи ставится операция по тотальному разгрому СССР. Для этого необходимо в сжатые сроки, к часу "икс" привести страну в состояние хаоса и неустойчивости.

В США формируется качественно новая наступательная стратегия. В январе 1981 г. директор ЦРУ Уильям Колби представил соответствующий доклад только что избранному президенту США Рональду Рейгану. В своей книге генерал КГБ В Широнин /1/ так пишет об этом событии:

"Наряду с докладом Кейси принес Рейгану отчеты разведки о характере подрывных акций, проведенных против СССР, о действиях посольской резидентуры, находившейся в Москве и Ленинграде, а также сверхконфиденциальные данные о приобретенной агентуре, в том числе о позициях в государственных структурах СССР агентов влияния. Папки Кейси лопались от материалов о советской армии, о состоянии обороны, экономики. Кейси продемонстрировал также диаграммы поступлений твердой валюты в Советский Союз. Вывод директора ЦРУ был примерно таким: "Наступила благоприятная ситуация, чтобы нанести серьезный ущерб Советам, ввергнуть в полный хаос их экономику, а затем взять под контроль и под свое влияние дальнейшее развитие событий в обществе и государстве". Все это, ко благу национальных интересов США".

В начале следующего года Рейган с группой ближайших советников приступил к конкретной разработке наступательной стратегии по демонтажу "советской империи". Цели и средства этого наступления были обозначены в серии секретных докладов по национальной безопасности (NSDD), суть которых излагается в книге /1/.

"В марте 1982 года "NSDD-32" требовала "нейтрализации советского влияния в Восточной Европе и применения тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом регионе; в мае 1982 года Рейган подписал директиву на восьми страницах, определявшую экономическую стратегию США по отношению к СССР. В документе содержались инструкции для конкретных подразделений президентской администрации, а акцент делался на "использовании" слабых сторон советской экономики. Ставилась цель ее подрыва посредством "насильственного вовлечения Москвы в технологические гонки"; в ноябре 1982 года в "NSDD-66" было прямо объявлено, что цель политики Соединенных Штатов - это подрыв советской экономики методом атаки на ее "стратегическую триаду", т. е. на базовые отрасли, составлявшие основу советского народного хозяйства; наконец, в январе 1983 года Рейган подписал директиву "NSDD-75", в которой ставилась цель "фундаментальных изменений советской системы".

Качественно новым этапом в подрывной деятельности против СССР стало то, что руководство ею, которое раньше осуществлялось спецслужбами якобы без ведома политических инстанций, теперь официально возглавили вашингтонские чины высшего государственного уровня. В подписанной Рейганом директиве N75 предписывалось прямое вмешательство во внутренние дела соцстран с целью подрыва их режимов. При этом главную ставку делали на создание и консолидацию "внутренних оппозиционных сил", которые при поддержке извне должны добиться захвата власти и политической переориентации своих стран на Запад. В директиве говорилось о том, что в основу конкретных действий должна быть положена "программа демократии и публичной дипломатии".

Эта программа, в частности, предусматривала выделение на ближайшие два года 85 млн. долларов для подготовки будущих руководящих кадров и создания прозападных политических партий и профсоюзов в соцстранах, а также в странах "третьего мира", придерживающихся социалистической ориентации. На создание "национального и интернационального рабочего движения" ассигновалось 17,8 млн. долларов, а на издание и распространение литературы, опровергающей "марксистскую диалектическую философию" - около 5,5 млн. долларов". Подготовка кадров, означавшая денежные дотации, бесплатные зарубежные поездки, снабжение техникой компьютерного типа и т. д., служила прикрытием организации сети агентов влияния.

Эти планы в то время многим в СССР казались нереальными. Советский Союз стоял во главе социалистического лагеря, выпускавшего более 20% мирового валового продукта. Он был мощной экономической державой, занимавшей второе место в мире. Представление о масштабах народного хозяйства дают следующие цифры: общее число заводов и фабрик, составлявшее около 50 тысяч, выпускало продукцию 20 миллионов наименований, число хозяйственных связей оценивалось миллиардами. СССР обладал огромными сырьевыми запасами и в принципе не зависел от Запада. Мощную армию, обладавшую паритетом с Западом, никто не мог поразить в открытом сражении. Существовали высококлассные силовые ведомства - КГБ и МВД. Отлаженная структура управления, включавшая партийно-государственные структуры, КПСС, насчитывала 19 млн. членов. В стране развивалась передовая наука, обеспечивались высокие социальные гарантии, всеобщее среднее и развитое высшее образование, доступная медицинская помощь, создан достойный уровень культуры и искусства, а также условия для занятий спортом.

Но на втором этапе информационно-психологической войны велик был и задел пятой колонны - идеологов КПСС. Накопился целый комплекс извращений социализма и просто здравого смысла, несуразиц и глупостей. Это - бессмысленное "творчество" идеологов типа учебника по "научному коммунизму", трафареты, штампы, пережевывание одних и тех же истин, а так же суперцентрализация экономики, планирование от достигнутого, окостенелость планов, бумаготворчество, вырождение партийно-комсомольской верхушки, снижение темпов развития, большой объем непроизводительных затрат. Все это требовало ликвидации перекосов, проведения разумных преобразований.

Проведя на пост генерального секретаря КПСС М. С. Горбачева, команда идеологов всплывает на поверхность и захватывает высшую власть в стране. В этом заключается принципиальное отличие третьего этапа информационно-психологической войны от второго, когда идеологи были в тени, сохраняя внешне сам организм (экономическую и социальную систему СССР), но постепенно разрушая его изнутри. Теперь задача пятой колонны заключается в тотальном разрушении всей системы в целом. Ее общую стратегическую линию можно охарактеризовать триадой: реформа - углубление - разрушение. Решающую роль приобретает динамика событий, которая ранее на втором этапе, не играла для идеологов сколько-нибудь значительной роли. Под шум лозунгов и воздействие СМИ нужно было незаметно пройти критическую точку, не дать никому опомниться и поставить всех перед совершившимся фактом. С практической точки зрения демонтаж советской власти должен был осуществляться уже на уровне определенных организационных мероприятий, которые можно назвать выбиванием скреп, соединяющих страну в единое целое. Руководящую и организующую роль в разрушении страны сыграла пятая колонна, выступающая от имени КПСС.

Смена руководящих кадров.

Лозунг - "Кадры решают все", провозглашенный в годы индустриализации страны, - пятая колонна взяла на вооружение на заключительном этапе информационной войны. Необходимо было провести массовую замену руководящих кадров, поскольку идеологи КПСС и усиленно внедряемые ЦРУ агенты влияния контролировали сравнительно небольшую их часть. Операцию осуществляли таким образом, что на ключевые посты расставляли своих людей, а массовые кадровые замены создали на местах обстановку некомпетентности и неустойчивости.

Горбачев почти сразу же после вступления в должность удаляет из Политбюро возможного соперника Григория Васильевича Романова, который и ранее подвергался обструкции со стороны пятой колонны (клеветническое дело о посуде из Эрмитажа - ср. гл. 3). На XXVII съезде КПСС в начале 1986 г. Горбачев и его команда существенно изменяют состав ЦК, Политбюро и Секретариата, введя туда своих людей. Затем происходит кампания по массовой замене министров, зав. отделами ЦК, секретарей обкомов КПСС, председателей Исполкомов.

Фактически вся эта ситуация была подготовлена еще ранее при осуществлении операция "геронтократия", когда долгие годы высшие должности занимали старцы, неспособные реагировать на изменение обстановки. Таким образом общество реагировало на начало кадровых изменений общество реагировало как на необходимое обновление. Вспоминается забавное хобби одного из знакомых авторов. Имея справочник, где были опубликованы фамилии членов ЦК, первых секретарей обкомов, руководителей исполкомов, министров, - всего около полутора сотен высших руководителей страны, - он регулярно отмечал выбывших, радуясь обновлению, пока из списка не осталось менее 20%. Этот эпизод весьма показателен. В общественном сознании за негативные явления в общественном развитии ответственность несли старцы - геронтократы, занимавшие руководящие посты, а не те, кто стоял за ними, дирижировал происходящим. На начальном этапе даже такие люди, как члены Политбюро Е. К. Лигачев и Н. И. Рыжков выступали совместно с группировкой Горбачева. Кампания по замене кадров осуществлялась на всех уровнях. Наглядной иллюстрацией методов ее проведения служит большая чистка в армии (операция "Руст"). В качестве предлога было использовано приземление на Красной площади спортивного самолета немецкого летчика Матиаса Руста, незамеченного средствами ПВО. Об обстоятельствах этой операции говорится в статье В. Легостаева - помощника Е. К. Лигачева, занимавшего соседний кабинет с А. Н. Яковлевым в здании ЦК КПСС /2/:

"Обстоятельства появления Руста в Москве были и остаются загадочными. К примеру, уже тогда стало известно, что при подлете юного провокатора к столице на командный пункт Московского округа ПВО поступило указание о внеплановом отключении АСУ РЛС для проведения профилактических работ. Что, разумеется, снизило качество обрабатываемой службами ПВО оперативной информации. Как свидетельствовали поступавшие в те дни и недели в ЦК документы, таких подозрительных "мелочей" по маршруту неуловимой "Цессны-172" набиралось больше чем достаточно для серьезных размышлений и выводов.

Постоянно подзуживаемый своим ближайшим окружением, в котором Яковлев уже играл важную роль, Горбачев искал повод для расправы над оппозиционным, как он полагал, руководством Вооруженных Сил СССР. Его-то и доставил ему в урочный час на хвосте своего спортивного самолетика Матиас Руст.

В результате, как заявил на заседании Политбюро сам Горбачев, были отданы под суд 150 генералов и офицеров СА. По данным американских спецов, внимательно следивших за ситуацией, "под Руста" было смещено не только руководство Войск ПВО во главе с маршалом авиации Колдуновым, но и министр обороны маршал Соколов со всеми своими заместителями, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя, главнокомандующий и начальник штаба ОВС Варшавского Договора, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами и все командующие округами. В ряде округов командующие заменялись неоднократно. Волна горбачевской чистки достигла по меньшей мере уровня командования дивизиями, а, возможно, пошла и еще ниже".

Особое внимание обращалось на устранение наиболее квалифицированных и независимых военачальников. Типичный пример - легендарный маршал авиации Александр Иванович Колдунов - дважды герой Советского Союза; в Отечественную войну командир эскадрильи (96 воздушных боев, сбил лично 46 самолетов); с 1970 г. командующий ПВО Московского округа, а с1978 г. главнокомандующий ПВО страны. В результате проведенной операции руководство Советской Армии было фактически обезглавлено.

В своих воспоминаниях В. Легостаев пишет и о своих личных впечатлениях:

"Как-то пополудни в первых числах июня в моем кабинете, по обычаю неожиданно, возник Яковлев. К тому времени он уже успел стать членом Политбюро, близким генсеку. Широкое, грубо прочерченное лицо А. Н. светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: "Во! Все руки в крови! По локти!" Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста, Было принято решение о смещении со своих постов ряда высших советских военачальников. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были "в крови" поверженных супостатов.

Подытоживая за кулисами публичного спектакля подлинные итоги "дела Руста", Горбачев в телефонном разговоре сказал одному из своих ближайших помощников Черняеву: "Теперь умолкнут кликуши насчет того, что военные в оппозиции к Горбачеву, что они вот-вот его скинут, что он на них все время только и оглядывается".

В цитированном отрывке выделяются личностные моменты. А по сути была проведена чистка всего высшего и частично среднего руководства армией, которая от этого удара уже не оправилась. Многое в этой операции и до сегодняшнего дня остается за кадром. Так, неясно участвовала ли группировка Горбачева - Яковлева в планировании и организации полета Руста или оно просто использовала его. В пользу первой версии говорят многочисленные "случайности", обеспечившие успешное завершение полета и пропагандистская эффективность посадки именно на Красной площади. В целом же команда Горбачева осуществив массовую замену ведущих кадров, нагнетала в стране обстановку неустойчивости.

Захват СМИ.

Важнейшая задача пятой колонны заключалась в захвате СМИ, поскольку именно они должны были сыграть решающую роль на заключительном этапе информационной войны. Как протекал этот процесс рассказывает Лигачев в /3/:

"Уже в июле 1985-го Михаил Сергеевич предложил кандидатуру Яковлева на пост заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС. Через несколько месяцев Яковлев был избран секретарем ЦК и начал заниматься вопросами идеологии. Я курировал их как член Политбюро. однако вскоре установилось некое негласное разделение обязанностей: в мою сферу входили вопросы культуры, науки, народного образования, а Яковлев преимущественно сосредоточился на работе со средствами массовой информации. Но главная особенность такого распределения обязанностей заключалась в том, что именно Яковлев возглавил процесс замены главных редакторов. Помнится, в то время, имея в виду необходимость обновления редакторских кадров, я в шутку вспомнил слова Ленина, который, как известно, говорил. что революционное восстание начинается с захвата почты и телеграфа. Увы, впоследствии моя шутка обернулась горькой правдой: я и не подозревал, что речь действительно шла о захвате средств массовой информации. Дело в том, что Яковлев, который с 1967 по 1972 год возглавлял Агитпроп ЦК КПСС (был и. о. заведующего отделом), хорошо знал идеологические кадры. Мог ли я в те месяцы предположить, что на самом-то деле Александр Николаевич формирует свою "радикальную команду" средств массовой информации, которой будет отведена совершенно особая роль в грядущих событиях?

Правда, во имя справедливости должен поведать и о своей ошибке, связанной с назначением редактора одного из самых праворадикальных, самых, если можно так сказать, забойных изданий - журнала "Огонек".

Впрочем, и в данном случае инициативу проявил отдел пропаганды, предложивший кандидатуру Коротича. А когда я попросил познакомить с его творчеством, мне сказали: Недавно в "Роман - газете" опубликована книга "Лицо ненависти". В ней Коротич изложил свое политическое кредо.

Я внимательно прочитал "Лицо ненависти" и, конечно, сделал вывод о том, что автор стоит на прочных идейных позициях. Правда, местами мне показалось, что писатель несколько перебирает: уж слишком экстремистски он разделался с Америкой! Но такой перебор. по моему мнению, был делом поправимым, и я решил встретиться с Виталием Алексеевичем.

Когда высказал ему свои в целом положительные впечатления о книге "Лицо ненависти", Коротич был очень доволен. Обещал, если будет назначен редактором "Огонька", служить партии верой и правдой.

Всем памятны агрессивные, сеявшие раздор среди интеллигенции публикации "Огонька"... Несколько раз я встречался с Коротичем, а порой он и сам напрашивался на прием. При этом неизменно каялся, утверждал, что его подвели сотрудники, клялся, что исправится и что ничего подобного не повторится. Но потом я читал в "Огоньке" экстремистские, антисоциалистические публикации, накалявшие общественную атмосферу, оскорблявшие армию, нацеленные против партии.

Коротич приходил снова. Снова каялся, снова клялся. И снова грешил".

Таким образом, главное условие победы пятой колонны - захват СМИ был проведен так, что никто не успел даже опомниться. Обращает на себя внимание типичный портрет одного из идеологов КПСС - В. А. Коротича. Автор книги "Лицо ненависти", выделяющейся своей ненавистью к США, став редактором "Огонька", развернул на его страницах разнузданную кампанию травли сил, выступавших за сохранение СССР. Завершив свою разрушительную деятельность, Коротич уехал на постоянное местожительство в столь ненавидимые им США, где и был торжественно принят.

Любопытна и другая сторона деятельности команды Горбачева. Одновременно с назначением своих людей, они стремились убрать из политической жизни лиц, с неподходящими для них взглядами, используя самые различные методы. Так было с талантливым и энергичным редактором журнала "Коммунист" Р. И. Косолаповым. В книге /3/ по этому поводу говорится:

"Если не ошибаюсь, самая первая редакторская замена при Яковлеве касалась главного партийного журнала "Коммунист". Его возглавлял Р. И. Косолапов, которого освободили от работы и отправили преподавать в Московский университет.. Ричард Иванович был одним из немногих, за кем, как говорится, присматривали и после ухода из журнала. "Присмотр" заключался в том, чтобы не позволить этому способному человеку вновь продвинуться по служебной и общественной лестнице".

Последующие события показали, что А. Н. Яковлев очень хорошо знал идеологические кадры. Р. И. Косолапов оказался не просто сторонником социализма и сохранения СССР, но и развернул активную деятельность в этом направлении. Главное же, что обращает на себя внимание, - это строгий учет временного фактора и своеобразная элегантность действий команды Горбачева. Так, вначале говорили о связке или тандеме Горбачев - Лигачев /3/. Крупнейшее, решающее дело - захват и бесконтрольное владение СМИ - свершилось, как было описано выше, практически незаметно. Была использована доверчивость Лигачева (идеологи хорошо знали не только идеологические кадры), которого использовали "в темную". Когда же Лигачев стал "возникать" в Политбюро с защитой социализма, то было уже поздно. СМИ с утра до вечера с ног до головы обливали его помоями. А затем Горбачев и вовсе выбросил его из руководства.

Создание хаоса в экономике.

Переворот, слом партийно-государственных структур СССР могли произойти только в условиях нарастающих экономических трудностей, которые во многом определялись непроизводительными расходами. В этом отношении имелся определенный задел, инициированный пятой колонной - идеологами КПСС. В разделе 3.4 уже отмечались значительные потери, организованные "их хмурителями сред нас" за счет брошенных на ветер денег на строительство ни разу не использованных монстров ПРО /4/. Были спровоцированные США потери и на тупиковые разработки в области "звездных войн", в которых предполагались лазерно-ядерные сражения в космосе. После прихода Горбачева к власти был осуществлен целый ряд мер, направленных (на словах) на улучшение экономического состояния страны. Однако, уже цепь первых мероприятий резко усилила теневой экономики. Борьба с алкоголизмом, привела к дефициту бюджета и росту самогоноварения, выкорчевыванию виноградников, подрыву винно-водочного производства; Следует также отметить борьбу с "нетрудовыми доходами", вылившуюся в разрушение теплиц и преследование мелких торговцев на рынках; бесконтрольный механизм образования кооперативов, с регистрацией их за взятки и перекачкой денег из промышленности; процесс отмывания капиталов, полученных незаконным путем; новую организацию внешней торговли, давшую простор для самых невероятных сделок за счет страны, с продажей за бесценок сырья, промышленных изделий, предметов культуры; создание хаоса в управлении предприятиями, с разрывом установившихся связей, неподотчетной бесконтрольностью, часто фиктивностью, приходом в их руководство части бывших партийных верхов. Но при всей их значимости это были явления второго порядка.

Главные события разыгрались в конце 1987 г., когда Правительство СССР подготовило свои предложения по экономике страны на 1988 г. Согласно этим предложениям твердый народно-хозяйственный план трансформировался в государственный заказ, полностью обеспеченный финансовыми и материальными ресурсами. При этом заказ был снижен до 90 - 95% от общего объема производства, а остающимися 5 - 10% продукции предприятия получали право распоряжаться по своему усмотрению на основе договорных отношений. В последующие годы, пользуясь полученным опытом, предполагалось постепенно установить оптимальный уровень госзаказа.

На заседании Политбюро в конце 1987 г. Горбачев и его команда добились решения о доработке проекта Правительства, в результате которой уровень госзаказа был снижен на одну треть, а по ряду министерств - более, чем наполовину. Пользуясь свободными договорными ценами, многие предприятия стали на первых порах получать огромные деньги - сверхприбыль, но не за счет увеличения производства, а за счет своего монопольного положения. В результате доходы в 1988 г. выросли на 40 млрд. рублей, в 1989 г. - на 60 млрд. руб., а в 1990 г. - на 100 млрд. руб. (вместо обычного прироста 10 млрд. рублей). Потребительский рынок был взорван, все товары буквально "улетали" с прилавков. Повсюду стали снимать с производства невыгодную продукцию, - вымывался дешевый ассортимент. Если госзаказ был резко снижен в машиностроении и ряде других отраслей, то в топливно-энергетическом комплексе он составил 100%. Шахтеры покупали все необходимое для производства по договорным ценам, а уголь продавали по государственным. Это послужило одной из главных причин вспыхнувших шахтерских забастовок. Нарушилась справедливость. Произошел разрыв установившихся взаимосвязей в народном хозяйстве. На передний план стали выходить региональные интересы, что стало питательной почвой для сепаратизма.

Итог перестройки - социально-экономический крах: потеряна управляемость производством, финансами, денежным обращением. За 1990 г. объем национального дохода сократился на 5%, а за 1991 г. - на 12%. В 1991 г. производство продовольствия сократилось на 8%, а мяса, животного масла, сыра, консервов - на 13 - 14% /5/, выросла инфляция, практически все товары стали дефицитными, не хватает денег для выплаты работникам образования, здравоохранения, науки, а также военнослужащим. Таким образом усилиями команды Горбачева к концу 1988 г. экономика СССР подорвана. Но СМИ, руководимые той же командой, возлагают всю ответственность на "силы торможения" и "врагов перестройки",

Дезорганизация управления.

СССР был сверхдержавой с огромной территорией, мощной промышленностью, развитым сельским хозяйством, надежной обороной. Функционирование такой страны невозможно без адекватной системы управления, без аппарата управленцев. В СССР существовало плановое хозяйство, которое имело большое преимущество в том, что позволяло сосредотачивать огромные силы и средства на решении ключевых, общенациональных задач. Примерами могут служить индустриализация 30-х годов, освоение космоса в 50 - 60-х, организация мощного западно-сибирского комплекса в 60 - 70-е. Но, как уже отмечалось, в конце второго этапа стали планировать не узловые направления развития, а буквально все - до стопроцентного распределения ресурсов и заработной платы. Экономику стиснули многочисленными инструкциями, ее развитие резко затормозилось, сузилось поле для проявления инициативы.

Объективная задача состояла в том, чтобы устранить негативные аспекты существующей системы управления, что почти целиком поддерживало общественное мнение. Но Горбачев и его команда пошли по другому пути - по пути постепенного разрушения системы управления. Всем памятна развернувшаяся в печати мощная кампания по борьбе с "бюрократизмом". На самом деле под этим лозунгом повели атаку на управленческий аппарат, который был одной из тех скреп, что еще объединяли общество. В сознание людей внедрялся термин "командно-административная система", под которым подразумевалось плановое хозяйство. Ему придавался сугубо отрицательный смысл, панацея от всех бед виделась в стихии рынка, который все расставит по своим местам.

В период перестройки на читателя обрушивается целая лавина книг, статей и сборников (например /6 - 9/). Приведем характерную выдержку из сборника "Не сметь командовать" /8/, где авторами являются: Н. Я. Петраков, Г. С. Лисичкин, Г. Х. Попов, Е. Г. Ясин, А. М. Яковлев, Г. И. Шмелев, В. Л. Перламутров, Е. Т. Гайдар, И. А. Васильев, Н. П. Шмелев, В. И. Селюнин, К. Г. Гофман, И. В. Липсиц, Б. В. Ракитский, На стр. 221 говорится:

"Даешь пятилетку в четыре года! И в этом опьянении всесилием власти потонули трезвые голоса. Кому теперь интересны вещие слова Н. И. Бухарина, который еще в 1928 г. в своих "Заметках экономиста" предупреждал: "Можно бить себя в грудь, клясться и божиться индустриализацией, проклинать всех врагов и супостатов, но от этого дело ни капельки не улучшится. Можно надеяться на правило: "авось проскочим!", можно играть в чет-и-нечет, "загадывать" и т. д., но увы, объективные соотношения выползут все равно на свет божий, ибо из "будущих кирпичей" нельзя строить "настоящие" фабрики... В 1931 г. это предупреждение не принималось во внимание. Тем более оно отзывается в 1989 г. в наших сердцах и, извините за прозу жизни, в наших желудках. Кстати, едкое замечание Бухарина о строительстве фабрик из несуществующих кирпичей вам ничего не напоминает? Ну, конечно. Новое платье андерсеновского короля. Ва-банковая хозяйственная политика, экономический авантюризм логически требовали террора, чтобы не нашлось мальчика, который бы крикнул: "А король-то голый!". Последовали репрессии, результаты индустриализации и коллективизации фальсифицировались. И в том, и в другом деле инициативу взял на себя сам Сталин. Его доклады и выступления пестрят передергиванием фактов, подтасовкой и прямым искажением цифр и статистических данных..

Сейчас мы возлагаем большие надежды на экономический механизм. Что это такое? На мой взгляд, это создание такого хозяйственного климата, когда экономические законы проявляют себя в естественной, раскрепощенной форме. Выгодное принимается, убыточное отвергается. Кто больше и лучше работает, тот больше потребляет. Право выбора хозяйственных партнеров, структуры производства и потребления регламентируется экономической эффективностью и доходами. Если такой климат будет создан (а ведь мы как будто хотим этого), то зачем директивные плановые предписания - делай то, сей тогда-то, вези туда-то?".

Этот отрывок отражает стандартную схему публикаций того времени. В начале выписывается эмоциональный образ (здесь - будущие кирпичи) и выражается ужас по поводу проклятого сталинского прошлого; затем этот образ переносится на наше время и делается вывод о принципиальной порочности экономики СССР; наконец финал - светлый образ Запада, где "экономические законы проявляют себя в естественной раскрепощенной форме". Конечно, если начать разбираться по существу, то видно, что "будущие кирпичи", из которых якобы Сталин строил промышленность, привели к выходу нашей страны на второе место в мире по экономике, к превышению уровня нашей военной техники (танков, артиллерии, самолетов) над техникой всей Западной Европы, покоренной Гитлером. А через год после того, как Бухарин написал свои образные слова, невиданный кризис поразил цитадель "демократии", где "экономические законы проявляют себя в естественной раскрепощенной форме".

Основная масса публикаций принадлежала кабинетным экономистам и журналистам от экономики типа Е. Т. Гайдара, которые сами появились как порождение информационной войны. В свое время идеологи КПСС отрезали теоретическую экономику от всего нового, для них существовал в основном капитализм XIX века и марксизм. Отрешившись от марксизма, идеологизированные кабинетные экономисты строили свои рассуждения на материале прошлого века. Но применение к современной экономике, представляющей собой суперсложную систему со множеством связей (тысячами связей для одного предприятия), эталонов прошлого века - это не просто вульгаризация, а прямой путь к возникновению хаоса.

А это и была цель пятой колонны, которая, подготавливая общественное мнение к отказу от планирования и регулирования, рекламировала тезис о "саморегулировании"с помощью стихийных случайных процессов, реализуемых в рыночных отношениях. Согласно этому тезису необходимо было полностью устранить любое вмешательство (в том числе КПСС и "бюрократов") в экономические и социальные процессы. Отметим, что КПСС была уже не только и не столько политической партией, но прежде всего мощным контрольным органом на местах. Фактически же горбачевская группировка направила свои действия на устранение всякого контроля и создание условий для безграничного обогащения за счет общества узкого слоя людей, которые послужат опорой для уничтожения СССР. Дезорганизация управления вела к криминализации общества, а также к обособлению регионов и создавала условия для расчленения страны.

Иногда действия руководства страны в годы "перестройки" сравнивали с постепенным отключением систем автоматического и ручного контроля и защиты на Чернобыльской АЭС перед катастрофой. Сюда относили создание напряженной экономической ситуации с помощью антиалкогольной кампании; отмену монополии внешней торговли с бесконтрольным вывозом продукции за рубеж; образование огромного внешнего долга; потерю управления на основе ликвидации старого исполнительного аппарата во многих звеньях без создания нового; выключение КПСС, как составной части надстройки, из решения стоящих перед страной проблем; практическую ликвидацию контроля снизу, разрушение системы связей между предприятиями.

Если попытаться взглянуть на события тех лет с целостной точки зрения, то обращают на себя внимание два обстоятельства: Во-первых, масштаб событий. Так, за короткий срок были проведены коренные кадровые изменения на всех решающих направлениях (партийно-государственное руководство, армия, средства массовой информации) и на всех уровнях; была взорвана экономика, нарушено нормальное управление страной. Во-вторых, видна очень четкая последовательность мероприятий и событий в высшей степени благоприятная (если не уникальная) для осуществления горбачевской группировкой своих целей. Проведя системный анализ событий, можно сказать, что группировке Горбачева - Яковлева - Медведева, при учете любых связанных с ними людей, проделанная работа не под силу. Это возможно только в предположении, что горбачевская группировка управлялась извне и широко использовала данные и заготовки, в создании которых должны были участвовать многие тысячи людей. Другими словами, все сделанное результат информационной войны, полученный США. Горбачевцы же играли роль винтиков. Однако, как говорится в основополагающем документе информационной войны - Директиве 20/1 "мы не возьмем на себя ответственность за то, что добивались или осуществили это".