Глава 3 РОЛЬ ТЕРАПЕВТА


...

«Объяснения»


В провокационной терапии очень часто поведение самого врача (т.е. ведение роли, юмор, нелепые перевоплощения) показывает клиенту, что существует много путей осмысления его проблем и выхода из них. И это дает клиенту множество перспектив. Кроме того, это свидетельствует, что человек постоянно имеет нужду, как, впрочем, и умение извлекать смысл из всего, что он пережил. Для клиента это важно, но не полезно, побольше узнать о своих лечебных делах, в доступной для него форме. Терапевт, конечно, может дать теоретическое обоснование болезни, но практически этого не делает, не каждый желает раскрывать философию (или религию) жизни. Не каждый терапевт хочет, чтобы его клиент знал все о его методах лечения, о том, какую боль они приносят, но дают возможность вылечиться. Все эти вопросы «почему» считаются излишними. Пример:

К. (со слезами): Ну почему я такой?

Т. (откидывается на стуле, брови в изумлении подняты, качает головой, поднимает и опускает руки, издает долгий загадочный свист.)

К. (после паузы, раздраженно): Это все, что вы можете сказать?

Т. (опять безнадежно свистит)

К. (раздраженно, но со смехом вытирает глаза): Ах, ну скажите, Фрэнк.

Т.(наклонившись «сочувственно», медленно, искренним, «знающим» тоном): В жизни есть тайны, которые не должны быть раскрыты. (Пр.№14)

К. (смеясь, радостно мотает головой): Ах, черт!

Сами по себе формы ответа не важны, если только они не принимают во внимание важность аспектов поведенческой и социальной реальности. Тогда терапевт предлагает, часто в иронической форме всякого рода, «объяснения». 

Очень скоро выясняется, что само поведение намного важнее, чем объяснение. Другой пациент спросил, «почему он такой».

Т. (с профессиональным видом): Ну, это ясно. Начнем с того, что, очевидно, у тебя испорченные хромосомы, мать начала разрушать твою жизнь, а жизнь разжевала и выплюнула. Подумай, какой шанс остался вылечить тебя? (Пр. № 15)

В этом примере преследуется цель не дать когнитивные представления и объяснения психогенетики, а свести на нет бесполезные просьбы о «золотом руне». По иронии судьбы, когда начинаешь отвечать на эти вопросы, если клиент особо настойчивый, можно надавать клиенту столько разных объяснений, сколько он захочет. Можно сделать это тремя способами:

(1) Выбрать путь, что ничего не поддается контролю клиент – создание судьбы;

(2) дать разные теории и под конец предложить: « выбирай любую»,

(3) противопоставить высокий уровень объяснений низким и снова дать клиенту

возможность выбора.

Практически очень часто желательными являются теоретические выкладки, поскольку их легче высмеивать за «расплывчатость» объяснений любого случая, со ссылкой на любое поведение. Примером третьего типа объяснений может служить следующий:

К. (чуть смущенно): Я думаю, что я бессмертна, и ленива. Т. (озадаченно): Да? Непохоже, что ты монахиня. (Пр. № 16)

В качестве иллюстрации к «выбери любую теорию объяснения» можно привести следующий пример. Взрослый мужчина лечился у шести врачей и многократно госпитализировался. Кроме того, что к этому времени он стал профессионально больным, он был открытым гомосексуалистом и часто пытался покончить жизнь самоубийством. Посылая его ко мне, мой знакомый заключил: «Попьггайтесь, Фаррелли. Он, глыба, но может помочь вам». (Пр. №17)

Из первых бесед стало ясно: он хочет, чтобы я погрузился в психогенез его конфликтов, проследил их психодинамику, и, наконец, я бы открыл ему в 25 словах его состояние и посоветовал бы, как без усилий можно мягко приплыть в мир здравой психики, превратить себя в страстного гетеросексуала, избавить себя от попыток суицида и счастливо прожить остаток жизни.

Т. (жалобным тоном): Я не могу сделать этого. Ведь я его лишь социальный работник. Далее я заявил, что не уверен, что это ему поможет и спросил, в чем он сам видит проблему. Он ответил: «Я ведь гомик». После этого он стал долго рассказывать о том, какой он плохой, что все встречавшиеся на его пути люди были замешаны в мужеложстве, заложив руки за голову, слушая весь перечень его «грехов», я, наконец, заметил: «Не знаю… Не думаю, что твоя главная проблема здесь – гомосексуальность».

К. (немедленно протестуя): Ну вот еще! Когда я иду по улице, то только и смотрю на промежность парней.

Т. (поднимает брови): Да? (Быстро скрещивает ноги, кладет руки на колени, как бы защищаясь).

К. (со смехом): Ты сукин сын, мне это не нравится. 

Т: Что тебе в этом не нравится?

К: Я не могу сказать, что ты сделаешь или скажешь затем, но хуже этого… Я не знаю, что и сказать.

Т: (думая про себя): О кей, на сегодня хватит. Я нарушил весь его ожидаемый сценарий. Ну, а теперь попробуем мой сценарий.

В течение следующих десяти сеансов я всячески, в форме пародии, подводил теоретическую базу его гомосексуальности и обосновывал, почему ему надо продолжать в том же духе. Примеры:

(1)Т: Возможно, у тебя скрытый Эдипов комплекс – твоя мать пыталась совратить тебя?

К: Если считать соблазнением приготовление печенье для всей нашей команды бойскаутов.

Т: Да, согласен, печенье и совокупленье – раз вещи. (Внезапно догадавшись) Может, твой отец испугал тебя, попытавшись жить с тобой?

Выяснилось, что его отец был мягким и преданным человеком, брал сына на рыбалку и охоту, но в то же время вел себя, как настоящий мужчина. Итак, в семье не было корней этой патологической склонности.

(2)Т. (защищаясь, используя «антропологический подход»): Тогда это вина древних греков!

К: К черту греков! Говорите обо мне! Что со мной?

(3)В другой беседе я сослался на то, что каждый человек – латентный гомосексуалист, но и этот аргумент он отверг. Тогда я предложил идею, что гомосексуалы – это избранные люди третьего пола, что это раса париев, они необычайно творчески и талантливы там, где мы средние люди – просто болваны. Это предложение также не было принято.

(4)Я использовал гипотезу, что, возможно, он более эмоционально честен, чем мы, остальные, лжецы и приспособленцы. Не только не согласившись с этим, он долго рассуждал о том, какой он лжец, искусно уводящий людей от правды таких, как бывшая жена, которой он мог бы сказать правду.

Т: Возможно, есть другие причины. Может, тебя совратил какой-нибудь старик?

К: Нет, я сам начал и сам совращал.

Гипотезы отметались одна за другой. Позже он заявил, что снова обручился.

Т. («встревожившись»): Боже, что с ней? Очевидно, она отчаялась или больна, если выходит за такого фрукта как ты!

К: Я тоже так подумал!

Т: Ради бога, лучше скажи ей. (Пауза) Конечно, это непредусмотрительно. Все-таки, лучше скажи. Зачем причинять ей боль? С другой стороны, если ты ей скажешь, она бросит тебя!

К: 06 этом я тоже думал. Я должен был что-то решить, и я ей сказал.

Т: (с триумфом): Она бросила тебя!

К: Нет.

Т: (недоверчиво): Она не в себе!

К: (смеясь): Я тоже так подумал, но она все-таки хочет выйти за меня!

Т: Это точно доказывает, что ей нужна помощь!


Юмористический момент в этой истории – это то, что мужчина имел много достоинств, которых сам не осознает. (Это доказывает ошибку терапевтических доктрин, больной знает себя лучше всех.) Вполне возможно, его невеста смогла оценить его хорошие качества и полюбила его.

Наконец, мы обсудили все гипотезы его гомосексуальности.

Т. (бормоча про себя): Мы рассмотрели все. Остается только одна причина, почему он стал таким и имел сношения с огромным количеством мальчиков.

К: Какая, какая? Скажи мне.

Т. (рассчитывая на клиента, но как будто про себя): Другого ничего не остается, мы обсудили все возможное.

К. (гневно протестуя): Черт побери, Фрэнк, ты скажешь мне или нет?!

Т. («профессионально», нахмурившись): Вами допускалась мысль, что вас неправильно кормили в грудном возрасте?

К. (ошарашенно): Да ну?!

Т. (с пафосом, потеплевшим голосом): Да, ведь кроме жидкости в молоке много чистого белка!

Наконец, пациент дошел до сути (к черту психогенез, берите только факты!). С течением времени он стал заметно меняться к лучшему. Он даже пришел к боссу с требованием повысить ему зарплату. Босс сказал, что он заслуживает этого уже много месяцев, но он решил, что дождется, когда п ациент сам попросит его об этом. Зарплата была удвоена, потом он бросил гомосексуальные привычки и связи и без всяких осложнений планировал жениться на своей невесте.

На последнем, двенадцатом сеансе он стал рассуждать о младенческом вскармливании и рассмеялся. Качая головой, он заявил, что все «мозги у него высохли» от такого предположения. Он чувствовал, что может прекратить лечение, об этом говорили все факты. Последнее его замечание: " Ты бьешь сильно, ты бьешь ниже пояса, но если бы ты был слабым, мы бы все еще продолжали лечиться в течение скольких лет. Никогда не забуду, сукин ты сын, твое «младенческое вскармливание».