Глава 6. СТАДИИ ПРОЦЕССА ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ


...

Стадия 2


После удивления и неопределенности, испытанных на первой стадии, обычно клиент начинает меньше протестовать в отношении поведения терапевта и осознает, что меняться нужно ему самому, а не врачу, и только тогда он начинает адекватно понимать, что ожидать от лечения. Обычным настроением является угрюмость: «Черт вас побери, вы правы в отношении меня». На этом этапе начинают зарождаться слабые зачатки тех видов поведения, которые стремится вызвать терапевт. Эта стадия характерна тем, что намечается сокращение психотической защиты, если она присутствовала вначале.

Пример (№ 50):

В приемную вошел молодой глубоко верующий человек, сопровождаемый родителями, непоколебимыми католиками. В его истории болезни был записан психотический срыв, несколько пребываний в лечебнице и увольнение с работы из-за гомосексуальной связи. Уверенный в своем бессмертии, он вел себя в транспорте так, что мог погибнуть.

На первом же сеансе я понял, что идея «бессмертия» пришла к нему после гомосексуального эпизода. К ужасу своих родителей, он гордо заявил, что все, кто вступит с ним в гомосексуальный контакт, также станут бессмертными. Между взрывами смеха терапевт с намеренной серьезностью в течение трех сеансов пространно разъяснял ему социальные, теологические и экономические последствия его новой «силы»:

1) он «войдет» в историю, как Понс де Леон 20-го века,

2) Государственный Институг Здоровья объявит его национальным достоянием,

3) все религиозные организации мира немедленно переделают свои литургии на новый лад: «Тот, кто сосет мой член и выпьет мою сперму, получит продолжение жизни»,

4) все святые места мира опустеют, поскольку все верующие образуют «преклоненное стадо» вокруг него,

5) государственные и местные органы здравоохранения (больницы, оздоровительные программы, и вся медицина en masse) немедленно обогатятся за счет продажи вновь открытого «Эликсира жизни».

Т. (серьезно): Я думаю, будет справедливо в присутствии твоих родителей (жест в их сторону), которые уже вступили в средний возраст, и даровали тебе Жизнь, так вот…

Мать (приложив руку ко рту): Похоже, я начинаю заболевать, разве необходимо говорить обо все этом?

Отец (пристально смотрит на сына): Боже, да у тебя больное воображение!

Т. (не очень удачно сохраняя строгое выражение лица): Ну… хорошо, что мама и папа будут первыми… не знаю, как выразиться потактичнее…

К. (оглушительно смеется – то при попытках терапевта развить глупую тему, то при виде растерянности родителей, наконец, сердится): Черт побери, вы прекратите снова и снова твердить об этом идиотском дерьме?! Я ведь по-настоящему не верил этой чепухе, даже когда и трепался об этом. Это просто бред и больше ничего.

Т («удивленно»): Что? Что ты сказал?

К. (с нажимом): Я повторяю, что не верил в эту чепуху, все это бред сивой кобылы, так что замолчите об этом.

Т. (с невинной улыбкой, льстиво): Повтори, что ты сказал? К (смеясь): Вы слышали.

Т (улыбаясь): Я знаю, но мое любимое число три, и некоторые вещи я хочу слышать три раза. Давай еще разок.

К. (замечает, что родители смеются с облегчением, начинает улыбаться): Пошел ты к черту! 

Т. (глаза к потолку, руки молитвенно сложены): Не слушай его, Боже, во веки веков. (Клиенту, льстиво): Ну, давай, скажи еще раз своему другу-терапевту.

К.(улыбается, кивает и серьезным тоном): О'кей, О'кей! Я никогда не верил этой идиотской чепухе, что я говорил о своем бессмертии. Ну вот. Удовлетворены?