Глава 3 РОЛЬ ТЕРАПЕВТА


...

Особые техники


Если рассматривать их индивидуально, большинство специфических техник провокационной терапии могут показаться не «новыми», а уже применяемыми в других формах терапии. Однако сочетание, стиль, интенсивность их использования в этой системе совершенно различны.

Провокационная терапия – не просто забава за счет клиента. Посыл, внушение терапевта должен быть чутким, воспринимаемым и адресоваться только системе ценностей данного клиента, его компетенции, поведению, настоящим (в этот момент) впечатлениям, его отношению к себе и, наконец, особенностям поведения. В психотерапии существует еще не получившее название явление, заменяющее термин клиническое суждение (оценка) и во сприимчивость.

Желая вызвать реакцию, терапевт делает все в стиле «больше, чем в жизни». Голос громче, чем при нормальной беседе, все преувеличенно, гиперболизировано, как в драме. Приведем пример такого экстравагантного преувеличения. Клиентка, у которой были проблемы с ее материнством постоянно получала шутливое подтверждение от терапевта в том, что она -плохая мать. Для «доказательства» того, что она – настоящее наказание для ребенка он использовал ее собственные слова и манеру вести себя. Она решительно защищалась, говорила, что «не такая уж она плохая», и выискивала всяческие средства поведения для подтверждения своих заявлений о том, что своеобразным путем она – внимательная, самоотверженная мать и искренне печется о своем чаде. Тогда терапевт «переиграл» и стал саркастически восхвалять ее как «мать года» и т.д. Она же с реальных позиций отвергала его «переоценку» и привлекала внимание к тому, что у нее свои особые отношения с ребенком, она его лелеет. Но вскоре она заметно изменила свое отношение к воспитанию, т.е. поведение.

Другим важным аспектом провокационной терапии является развитие субъективного отношения терапевта к клиенту, что позволяет врачу использовать более полный репертуар его поведения и влечений. Чтобы достигнуть разнообразных терапевтических промежуточных целей, терапевт концентрируется не только на реакциях клиента, но использует свои собственные субъективные реакции, свои интуитивные фантазии и внутренние идиосинкразические ассоциации в качестве строительного материала для их создания. Терапевт должен применять юмор только в том случае, если он хорошо понимает клиента, проник в его мир. Излишне говорить, что, используя юмор, терапевт должен постоянно фокусировать этот прием на больные точки клиента, но корректно и осторожно.

Когда я впервые начал заниматься провокационной терапией, я прокрутил Карлу Роджерсу запись одного из своих сеансов. Он немного смутился и сказал: «Парень, я бы не смог внушить ей эти мысли». Я ответил: «Послушай, Карл, она либо сама выдумала это, либо ее натолкнули на это, либо что– то заставил ее так среагировать». В нашей работе с клиентами мы не перестаем удивляться, как глубоко мы понимаем их образ мышления, и особенно удивительно, что сами клиенты считают это из «ряда вон выходящим». Очень часто они поражаются: «А как вы узнали?» Многие говорили, что когда терапевты предлагали им необычную манеру поведения и мышления, они полагали, что мы читаем их мысли. Некоторые даже настаивали на том, что я «читал их записи или поговорил с членами семьи», Сравнительно просто «читать их мысли», как это написано (Найзер, 1961) «С накоплением опыта мы все увереннее предвосхищаем реакции людей на определенные стимулы». Можно добавить с большой степенью вероятности, что они могли думать, чувствовать и действовать в прошлом при таких стимулах. Ведь если просто поразмышлять о самых паршивых мыслях, о которых вообще можно подумать, то ты дойдешь до точки.

Приведенный ниже пример может проиллюстрировать, что значит читать мысли клиента. В качестве вступления можно поговорить об имидже тела (как чувствует тот или иной человек свое тело, что думает о нем, удовлетворен или нет), это тесно связано с самооценкой клиента и с его мировоззрением.

Молодая женщина обратилась за помощью из-за проблем, связанных с ее умением выполнять работу и взаимоотношениями с окружающими. Она могла бы получить лучшие результаты в работе, но до сих пор не продвинулась. Наконец, она призналась с большой долей смущения, что в юности ее грудь стала быстро расти, и она поделилась этой проблемой с матерью. Проблема состояла в том, что правая грудь была нормальной, а левая болталась в лифчике, как «горошина в бочонке». Мать немедленно повела ее к домашнему врачу, который снял с испуганной девочки бюстгальтер, посмотрел на одну грудь, потом на другую и вынес вердикт: «Это необычное явление». Ей было сказано одеться и вернуться домой. Охваченная ужасом, она вообразила, у нее букет заболеваний от лепры до венерических. Когда пришло время встречаться с мальчиками, она лицом к лицу столкнулась с проблемой личных взаимоотношений, их желанием дотронуться и поласкать грудь. В результате она старалась просто избегать таких ситуаций и встречалась с каждым мальчиком не более двух-трех раз.

Т: Ты хочешь сказать, что боялась и стыдилась того, что у тебя левая сиська ущербна?

К. (смущенно, повесив голову): Мне не нравится, как вы выражаетесь, но, признаюсь, что так.

Т.: Так поэтому ты избегаешь половины человечества? Минутная пауза) Однако, черт побери, если подумать, твое поведение как-то оправдано. Если будешь ходить на свидания с парнями, а парни и есть парни, им захочется потискать тебя (клиентка кивает), а когда они расстегнут твою блузку… может быть три типа реакции по отношению к тебе.

К. (с любопытством, но все же смущенно): Какие реакции?

Т. (очень серьезно): Ну, первая – он быстро застегнет блузку и скажет со смущением: «Прости, я не знал, что ты – калека». Вторая – он весь покраснеет и заявит: «Ничего себе, я всегда хотел иметь это с уродиной». И еще одна и только одна реакция возможна и желательна для тебя: когда он расстегнет блузку, уставится на твою ущербную левую сиську и воскликнет: «Не застегивай, пожалуйста. Где мой „Полароид“! Парни, мои дружки, не поверят, если я им просто расскажу». (Пр. № 12)

Пациентка посмотрела на меня долгим взглядом и, наконец, с легкой усмешкой изрекла: «Да, я тоже думала нечто подобное, но я не узнаю, так ли это, если буду рассиживать и обсуждать это с вами». При этих словах я немного растроился, но все же сказал, что наше время вышло и мы обсудим это в следующий раз. – Когда она уже подошла к двери, я заметил: "Люблю давать названия своим сеансам, думаю, этот я назову «Ущербная левая сиська». Она засмеялась: «Очень точное и уместное название».

На следующий сеанс она пришла и выглядела, как кошка только что проглотившая мышку. Я приветствовал ее: «Ну, Джорджия, как дела с нашей последней встречи?» Изъясняясь кратко, она сообщила, что выходила развлечься и со страхом, но все-таки подцепила парня и ходила к нему на квартиру. Там они сняли одежду и, в чем мать родила, играли и забавлялись. В разгаре игр она привлекла его внимание к груди. В ответ он посмотрел сначала на одну, потом на другую и дал клиент – центрированный ответ: «Разве? Ты так думаешь?» И продолжил свои игры. Она почувствовала себя заново рожденной: тяжесть восьми лет свалилась с ее плеч, она пережила небывалое чувство освобождения.

Т. (с отвращением): Ты что, пошла и потеряла невинность, так?

К. (с усмешкой): Я потеряла все, кроме физической невинности, но это стоило того, я так много узнала о себе.

Т. (с протестом): Ну, красотка, ты становишься сексуальной маньячкой. Ведь ты не знаешь, как отреагируют другие парни на твою грудь. Подожди, осмотрись… другой парень ведь может с воплем выскочить из машины или спальни, когда увидит ее.

К. (терпеливо глядя на терапевта, уверенно): А если побежит, я ему крикну во след: "Флаг тебе в руки, ищи свою симметрию! "

И мы решили, что это самый лучший выход из положения.