Глава 1 «Мужчины в юбках»


...

Тайны Железной леди

Скептики женской политической карьеры могут справедливо возразить: Маргарет Тэтчер потому так четко ворвалась в историю, что и простому обывателю, и скрупулезному исследователю ее идентифицировать легче, чем любого другого политика. Тем более с учетом того, что ее время совпало с жестокой эпохой перемен, окончанием эры противостояния и существования двухполюсного мира, что должно было способствовать тому, что люди навсегда запомнили ключевых участников этих знаменательных событий. И все же, отдавая дань объективности, стоит признать: Маргарет Тэтчер сама по себе была ярким политиком и резко выделяющейся личностью. Она не позволяла себе сливаться с мировым политическим бомондом, каким бы избранным и самобытным он ни казался. На международной политической арене она отличалась от других и была похожа на агрессивную английскую гончую среди предсказуемых и послушных служебных собак.

Эта женщина чрезвычайно много отдавала работе с собственным имиджем. Сильный психотип, созданный и закаленный амбициозным родителем, она сумела осознанно развить гигантский по внутренней силе образ женщины – хранительницы очага всего отечества. При этом она никогда не допускала возможности, что что-то или кто-то может привести ее в замешательство, оставаясь невозмутимой даже при таких обстоятельствах, когда нервы сдавали у закаленных в политических боях мужчин. Более того, подобно другим выдающимся женщинам, решившимся взвалить на свои хрупкие плечи груз управления государством, она мало поддавалась влиянию со стороны приближенных советников и министров. Маргарет Тэтчер всегда имела свое собственное мнение по любому вопросу, а если затруднялась с его формулировкой, тотчас приступала к тщательному исследованию всего, так или иначе связанного с этим вопросом. Примечательно, что Маргарет предпочитала очень простые, предельно четкие и понятные всем формулировки своей позиции. Этот штрих весьма важен, поскольку объясняет феномен успеха политика, заключающийся в оперировании волевой сферой и воздействием на эмоции, а не в попытках аргументированно объяснить своим подчиненным алгоритм успешного действия. Так действовали общественные деятели, снискавшие наибольший успех в навязывании собственной линии путем многократного повторения легких для восприятия отрывистых утверждений, например Ленин или Гитлер. Те, кто долго продержался в кабинете Маргарет Тэтчер, вспоминают, что наиболее часто звучащей ее фразой было утверждение: «Мы поступим так-то, потому что это правильно!» Один интеллектуал даже отмечал, что «во многих отношениях ее [Маргарет Тэтчер] мышление было довольно-таки упрощенным, несмотря на то что у нее были значительные возможности ознакомиться с деталями».

С самого начала своей кажущейся сногсшибательной карьеры Маргарет Тэтчер отдавала дань публичности. Чтобы победить, надо прежде всего быть на слуху. Такую тактику она исповедовала на протяжении всей своей жизни и даже после отставки. Точная и прагматичная женская логика подсказывала Маргарет: чтобы оставить след, надо врезаться в сознание современников. Приблизительно так, как буровая установка при бурении новой скважины. Железная леди прекрасно справилась с этой задачей. Она начала с того, что создала постоянно действующий мозговой трест – Центр перспективных исследований, войдя при этом в долю с другим соучредителем – Альфредом Шерманом, который позже стал ее советником.

Фактически все крупные политические шаги Маргарет Тэтчер имели колоссальную экспрессию и позволяли ее имени реять, как флаг флагманского корабля стремительно несущейся военной эскадры. Как уже упомянутые атаки на профсоюзы и на политику «государства всеобщего благоденствия», оперативная поддержка американской программы СОИ (развития военного космоса), они непременно вызывали сильный общественный, а порой и международный резонанс. Чего, например, стоит ее решительность относительно проведения военной кампании на Фолклендских островах! Маргарет вмиг оценила ситуацию вокруг конфликта с Аргентиной, а также то, что может сулить ей успех в военной кампании. Именно поэтому она «никогда не сомневалась в успехе» британцев в войне за восемь тысяч миль от Лондона. И конечно же, она не преминула закрепить за собой достигнутый успех, когда по окончании военной операции посетила Фолклендские острова, не обращая внимания на трудности и даже опасность такого путешествия для руководителя государства. Бурные годы и бурные события в период ее управления государством были так или иначе созданы или инспирированы ею самой.

Конечно, Маргарет была труженицей с большой буквы. Она относилась к себе безжалостно, позволяя спать лишь четыре-пять часов в сутки, а порой и того меньше. Ведь чтобы соперничать с мужчинами наравне, ей нужно было непременно превосходить их на голову. Во время одного из государственных вояжей ей пришлось за 130 часов облететь вокруг земного шара, находясь при этом 55 часов в воздухе и проводя важнейшие переговоры во время приземлений. Маргарет Тэтчер демонстрировала колоссальную энергичность и удивительную компетентность и знание уймы деталей в совершенно разных видах человеческой деятельности. Например, собираясь в свой офис, рано утром она неизменно слушала новостную программу «Би-би-си» – не столько чтобы быть в курсе происходящего, сколько для самостоятельного анализа интерпретации событий средствами массовой информации. Сопоставляя потом эту информацию с тем, что готовили помощники, премьер-министр получала почти целостное отображение происходящего в мире. Знание деталей – это еще один из секретов профессионального роста Маргарет Тэтчер. Человек, который демонстрирует понимание ситуации путем внедрения в детали, производит впечатление безукоризненного знатока, даже если он таковым не является. Исследователям жизненной стратегии легендарного британского премьера не представится возможности проверить ее истинные знания. Но, без сомнения, Маргарет прекрасно понимала магическую силу деталей и потому всякий раз использовала ее, позволяя окружающим изумляться своей скрупулезностью и тщательностью подготовки к любому, даже самому сложному в техническом отношении вопросу.

Но при этом леди Тэтчер научилась не тратить силы впустую – любое ее действие казалось окружающим в высшей степени рациональным. Она использовала любой, даже самый неподходящий момент для решения кадровых вопросов, а также различных государственных задач. Во время отвлеченного приема она могла произвести важное назначение, во время перелета – так тщательно изучить документы, чтобы потом шокировала своими знаниями деталей даже тонких специалистов. Те, кто слушал выступления Маргарет Тэтчер, утверждали: именно искусно вставленные в текст детали придавали ее выступлениям колорит уникальности и исключительности, выделяя саму леди Тэтчер и стимулируя слушателей к невольному запоминанию упомянутых фактов или данных. Ей удавалось проводить собеседование в считанные секунды, пустые светские разговоры были ей ненавистны, а необычная прямота этой женщины-лидера нередко приводила окружавших ее мужчин в замешательство. Необыкновенная рациональность позволяла ей держать под контролем ситуацию в любой, даже критический момент, причем действовать с холодной трезвостью. Однажды, когда в отеле террористы из группировки ИРА взорвали мощную бомбу, Маргарет Тэтчер без лишней эмоциональной возбужденности сначала отправилась в спальню за мужем, а затем еще сумела позаботиться насчет персонала гостиницы. Как отмечал ее личный секретарь Робин Батлер, она никогда не оглядывалась в сомнениях: правильно ли поступила. Единственное, на что она безжалостно расходовала собственную энергию, – на то, что предстоит сделать. Этим она, безусловно, отличалась от подавляющего большинства женщин, ставящих во главу угла эмоциональное начало.

Эта неутомимая женщина прилагала немало усилий к сохранению в себе женского начала, старательно маскируя вырывающиеся наружу маскулинные качества. Она пользовалась дорогими духами, всегда успевала создать с помощью одежды, прически и макияжа подчеркнуто изысканный образ женщины, располагающий и впечатляющий естественной раскованностью и простотой общения. Многое в ней подкупало: она никогда не жаловалась на усталость, всегда выглядела безукоризненно, легко могла выпить виски. Возможно, некоторые пассажи она вводила в разговор намеренно, чтобы «опуститься до мужчин» и восприниматься сильным полом по-свойски и без напряжения, всегда возникающего при подмене ролей, когда женщина получает больше социальной власти и значимости, чем ведущий с нею разговор мужчина. Похоже, именно такой пример привел в воспоминаниях о Маргарет Тэтчер один из депутатов британского парламента, который должен был обсудить с премьер-министром вопросы нефтяной промышленности: «Она повернулась ко мне и сказала с огоньком в глазах: “Питер, вам не нужно беспокоиться. Я сплю с нефтяной промышленностью каждую ночь”». Маргарет имела в виду своего мужа Дэниса, который был в то время директором одной из нефтяных компаний. Естественно, после такого ответа она показалась депутату ближе, понятнее и проще. Но это была лишь одна из хитрых женских уловок, которых у леди Тэтчер было припасено великое множество – для всех незадачливых мужчин, которые попадались ей на пути.

Развив в себе недюжинные актерские способности, Маргарет Тэтчер ловко использовала их для демонстрации недостающей ей женственности. Как-то впервые открывая больницу, она провела у постели больных значительно больше времени, чем предполагалось программой. Срывая последующие мероприятия, леди Тэтчер демонстрировала потрясающее, присущее женщинам эмоциональное сочувствие.

Вряд ли человек с железной волей, стоящий у штурвала государства, мог бы позволить себе расслабиться до такого уровня сочувствия – это, несомненно, был расчетливый трюк, призванный продемонстрировать миру женское лицо премьера. Впрочем, журналисты раскусили ее замысел, проигнорировав в репортажах этот случай.

Психология bookap

И все же присущая лидерам-мужчинам нетерпимость нередко выскальзывала из-под маски, демонстрируя окружающим истинное, исключительно маскулинное лицо. Маргарет могла оборвать любого на полуслове или проигнорировать инструкции; она была до фанатизма жесткой, когда это требовалось для достижения конкретного результата, пусть даже эфемерного. Кстати, развитие этой нетерпимости и «ее личный стиль» отвернули от нее многих сторонников, которые поспешили приклеить к уходящему политику ярлык «политический Чернобыль». Что ж, по меньшей мере, эти слова оказались такими же запоминающимися, как и все, что делала эта на редкость яркая женщина.

Была ли она когда-нибудь счастлива? Пожалуй. В минуты политических триумфов, в моменты поклонения ей как государственному деятелю, в те изумительные мгновения, когда она, женщина, силой воли изгнавшая из своего естества Женщину, видела глаза поклоняющихся ей мужчин. Но нужно ли было тщеславной девушке Мэгги это триумфальное шествие?! Едва ли. Но оно спасло ее трансформированную сексуальность от психической несвободы, позволив развиваться по мужскому типу, отказавшись от одной маски в пользу другой. Та, другая, по всей видимости оказалась более просторной.