Глава 3. ТЕРАПИЯ ПОТЕРЬ


...

Возвращенный сон



ris37.jpg


В стране светлых холмов много лет никто не смеялся. Наследница престола, принцесса Ольвис, с детских лет была поражена тяжелой болезнью. Врачи и кудесники, астрологи и чернокнижники отступились от нее, предрекая ей неизбежную смерть.

Потому долгий траур царил в королевстве, хотя принцесса еще жила. День и ночь около постели ее дежурили сиделки и близкие придворные, а последнее время сам король и королева поочередно проводили ночи в покоях дочери. Слезы отчаяния душили родителей, когда они видели страдания дочери и ничем не могли облегчить их.

Странная болезнь терзала несчастную принцессу. Стоило ей сомкнуть глаза, как она попадала под власть каких-то чар. Безумным казалось окружающим ее поведение. Она с кем-то разговаривала, смеялась, плакала, могла внезапно вскочить и бежать по дворцу и крепкие замки не останавливали и двери сами распахивались так, что никто не мог угнаться за ней.

Самое ужасное, что неведомые силы в это время вливались в нее, крепкие замки не останавливались, двери сами распахивались перед ней, открывая путь к высоким дворцовым башням. И она взбегала по крутым лестницам и вдруг оказывалась на скользкой черепичной кровле. По узким карнизам, острым конькам крыш, на высоте, где от одного взгляда кружится голова, ступала тоненькая фигура принцессы, а у слуг и придворных в ужасе замирало сердце. Никто не мог последовать за ней и остановить ее смертельноопасный бег.

Некоторые приближенные рассказывали, что видели, как пару раз Ольвис срывалась с башни и падала вниз, однако, невероятное стечение обстоятельств или удача не давали ей разбиться.

То ветви деревьев подхватывали ее на лету, то кусты и трава. Но иные утверждали, чудо не в случайности, а в том, что во время сна принцесса лишалась веса и становилась подобной пушинке. Потому многие при дворе за глаза называли ее Пушинкой. Тем не менее, ни на что не надеясь, но пытаясь сохранить недолгие дни, ее окружили неусыпной заботой и подле Ольвис поочередно должен был кто-нибудь находиться. Хотя принцесса таяла на глазах и лицо ее едва выделялось среди белоснежных подушек и простыней, Дух, вселявшийся в нее во время сна, мог унести ее далеко. Принцесса и сама говорила, что не хочет, чтобы родители видели ее смерть и потому незримо улетит в последний день в страну, где не будет печали. Да, с некоторых пор Ольвис страдала от своей не столько болезни, сколько от переживаний своих близких. Их еле сдерживаемые слезы и беззвучное рыдание надрывали ей душу.

Лучше всего принцессе было, когда подле нее оказывался юный паж Та-мин. Он знал много песен и сказок, и мог без конца развлекать ее. Но вот однажды случилось неизбежное. Король и Королева пришли утром в комнату дочери, и постель ее оказалась пуста, а паж, свернувшись клубочком, спал в огромном кресле у изголовья. Горе и гнев ослепили короля, хотя он сам ни Разу не смог удержаться от сна, когда дежурил около дочери. «Схватить его и заковать в цепи», – закричал он слугам. Но, когда Тамин открыл глаза и увидел, что Ольвис исчезла, его сердце не выдержало тяжести испытания и остановилось.

И, конечно, принцессу нигде не нашли, как не искали, лишь белое облачко долго висело весь этот печальный день над дворцом, пока вечерний ветер не унес его к горизонту вслед за уходящим солнцем.

Странная смерть принцессы остановила после себя какие-то надежды.

«Она не простилась со мной и это знак того, что я еще встречу ее!» – сказала королева.

«Она не могла раствориться в воздухе и я не пожалею ничего, даже своей жизни, чтобы вернуть ее!» – заявил король.

Да, пока принцесса болела, все понимали неизбежность и тайно ждали ее смерть, а когда она умерла, никто не захотел поверить в это. В комнату принцессы принесли живые цветы и ее любимые вещи, день и ночь там горели канделябры, а у дверей стояла празднично одетая стража, чтобы встретить Ольвис, когда она соизволит вернуться в свои покои. Народу же вообще никто из придворных не смел сообщить, что наследницы престола больше не существует.

Снова и снова король обращался к различным чародеям с просьбой помочь ему, суля несметные богатства. Никто не брался за дело. Лишь однажды король получил странный совет от астролога: обратиться к Единорогу. Это волшебное животное обладает великими силами, но подчиняется лишь невинным девам. Кроме того, оно любит драгоценные камни и особенно опалы, которые по цвету сходны с их глазами. Здесь в окрестностях столицы, в горах, охотники встречали единорога и о нем до сих пор слагают песни менестрели.

Можно попробовать найти и испытать его силы. Безумная надежда вспыхнула в душе короля. Он вспомнил, что в его сокровищнице хранился старинный опал, который привез из похода на Восток его воинственный прадед.

Драгоценный камень держали в специальной кладовой, где стояли золотые курильницы, с постоянно горящим огнем и, где был из-под земли холодный ключ.

Придворные дважды в год из подвалов выносили опал на свет лунных лучей и утверждали, что камень из раза в раз вырастает в размерах. Оставалось найти юную, невинную деву, что вместе с опалом приманила бы Единорога своей песней. Не желая никому доверить этого дела, король сменил платье и сам отправился на поиски. Долго пришлось ему бродить по собственному городу, пока наконец, однажды вечером из окошек неказистого дома он не услышал тонкий, дрожащий голосок, поющий незатейливую песенку.

Король вошел в дом, и его сердце сжалось от вида нищеты, царившей вокруг. В доме жила сирота, потерявшая родителей, и соседи изредка делились с ней своей едой. Но самое печальное, что девочка была больна и не надо было обращаться к врачам, чтобы понять, как мало дней жизни ей оставалось. Однако при появлении гостя, улыбка осветила ее лицо и не оставила и следа печали.

Она смотрела на короля с такой добротой и сочувствием, что он первый не выдержал и отвел глаза.

В самом деле, он почувствовал, что этот ребенок скорее сам готов утешить его, чем принимать жалость.

Память о судьбе дочери заставила короля глотать слезы.

– Ты живешь здесь одна и ничего не боишься? – спросил он.

– Нет. Ничего. Днем у меня есть солнышко, а ночью луна и звезды, и они защищают меня от мрака.

– Скажи, – продолжал король. – Есть ли в твоей жизни какое-нибудь желание, которое не исполнилось?

– Я всем довольна, хотя в трудные минуты, мне казалось, что лучше бы родиться принцессой, носить красивые платья, танцевать и жить во дворце и сделать счастливыми много, много людей, которые разделили бы мою радость.

Король от души улыбнулся: «Засни скорей и завтра твое желание исполнится».

– Вы, разве волшебник? – спросила девочка

– Нет, но мы с тобой должны его найти!

Утром Арджейл, как звали девочку, проснулась во дворце, в комнате принцессы, и придворные склонялись в поклоне, обращаясь к ней. «Мой бедный король, – сказала королева. – Вы, верно помешались от горя, если решили пережить заново еще одну смерть». Король не ответил, но вновь весь двор стал служить новой принцессе, угадывал каждое ее желание, и проводя бессонные ночи у ее ложа. И никто не роптал. Чувство тайной вины владело королем и его приближенными. Каждый мог упрекнуть себя в нерадивости. Они засыпали в ночи своего дежурства у постели Ольвис, пока однажды ни проспали ее конец. Теперь, рядом с Арджейл, им давалась возможность искупить свой грех перед исчезнувшей принцессой.

И, конечно, мало кто понимал, что Арджейл, внезапно попав в сказочный дворец, потеряла сон. Присутствие короля и королевы, придворных и слуг стесняли ее и мешали уснуть. Ее силы быстро таяли. Тем не менее, она оставалась ласковой и радостной, а главное, она так искренне и заразительно восхищалась красотой, что возить ее по бесчисленным комнатам, показывать и рассказывать о портретах, скульптуре, об истории страны было удовольствием для каждого. Правда это омрачалось часто мыслями о болезни, но Арджейл, словно угадывая настроение, тут же начинала петь, аккомпанируя себе на маленькой арфе и, казалось, что счастье вновь вернулось во дворец.

Но вот пришли, дни, когда состояние Арджейл стало быстро ухудшаться. КОРОЛЬ не отходил от нее ни на шаг. Как-то, в ночь полнолуния, он отослал придворных за драгоценным опалом и сам вынес Арджейл в парк. Девочка ничего не спрашивала у короля, но как будто все понимала.

– Мы будем звать волшебника – сказал король. – Спой песню, Арджейл!,

Губы ее задрожали.

– У меня нет сил, – отвечала она. – Но может, если я прикоснусь к опалу,

они вернутся.

Король наклонился над сверкающим, как радуга, камнем, алые, голубые, зеленые лучи поплыли волнами в воздухе, чаруя глаза.

Арджейл была на его руках, и он уже чувствовал усϫ‚алость, но стоило ей дотронуться до драгоценного опала, как она потеряла вес. Еще мгновение и, как пушинка, она взлетела в воздух и затанцевала над садом. Линующий голосок нарушил тишину ночи, и дивная песня п΀¾неслась над деревьями к лестным холмам, рождая эхо.

Время остановилось, а затем, рядом с опалом, как сказочное видение появилось прекрасное белоснежное животное. Казалось, это был благороднейший, тонконогий конь, отлитый из серебра, с золотистой длинной гривой до самой земли, но во лбу его торчал белоснежный витой рог, а из-под него смотрели огромные глубокие, человеческие глаза. В них читался немой вопрос.

Арджейл приблизилась и обняла единорога за гибкую шею.

– Я умираю, добрый волшебник, и хотела бы обратиться к тебе с последней просьбой. Если можно верни дочь этому доброму королю. Пусть моя жизнь послужит выкупом за нее!

Король похолодел: ни он, ни кто-либо из приближенных не рассказывали девочке о принцессе Ольвис и о совете астролога. Единорог не шевельнулся, но взгляд его устремился к королю. Отчаянье ледяным дождем хлынуло в душу владыки. Он и сам не представлял, как привязался к этому несчастному ребенку, повторявшему судьбу его дочери. «Нет, – прошептал он Единорогу. – Возьми все. Возьми опал и мою жизнь, но оставь эту девочку на земле».

И то, что случилось позднее, казалось чудом. Откуда-то приплыли темные тучи. Одна из них сгустилась до каменной плотности, превращаясь в черного всадника с длинным копьем. Единорог ринулся навстречу. Они ошиблись и загремел гром. Забрало слетело с черного рыцаря и открылось древнее, старушечье лицо с глубоким провалом пустых глазниц. И не было сомнений, что это сама Смерть! Снова помчались друг к другу Единорог и всадница. Сверкнула молния и старуха покатилась по земле. Буря бешеным скакуном взвилась и унеслась прочь. Арджейл бросилась к черной фигуре, ползавшей в пыли. Еще мгновение и, вместо мерзкой старухи, из травы встала принцесса Ольвис. Благородный Единорог топнул копытом и исчез. Однако в ушах короля остались слова, произнесенные неизвестно кем: «Из незримой страны можно вернуть лишь прожитую жизнь и это будет бесконечно повторяемое прошлое, но ты просил об этом и твоя дочь будет с тобой все твои дни. Что касается Арджейл, то она наполнит собой твое будущее, ибо ты отвернулся от настоящего и отказался принять потерю. Своей волей ты избрал свою судьбу и пусть душа твоя извлечет урок – заслоняясь от потери, ты не даешь места приобретению. Иллюзии и мечты станут твоим уделом, о, человек, застывший меж прошлым и будущим и лишенный настоящего».

Он не роптал… И странная жизнь пришла во дворец короля. В течение дня принцессой Пушинкой в дворцовых покоях являлась Арджейл и ее песни звали короля к добру и красоте, но лишь наступала ночь ее мест занимала Ольвис.

Психология bookap

И снова король становился на стражу возле своей дочери. Он уже не спал и видел, как она защищает его от всех, кому он был должен, или кто пришел ему отомстить – будь то срубленный лес, иль поверженный враг, раненое на охоте животное или обиженный крестьянин. Своей жизнью платила принцесса за жизнь отца. Был ли счастлив король, трудно сказать. Так же королева и двор и обе принцессы…

Впрочем, дважды в году этой стране возвращались гармония и радость. В зти дни с холмов спускался волшебный Единорог и из сокровищницы выносили драгоценный опал.