Глава 3. Второй этап информационно-психологической войны.

3.4. Агенты влияния входят во власть.

Положение в руководстве.

Постепенно процесс разложения КПСС набирал темпы. Он имел своеобразную аналогию с выращиванием растений на загрязненной промышленными отходами почве /22/. Для некоторых видов растений конкретные загрязнения концентрируются наверху в ботве, а корнеплоды остаются чистыми. Так и в КПСС нарастала концентрация негативных личностей наверху, в высшей партноменклатуре. Этому способствовала бомба замедленного действия, заложенная в КПСС еще Н. С. Хрущевым. При нем, как отмечалось в разделе 2.4, партноменклатура кроме обычных "прав человека" фактически получила право на измену Родине. Тогда и потом любое расследование и разработка по линии КГБ связей и деятельности членов ЦК, секретарей обкомов и даже райкомов, а также некоторых других категорий номенклатуры (в отличие от рядовых граждан) были запрещены. Тем самым партноменклатуре выдали карт-бланш. В результате возникли условия для широкого внедрения агентов влияния Запада и (со средины 70-х) постепенной расстановки их на ключевых постах.

Когда начинаешь анализировать обстановку в стране в те годы, то бросается в глаза почти скачкообразное увеличение нелепых и ошибочных действий руководства, направленных отнюдь не в пользу государства. Масштабы бессмысленных действий этого периода и убытков государства впечатляют. Таким образом, наряду с идеологами КПСС и диссидентами, которые играли отвлекающую роль прикрытия, появляется еще одна сила - агенты влияния в высшем партийно-государственном руководстве. Все они были в благодетельной тени старцев, имитирующих правление страной.

Операция "Геронтократы".

В середине 70-х годов наблюдается скачок в действиях пятой колонны. Она увеличивает свой потенциал и приобретает возможность решающего влияния на события в основных сферах партийной и государственной жизни. На первый план выдвигается кадровый вопрос: где-то они расставляют своих людей, а где-то бережно сохраняют на руководящих постах заслуженных старцев, слабых или дефектных.

К середине 70-х СССР становится страной геронтократии. Престарелый и практически нетрудоспособный Л. И. Брежнев до самой смерти находился на посту генсека. В 1984 г. генсеком становится 72-летний К. У. Черненко, неспособный к тому времени управлять не только страной, но и ЖЭКом. В этой связи многим запомнилась переданная по телевидению беседа В. В. Гришина с К. У. Черненко, когда "вождь" почти на все вопросы отвечал: "это хорошо". Зрителям было неясно - понимает ли генсек вообще, что происходит. В 1980-м г. Председателем Совета Министров назначается 75-летний Н. А. Тихонов, соратник Л. И. Брежнева по Днепропетровску. Он остается на этом посту и при ухудшении здоровья, когда сможет выходить на работу лишь к середине дня (с утра необходимы подготовительные процедуры). И рангом ниже были старцы - сонное царство расширялось. Т. е. высшее руководство стало практически недееспособно и управляемо.

Другая сторона деятельности идеологов заключалась в устранении сильных инициативных личностей, способных в перспективе повлиять на события и обстановку в стране. На них собирали компромат или убирали тем или иным способом. Хорошо известны интриги против А. Н. Косыгина, блокировка намечавшихся им реформ. Из брежневского Политбюро были устранены К. Т. Мазуров и А. Н. Шелепин. Про последнего распространялись слухи, что железный "Шурик" намеревается навести порядок и отнять свободы, полученные при Брежневе. До сих пор многое остается неясным в гибели П. М. Машерова и Ф. Д. Кулакова, резко выделявшихся в Политбюро своими деловыми и человеческими качествами. П. М. Машеров был выдающимся человеком, пользовавшимся большим авторитетом, а также - возможным преемником Брежнева. О другом возможном преемнике - Г. В. Романове - распространялись настойчивые (ложные) слухи об использовании им музейных сервизов из Эрмитажа на свадьбе дочери. Эти слухи получили массовое распространение, и имя Романова в глазах многих людей стало символом коррупции. Однако на высшем партийном уровне было принято решение - не выступать ни с какими опровержениями, мол слухи затухнут сами собой. Такая же процедура устранения инициативных, сильных личностей, профессионалов со своих постов происходила и на более низких уровнях. Стали популярными девизы: "не высовывайся" и "всякая инициатива наказуема".

Операция "Кисунько".

В 70-е годы вошедшие в силу идеологи с помощью своих людей, расставленных на ключевые позиции, проводят крупные акции по подрыву оборонной мощи страны. В книге Григория Васильевича Кисунько /13/, выдающегося специалиста, организатора противоракетной обороны (ПРО) страны, содержится детальный анализ одной из таких акций. Задачи этих акций: бесцельное расходование средств, принятие тупиковых направлений, якобы по аналогии, а на деле по прямой наводке из США, выбивание ключевых специалистов отрасли.

Ниже приводятся краткие выдержки из книги /13/, дающие представление об организации бессмысленного, подрывающего экономику страны расхода средств. Исходным моментом явилось внедрение нужного человека в нужной точке.

"Предметом акции была самая уязвимая точка в развитии новой техники, а именно - формирование научно-технической политики и доведение ее до уровня директивных документов, после чего даже без участия автора этих документов вступает в силу вся система управления промышленностью, система заказов военной техники, контроля, НИРов и ОКРов - пусть даже самых дурацких. Именно в этой дуракоопасной точке Марков занял в 1968 году ключевой пост замминистра МРП - головного министерства по ПРО и СПРН (система предупреждения о ракетном нападении). И именно административные рычаги и свобода действий на этом посту предопределили масштабы бедствия, каким явилось его губительное вторжение в сложнейшую оборонную проблематику XX-го столетия.

В октябре 1981 года собственный корреспондент "Известий" по Хабаровскому краю Борис Резник случайно наткнулся на "таежное чудо" в районе поселка Большая Картель в виде странных циклопических сооружений стометровой высоты, километровой протяженности, напичканных радиоэлектронной аппаратурой. Эти сооружения никем не охранялись, кругом - ни души, если не считать пришлых любителей - раскулачивателей радиоэлектронной начинки бесхозных объектов. Если бы не эта случайная находка дотошного корреспондента и последовавшие затем публикации в газете - никто из непосвященных не узнал бы о величайшей афере в советской оборонке и о ее главаре.

Таким образом, огромные средства, время и труд сотен тысяч людей, наивно считавших, что они работают на оборону СССР, оказались выброшенными на ветер и, может быть, где-нибудь совсекретно списаны на научные исследования особой важности. И из публикаций в газете "Известия" (номера от 18 и 24 октября и от 18 ноября 1991 года) для всех, кто знаком с историей объектов, засекреченных под шифром "Дуга", было ясно видно, что кто-то всячески пытается зациклить внимание корреспондентов и прокуроров только на фактах разворовывания и разграбления электронной начинки, - особенно содержащей драгметаллы... Все это делается для того, чтобы не выпустить из-за завесы секретности главные охраняемые от народа чудовищно криминальные тайны и большекартельской (разворованной и сгоревшей) ЗГРЛС (загоризонтная радиолокационная станция), и такой же чернобыльской - тоже разграбленной и прекратившей свое существование, а также экспериментальной в районе Николаева.

Первая из этих тайн состоит в том, что в основу построения ЗГРЛС были заложены подброшенные "из-за бугра" тупиковые идеи, и поэтому создаваемые объекты были изначально мертворожденными. И именно по этой причине, а не из-за мнимого "морального и технического старения" созданные объекты не были приняты Министерством обороны на вооружение. То есть изначально бросовыми были затраты на создание ЗГРЛС.

Вторая тайна объектов, скрывающихся под шифром "Дуга", состоит в том, что решения об их создании принимались вопреки научно обоснованным предостережениям компетентных специалистов, а сами эти специалисты подвергались жестким санкциям. Например, очень четко, по-военному был изгнан в запас из управления военного заказчика ПВО полковник-инженер Зинин Валерий Иванович. А вот с главным конструктором надгоризонтных РЛС А. Н. Мусатовым руководству НИИ ДАР (НИИ дальней радиосвязи) пришлось повозиться. Зато и результат: не только выгнали из НИИ ДАР, но и уволили из кадров Вооруженных Сил, да еще исключили из КПСС...

В период подготовки предложений о создании ЗГРЛС А. Н. Мусатов представил в НТС института докладную записку, в которой доказывал, что на ЗГРЛС эхо-сигнал от факела МБР будет в десять тысяч раз слабее сигналов от помех и поэтому строить ЗГРЛС бессмысленно. Для рассмотрения этой записки в НИИ, по указанию его недавнего директора В. И. Маркова, - ставшего заместителем министра, генеральным директором и техническим руководителем ЦНПО, а также председателем межведомственного НТС по проблематике ПРО, СПРН и ПКО, - был созван надлежащим образом сформированный карманный "президиум НТС", в который для массовости были включены парторг НИИ, профорг, комсорг, директор и главный инженер опытного завода и другие несведущие в рассматриваемом вопросе лица. Этот "президиум" единогласно, - десять против одного А. Н. Мусатова, - высказался за создание ЗГРЛС: дескать, американцы вовсю строят ЗГРЛС, - значит, по Мусатову выходит, что они дураки?

А американцы действительно через прессу пустили утку для наших дураков, - а может для своих "хмурителей" среди нас, - будто США приступают к строительству ЗГРЛС в варианте "на просвет": передающая позиция на территории США и две приемные позиции на островах Кипр и Тайвань. Причем эта информация "подтверждалась" интенсивными заглотнуть "загоризонтную наживку" сначала работами на Кипре и Тайване по созданию радиоприемных центров, и это помогло военному заказчику (ПВО), а затем и НИИ ДАР после того, как его директором стал В. И. Марков. После повышения В. И. Маркова на должность замминистра он получил возможность протащить решение о создании ЗГРЛС при поддержке военно-промышленной комиссии (Л. И. Горшков) и военного заказчика на уровень ЦК КПСС и Совмина СССР. Между тем американцы, убедившись, что мы необратимо вляпались в "загоризонтную" авантюру, объявили, что они прекращают строительство ЗГРЛС, а приемные центры на Кипре и Тайване передаются службам радиоперехвата ЦРУ.

Не будь "Дуги" - имели бы мы и круговое поле вокруг Москвы, и еще три 90-градусные станции "Дунай-ЗУ" для северной линии СПРН. Причем сплошное круговое поле обслуживало бы информацией СПРН всю европейскую часть России со всех ракетоопасных направлений, - даже если бы в ближнем зарубежье все страны, подобно Латвии, уничтожили оказавшиеся на их территориях РЛС СПРН бывшего СССР

Резким контрастом нашей дырявой изнутри и снаружи сети надгоризонтных РЛС ПРО - СПРН является созданное в США сплошное круговое радиолокационное поле дециметрового радиодиапазона, четырежды эшелонированное в направлении на СССР. Это поле является устойчиво живучим и гарантирует получение и выдачу высокоточной достоверной информации о характере и структуре налета МБР на территорию США с любого направления".

В итоге, пользуясь терминологией Кисунько, победили "их хмурители среди нас" (т. е. агенты влияния). Страна понесла гигантский экономический ущерб, был создан набор бесполезных циклопических установок, сотни тысяч людей работали вхолостую, устранены ключевые талантливые люди, в том числе и сам генеральный конструктор Г. В. Кисунько. И, что особенно интересно, в основе деятельности "хмурителей" лежали прежде всего психологические методы обработки людей, их противопоставление друг другу, а также связи с аппаратом ЦК. О конкретных психологических приемах говорится в ряде мест книги /13/.

Описанная ситуация отнюдь не была единичной. Так, программу США "Звездные войны" "их хмурителели среди нас" использовали как основание для громадных бесполезных затрат. Интересно, что одним из использованных наверху аргументов была публикация плана "Дропшот" /23/. Нечто подобное наблюдалось и на более низких уровнях. Раздувались конфликты и противоречия в науке и конструкторских бюро. Например, длившееся десятилетия противостояние академиков Н. Г. Басова и А. М. Прохорова, возглавлявших крупные научные коллективы в лазерной физике. Создавались жесткие препятствия движению наверх инициативных, но не подконтрольных людей.

Все это в глазах рядового человека выглядело межведомственными склоками, бюрократической борьбой, обусловленных личными качествами людей. На самом же деле очень многое координировалось и поддерживалось сверху.

Дорога в тупик.

К началу 70-х годов в СССР был создан мощный промышленный и оборонный потенциал, достигнут паритет с Западом в области стратегических вооружений, значительно сократился разрыв в уровне производства с США, созданы возможности для успешного продвижения вперед. Перед США встала задача торможения темпов роста Советского Союза. К этому времени позиции идеологов укрепились и они проводят ряд мероприятий по изменению курса, каждое из которых внешне представляется случайным и даже имеющим основания, но в совокупности ведущих страну в тупик.

Как отмечалось в главе 1, определяющее влияние на народное хозяйство и темпы его развития начали оказывать передовые технологии и наукоемкие производства. Однако в стране был выбран сырьевой вариант развития, который, в принципе вел к неизбежной потере темпов и к отставанию. Его аргументация имела смысл. Этот вариант предлагался как временный, позволяющий быстро получить доходы, в частности от продажи нефти и газа, а также компенсирующий высокие затраты на оборонные работы (значительная часть из которых, как отмечалось, были бессмысленными и организованными "их хмурителями среди нас"). Резко возросла добыча нефти и газа, построены трубопроводы в Европу. Но из временного этот вариант стал постоянным.

Вместе с тем, у СССР, как ни у какой другой страны, появилась возможность пойти по пути создания высоких технологий, причем первоначально работы в этом направлении шли с опережением мирового уровня. Дело в том, что еще с послевоенных лет, когда по инициативе И. В. Сталина произошло резкое увеличение ассигнований на науку, возросли ее масштабы и улучшилась организация. Можно даже говорить о расцвете фундаментальной науки в СССР. Ее объем оценивался как 1/3 или 1/4 мировой фундаментальной науки. Очень высокое качество научной подготовки в СССР отмечалось всеми. Например, при обмене аспирантами в 80-е годы ряду соискателей из Западной Европы приходилось дополнительно затрачивать год, чтобы стать на стандартный уровень МГУ.

В отличие от Запада, где основой было внедрение научных результатов в практику, в СССР существовал разрыв между фундаментальной наукой и внедрением ее результатов. Развитие фундаментальной науки (академической и вузовской) рассматривалось как самоцель. Среди научной интеллигенции сложился образ науки, как высшей ценности, принадлежащей всему миру. Внедрение в практику почти не поощрялось, т. е. разрыв фундаментальной и прикладной науки поддерживался сверху, что резко снижало эффективность исследований. Запад, внедряя свои новые технологии, использовал советскую фундаментальную науку как своего рода сырьевую базу. Она была одной из важных составляющих технологического прорыва США в 70 - 80-е годы.

Что касается технологий, то многие прикладные научные разработки, значительно превышающие мировой уровень, были сделаны в оборонной промышленности. Но из-за водораздела между оборонной и обычными отраслями промышленности уже разработанные технологии в обычные отрасли практически не внедряли, используя в качестве аргументации секретность. При этом страна терпела огромные убытки. Тормозились также работы по информационным технологиям, постепенно приобретавшим решающее значение для научно-технического прогресса (ср. гл. 1), что пытались прикрыть нехваткой средств или первоочередностью других направлений. В качестве первоочередных выдвигались или крупные амбициозные проекты, или проекты, которые дадут отдачу в очень далекой перспективе. Крупные неконтролируемые проекты были очень выгодны исполнителям и находили поддержку.

Вся совокупность действий пятой колонны вела к торможению темпов развития и дезорганизации экономики, придавала ей неравновесный характер. Назревавшая необходимость структурных преобразований в экономике, придания ей равновесного характера (ср. гл.1) была осознана в Китае и, частично, в Венгрии. Их планировал А. Н. Косыгин, но в конце концов они были положены под сукно. Смысл же действий идеологов состоял в координации усилий с целью задержать экономическое развитие страны, опираясь на аргументацию о нарушении марксистско-ленинских принципов.

Завершение второго этапа, потеря веры.

Второй этап информационно-психологической войны, длившийся четверть века (1960 - 1985 гг.), носил эволюционный характер. Внешне все менялось очень медленно и незаметно. Ставка была сделана на постепенность изменений. Но процессы шли и направлялись пятой колонной, контролировавшей власть в стране. Идеологическая сфера и откровения идеологов приобретали все более оторванный от жизни характер, и в разговорах людей между собой все чаще слышалось по их адресу слово "идиотизм". Тормозилось внедрение высоких технологий при высочайшем развитии фундаментальной науки. Во внешней торговле утвердилась сырьевая ориентация Об организации огромных бессмысленных затрат говорилось в цитированной выше книге Кисунько /13/. Управленческие структуры в значительной степени заменялись системой личных связей. Одним из условий положительного завершения дел в вышестоящих организациях стал список конкретных людей в главках и министерствах, реально принимающих решения. На первый план выходили не государственные интересы, а возможность получения выгоды. Все большую роль приобретают зарубежные поездки и связи.

Определяющий итог второго этапа - потеря веры, объединяющей массы людей. Вера играла ключевую роль в трудные времена, она объединяла людей вокруг своих лидеров: Дмитрия Донского, Сергия Радонежского, Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Петра I, Иосифа Сталина в самые различные времена: в Смутное время, в войне 1812 года, в Гражданской и Отечественной войнах. Она имела различные формы, но единую глубинную сущность. Что касается веры в социализм, то ее подорвала длившаяся десятилетиями кампания против И. В. Сталина, развернутая идеологами КПСС, подвергших остракизму советскую эпоху, и по существу пародийным характером восхвалений В. И. Ленина. Находившиеся "на престоле" поздний Л. И. Брежнев и К. У. Черненко в лучшем случае вызывали лишь чувство жалости. Если раньше страна имела высокие темпы развития, далеко опережавшие мировой уровень, то к началу 80-х они резко снизились, а образовавшийся технологический разрыв постепенно увеличивался уже не в пользу СССР. Пропагандируемый идеологами "марксизм-ленинизм" вообще, и "научный коммунизм" в частности, в начале 80-х воспринимался многими как некий необходимый обряд, ничего общего не имеющий с действительностью.

К концу второго этапа обозначаются силы, чьи интересы начинают входить в противоречие с существующим строем. Первая из них - это верхушка самой КПСС. Для одной ее части путь наверх шел через подлаживание, пресмыкательство или предательство бывших покровителей, для другой - через теневое перераспределение товаров, жульничество, для третьей - через покрытие "дружков", расправу с теми, кто "высовывается". Получив возможность зарабатывать на распределении ресурсов, квартир, денежных средств, прослойка распределителей имела цель получения и экономической власти, с тем, чтобы создать и использовать капитал для себя.

Вторая сила - теневики, уже сумевшие нажить значительные капиталы. Но им важно было легализовать его и приобщиться к реальной власти.

Третья сила - растущая прослойка "лишних" людей в интеллигенции. К 80-м годам СССР располагал примерно четвертью научных работников мира, но эффективность их работы падала. У многих людей, окончивших ВУЗы, ставших кандидатами наук, имелся определенный уровень притязаний, иногда внутреннее пренебрежение к "гегемону", иллюзия понимания различных проблем. В реальной жизни их образование часто было не нужно: на заводах - толкачи, в институтах - имитация деятельности. Возникает осознание бессмысленности работы, не сложившейся судьбы - своего рода комплекс неполноценности. Оправдание находят в том, что виноваты не они, а система.

Еще один важный фактор связан с обстановкой идеологической стерильности, созданной в стране идеологами КПСС, не допускавших обсуждения новых идей и теорий, называя их идеалистическими, а используя лишь препарированный "марксизм-ленинизм". Поэтому, подобно марсианам в книге Г. Уэллса "Борьба миров", не обладавшими иммунитетом к действию микробов и погибших в земных условиях, люди в массе своей были лишены иммунитета к непосредственному пропагандистскому психологическому воздействию и в результате оказались беззащитными. Таким образом, многое из того, что ранее воспринималось нами как театр абсурда, было результатом блестяще проведенных операций.