Глава 2. ПОЗНАНИЕ СЕБЯ. РАЗРЕШЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


...

Наследник фараона



ris18.jpg


Наверное, невозможно описать словами впечатление от этого лица. Высе-ченное из песчаника, оно хранило в себе невыразимую тайну и очарование пустыни. Да, конечно, жестоко солнце, сух и безжизнен зыбучий песок, но какие миражи рождает это дно земли, какие истины открывает оно, что пророки УХОДЯТ за ними прочь от людей, прочь от любой иной стороны жизни. Кто из поэтов Востока не пел в своих стихах красу пустыни? В утренние часы, когда она обнажает свою наготу из-под синеватой дымки, в которой прячутся последние следы ночных сновидений. В полуденный жар, когда в раскаленном воздухе плавают безумные глаза джиннов, когда в белизне песка и солнечных лучей жизнь и смерть перестают различать друг друга. В вечернюю пору, когда гряды дюн отбрасывают тени с такой нежностью, словно художник, затаив дыхание, изображает бессмертную красоту засыпающих богинь. В ночное время, измеряемое звездами и зеркалом небес, в которое глядится сам Создатель вселенной…

Так голова девушки, еще не простившейся с детством и уже шагнувшей в пору трепетной женственности – в ней, говорю я, в ее улыбке воплотилось лицо самой пустыни во всей ее роскоши и убийственной беспощадности. И не потому ли, вглядываясь в этот скульптурный портрет, я вдруг обнаружил за прозрачностью ее черт еще одно лицо. Столь же нежное, как и первое, оно принадлежало уже юноше и таило в себе тихую грусть. Я на мгновение закрыл глаза, а затем снова вгляделся в портрет. Эффект двойного лица повторился, но в ином варианте. Теперь уже девушка была печальна, а юноша улыбался… Лица поочередно меняли свои выражения, а я, не понимая этой загадки, чувствовал, что близок к расстройству разума.

Никто из сотрудников музея не мог дать сколь-нибудь удовлетворительных сведений об этом произведении, пришедшем из тьмы веков. «Голова египетской принцессы…?» – сухо именовался портрет, в конце стоял вопросительный знак. Ни даты, ни имени, ни места, где был найден портрет, чтобы связать его с какой-либо династией…

Проходило время, а голова прелестной египтянки словно поселилась в моей душе и стала почти навязчивостью. В каких глубинах моего подсознательного пролегла трещина, и сквозь нее просочились воды иного мира, чтобы поколебать то, что я считал реальностью? Я стал искать особый смысл за обычными вещами, я вглядывался в лица окружающих, пытаясь увидеть за ними что-то еще, новое и неизвестное мне. Мне стало казаться, что в бесконечном кружении вселенной повторяются одни и те же события. Время движется не вперед, а по кругу, и возвращает нас в давно прожитые жизни. В них мы встречаем уроки, которые не сумели понять и выучить. Снова и снова мы повторяем свои ошибки либо находим новые верные пути.

И вот каждый шаг мой стал повергать меня в долгие и мучительные раздумья. Верно ли я поступаю? Что принесет мой выбор? Рухнут ли чьи-то царства, если я ошибусь? Восстанут ли в красоте и мудрости иные народы, если я поступлю правильно? Продолжать так жить дальше не было сил. Отлично зная корень всех моих несчастий, я решил либо выкинуть из своей души впечатления от египтянки, либо пробиться сквозь него к разгадке этой двойственности. Почему улыбка девушки скрывала печаль юноши? Что за смысл заключается в их игре, когда они менялись местами? Имея некоторые художественные способности, я взялся за глину.

Старый, но верный способ избавиться от впечатления – вновь пережить его и выплеснуть свои чувства, выразив их тем или иным способом. Итак, я взялся за глину, чтобы затем перейти к камню. Голова египтянки, извлеченная из моей памяти, заколебалась передо мной в зыбком тумане. Страх охватил меня, когда я вдруг осознал, что вижу не каменное изваяние, а лицо из живой человеческой плоти.

– Или! – сказала она, обращаясь ко мне, и я всем существом своим откликнулся на это имя. – Время идти, караван ждет тебя! – снова прозвучал ее голос, в сравнении с ним звуки арфы показались бы шепотом ветра. О, воистину было время идти, не зная куда, не ведая дороги, не предполагая, кончится ли путь и если да, то чем.

Никто из придворных фараона не знал, зачем собрались к нему жрецы и звездочеты, но смутная тревога поселилась во дворце. Мешаясь с домыслами, поползли из дворца слухи – один фантастичнее другого, и лица людей темнели от предчувствий. Говорили, что Озирис выпустил из рук своих судьбы Египта, что Изида в гневе и печали покинула своего царственного супруга, и ныне страна обречена на гибель. И уже на базарах шептали о том, что вместо светлых аистов какие-то стаи черных птиц спустились на великие пирамиды, а воды Нила переполнились крокодилами, которые стали выходить на берега и нападать на людей.

Во всех предзнаменованиях и слухах в действительности была истина.

Мудрецы, сошедшиеся у фараона, сообщили ему, что знаки звезд вещают конец его царствию, конец его династии и самому Египту. Волны диких народов захлестнут священную землю, и лишь пирамиды останутся памятью египетской культуры и цивилизации.

– Что делать? – спросил фараон. И каждый из мудрецов подходил к фараону и шептал ему свои советϷ‹, но ΀¼орϫ‰ины на светлом лице владыки не рассеивались, но лишь сгущались. Наконец последний из жрецов приблизился к нему, когда другие покинули покои фараона.

– Внемли, о Сын Солнца! – громко сказал он. – Нет проклятия богов на землях Египта, но пришел срок дать дорогу иным народам. В древних книгах о началах Египта говорится о связи его с иными звездами, что поделились с ним своей культурой и знаниями. Все, что дано было когда-то, должно вернуться обратно обогащенным опытом Земли. Ныне из далеких миров Вселенной идут на Землю посланцы звезд, что оплодотворили Египет. Возьми самое драгоценное, что есть в вашей стране, и отдай посланцам.

– Что я могу вернуть звездам, кроме знаний, которых у них гораздо больше, кроме богатств, которые лишь горстка пыли рядом с тем, что имеют они, кроме созданий красоты, которые выросли из семян, что послали звездные люди? Ах, как беден я среди всего, что окружает меня! Но я пошлю самое драгоценное, что имею, – мою дочь. В ней кровь всех династий, в ней красота моего народа, в ней душа, которая впитала тепло земли и свет тех звезд, к которым мы устремлялись, – ответил фараон.

– Мудрость фараона дает надежду на спасение, – молвил мудрец, склоняя голову. – Ты опередил мой совет. Я знаю, что с посланцами должен прибыть Звездный принц и Любовь как высший дар Земли увенчает его путь и будет драгоценным цветком в садах иного мира.

И вот фараон стал спешно готовить в путь караван. Он должен был идти в пустыню и искать встречу со звездными посланцами. Вместе с главным в путь должны были пойти еще два каравана, их целью было сбить со следа врагов царства. Все три каравана готовились в путь одинаково, и никто не знал, в каком из трех будет принцесса. Могучие воины, опытные проводники, мудрейшие из звездочетов входили в каждый караван, и фараон был доволен. Однако в последний момент снова пришел к нему советник.

– Я надеюсь на успех, как и ты, владыка! – сказал он. – Но никто не может знать нити судьбы. Сколько смешалось народов и династий на земле Египта, и, быть может, предвещаемый конец царствия уже произошел столетия назад. Также вероятно, что звездные посланцы могли заблудиться или опоздать к сроку. Время вселенной исчисляется не земными днями. Час и тысячелетие неразличимы в пространстве мира, и тогда наши караваны обречены на гибель. Потому найди среди твоего народа счастливых людей, и пусть они сопровождают караван вместе с теми, кто обладает силой и знаниями.

Фараон согласился, и на следующий день слуги его бросились отыскивать счастливых людей. Всю страну обыскали они на быстрых конях, но нашли лишь одного счастливого человека. Звали его Ипи, был он пастухом и не знал родителей своих, как не имел и дома. Еще ребенком нашли его в пустыне и воспитали добрые люди. Соседи считали, что он не совсем в своем рассудке. Что бы ни посылала ему судьба, за все он благодарил небо, и улыбка не сходила сего лица, даже когда он терял стадо или голодал. Может быть, в иной момент слуги фараона усомнились бы представлять его фараону, но иного счастливца не было.

– Что ж, я верю тебе, и так же, как каждому, кто собирается сейчас в путь, вручаю тебе самое драгоценное, что есть в моей жизни. Доставь караван к цели, и твое имя высекут у подножья великих пирамид.

– Я сделаю все, что смогу! – сказал юноша.

Три каравана вышли среди глубокой ночи из трех ворот и двинулись в разные стороны пустыни. В каждом караване была девушка с закрытой маской лицом, но никто не знал, которая из них – дочь фараона. Прошло много времени, и под жаркими лучами солнца стали таять надежды каравана, где шел Ипи. Сражения с туарегами, бесконечный путь, редкие оазисы и главное – незнание того, где и как завершится их странствие. Молчали звезды, и мудрецы умирали с открытыми глазами, не вынеся тягот пути, не найдя ответа. Вдвое сократился караван, но возвращение было немыслимо.

Один Ипи сохранял ясность в душе. Судьба подарила ему радость на этом пути. Однажды на рассвете он увидел лицо девушки, которую они сопровождали. Сна, очевидно, взошла на высокую дюну и заснула. Маска сползла с ее лица, и Ипи не мог оторвать от нее глаз. Жизнь обрела для него смысл, и тайно мечтал он о том, чтобы их путешествие никогда не кончалось. Иные мысли были у других. Как-то вечером Или стал невольным свидетелем того, как храбрый воитель, одержавший немало побед и включенный фараоном в список сопровождающих караван, подошел к девушке:

– Наш путь бесцелен, принцесса, люди гибнут, и даже верблюды отказываются идти дальше по пустыне. Ты молода и прекрасна. Я предлагаю тебе свернуть с дороги, оставив караван своей судьбе. В семи днях пути отсюда есть оазис, и я знаю это место. Там мы найдем приют и отдых. Затем мы уйдем к берегам моря. У нас достаточно золота, чтобы прожить безбедно. Решайся, принцесса!

– Ты хочешь нарушить волю фараона? – спросила девушка.

– Фараон и сам не знал, куда нас посылает.

– Нет, безумец, я останусь с караваном! – воскликнула девушка.

Он протянул к ней руку и тотчас отдернул: золотая лента на голове девушки вдруг шевельнулась и полыхнула огнем. В одно мгновение она превратилась в маленькую кобру и метнулась к воину. Он упал, даже не успев вскрикнуть.

Меж тем положение каравана действительно было отчаянным. Кончались запасы воды, и люди не знали, куда идти. Один из жрецов подошел к Ипи:

– Наши знания исчерпали себя. Теперь твой черед вести караван. Может, твое счастье окажется более верным, чем наша мудрость.

И Ипи встал во главе каравана. Воистину, судьба проявила к нему больше милосердия, чем к кому-либо другому. Он находил колодцы, заброшенные оазисы, и люди поверили в него. Однажды утром Ипи проснулся раньше других и, как обычно, побежал вперед разведывать дорогу. Солнечный луч словно уплотнял песок под его ногами, превращая его в твердую тропинку. Внезапно он споткнулся обо что-то и, наклонившись, увидел маленького скарабея. Жучок еле шевелил лапками. Ипи положил его на ладонь и двинулся вперед. Внезапно скарабей кольнул его, юноша Увидел, что жучок находит на его ладони бороздки и ползает по ним. Как он догадался, скарабей управлял им. Ипи, следя за движениями скарабея, шел, как ему показывали. Как ни мал был жучок, но здесь, в пустыне он был путником, которому надлежало помочь добраться до цели. Наконец, скарабей соскользнул с его ладони и очутился на земле. Или улыбнулся ему и собирался идти. Гигантский простор неба и пустыни захлестнул его, и он почувствовал одиночество. С печалью взглянул он на свою ладонь, где недавно был маленький жучок. На безымянном пальце его, соперничая с голубизной неба, сияло бирюзовое кольцо с изображением скарабея. Задумчиво продолжая путь, Ипи вдруг увидел на вершине одной громадной дюны фигуры двух людей. Приблизившись к ним, юноша обнаружил двух стариков, сидящих друг против друга. Один был в черном тюрбане, другой в ослепительно белом. Вежливо приветствовав их, Ипи спросил, чем заняты они среди пустыни.

– Юноша, – ответили они, – на закате дня здесь пролетит стрела счастья, и если кто-нибудь поймает или остановит ее полет, может загадать три любых желания. Если хочешь испытать судьбу, садись с нами и жди.

Солнце поднялось высоко, и идти с караваном не представлялось возможным. Ипи остался со стариками. На закате тонкий свист раздался в воздухе. Старики воздели руки и запрокинули головы, пытаясь определить, с какой стороны летит волшебная стрела. Ипи также поднял руку, совсем не рассчитывая на удачу. Внезапно что-то ударило в бирюзовое кольцо на его пальце, и, сжав ладонь, он ощутил в ней раскаленное древко стрелы.

– Скорей загадывай желания! – закричали в один голос старики.

Долго ли нужно было думать юноше? Он мечтал о прекрасной дочери фараона и хотел, чтобы она тоже полюбила его. Но в последний момент он опомнился. Имел ли право он навязывать свое чувство сердцу принцессы? Лик фараона встал перед его внутренним взором, он вспомнил завет своего владыки привести караван к цели.

– Я хочу, чтобы караван нашел того, кого мы ищем в пустыне! – воскликнул он и замолчал.

– Что ты молчишь, глупец? Стрела сожжет твою руку. Скорей загадывай следующие желания!

– Нет! – ответил Ипи. – Мне больше ничего не нужно. Я отдаю вам мои возможности. – И он протянул им волшебную стрелу.

Старик в черном схватил ее и, обратив лицо к солнцу, произнес:

– Я желаю узреть истину! – Мгновенно лицо его словно озарилось изнутри, и он пал на песок мертвым.

Второй старик в белом взял стрелу:

– Для меня истина в любви, и я хочу стать самой любовью!

И стрела, вырвавшаяся из его рук, продолжила свой полет. Сам же старик вспыхнул голубым пламенем. И вот, вместо него из глубин дюны поднялась струя холодной и чистой воды. Сверкающий в солнечных лучах фонтан разливался по песку. На глазах Ипи земля покрывалась травой и цветами, в пустыне появился новый оазис. И к нему уже спешил какой-то усталый караван.

– Да благословит тебя небо, добрый юноша! Мы шли по твоим следам и добрались до оазиса, – обратились к нему путники, – как ты узнал, что здесь есть родник?

– Я шел путем скарабея, – ответил юноша.

– Тогда ты воистину счастливый человек. Позволь коснуться тебя и принести тебе дары, – сказали люди из каравана.

– Спасибо, – ответил Или. – Но я ни в чем не нуждаюсь.

– Что ж, мы будем ждать того часа, когда сможем исполнить твою просьбу, – сказал предводитель каравана, и они расстались.

Ипи вернулся к своим спутникам, и снова они двинулись в бесконечный путь. Меж тем лицо принцессы так глубоко запало в душу юноши, что, пользуясь долгими остановками, он стал высекать его из найденного им камня песчаника. Оно помогало ему сохранять радость жизни и счастье этих дней, оно вело его к цели.

И однажды они достигли ее. С удивлением Или обнаружил, что, совершив гигантский круг по пустыне, они вернулись к тому оазису, что возник на глазах его. Караван, которому он помог найти путь к воде, еще оставался на месте, и, оказывается, ждал их. Увидев Ипи и его спутников, люди развернули драгоценные ковры на песке и, став по сторонам, склонили головы. Принцесса сошла с верблюда и первой шагнула на ковер.

– Твой путь окончен, дочь фараона! Мы искали и ждали тебя много дней, и лишь случай столкнул нас с твоим проводником, который приносит счастье. Теперь наступил твой черед. Мы посланцы дальней звезды, и тайна скрывает каждого из нас от возможных врагов. Твое сердце, принцесса, должно указать нам того, кто пришел за тобой и чьей избранницей ты должна быть.

На закате дня на вершину холма принесли хрустальное зеркало.

– Пусть отразится в нем тот, кто царит в сердце дочери фараона и является принцем дальней.звезды! – возгласил предводитель каравана.

И в глубине волшебного зеркала в сверкающей короне на голове появилось изображение Ипи.

Психология bookap

– О Господин! – молвил старик. Мое сердце почувствовало тебя еще в первую нашу встречу, но я не мог довериться ему и ждал. Теперь уж ты не откажешься от нашей благодарности! Ведь ты должен вести наш караван сквозь звездные просторы.

И прозрела память счастливого Ипи, и понял он, что душа его опередила тело и воплотилась на земле, дабы исполнить волю предков и привести принцессу в иные миры. И вот глубокой ночью по серебристой звездной дороге поднялся в воздух караван Ипи и растаял во мраке. И лишь голова египетской принцессы осталась на земле как память о тех событиях.